Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
18.01.2020

Виктор Байда. Печальная история каретника, или Хождение по мукам

Почти сто лет назад, в 20-е годы прошлого века, для расширения Института К.Маркса и Ф.Энгельса, располагавшегося в московской Усадьбе Вяземских-Долгоруковых, был разобран каретный корпус соседней Усадьбы Лопухиных. Тем самым была нарушена историческая планировка одного из самых древних кварталов Москвы. Однако в 1989 году Исполком Моссовета принимает решение о передаче Усадьбы Лопухиных для размещения общественного Центра-Музея имени Н.К.Рериха, а в 1990-м утверждает Задание на проектирование реконструкции, реставрации и приспособления Усадьбы Лопухиных, которое предусматривало «восстановление конюшни (каретного корпуса) с приспособлением под нужды Центра». Ставится задача по восстановлению объёмно-пространственного исторического облика всего комплекса усадьбы и приспособлению его помещений в целях развития общественного Музея имени Н.К.Рериха. Проектирование было поручено подразделению всесоюзного объединения «Союзреставрация», в 1992 году переименованному в Центральные научно-реставрационные проектные мастерские (ЦНРПМ) Министерства культуры РФ. После тщательных историко-архивных и натурных исследований были разработаны проекты реставрации и приспособления главного дома и флигеля, а к 1999 году – предпроектные предложения по воссозданию части северного флигеля и каретника усадьбы, которые были одобрены Главным управлением охраны памятников (ГУОП) города Москвы. На основе этих предложений к 2003 году был разработан полноценный Эскизный проект воссоздания и приспособления части северного флигеля и каретника, который получил все необходимые согласования Главного управления охраны памятников г. Москвы и Министерства культуры РФ. На представленной фотографии макета можно видеть ожидаемый облик Усадьбы Лопухиных после окончания работ по воссозданию каретника.

 usadba2.jpg

Памятник истории и культуры XVII–XIX вв. «Усадьба Лопухиных».
Автор-исполнитель макета: главный архитектор МЦР И.Р.Красавцева-Байда 
(стрелкой показан каретный корпус усадьбы)

В соответствии с согласованным ГУОП г. Москвы Заданием на разработку проектно-сметной документации архитектурно-планировочные решения принимались с учётом необходимости воссоздания исторического внешнего облика флигеля и каретника, при этом внутренняя планировка должна была соответствовать требованиям современного использования в качестве многофункционального культурного центра. В здании должны были разместиться театрально-концертный зал, рассчитанный на 300 зрителей, лекционный зал, музей космического искусства, детские художественные студии и кафе. У нас сохранились разработанные ЦНРПМ эскизы интерьеров каретника (главный архитектор и автор проекта – И.Д.Любимова), из которых видно, что Москва могла получить очень красивый объект.


Упущенные возможности

Однако в рамках этого проекта в 2013 году МЦР успел реализовать только первый этап – смонтировать так называемую «стену в грунте» – железобетонную подземную конструкцию, которая должна была исполнять функции фундамента и одновременно наружной стены подземной части здания.

 razrez.jpg

Лист из согласованного Эскизного проекта воссоздания
и приспособления части северного флигеля и каретника Усадьбы Лопухиных
(красным цветом выделена «стена в грунте»)

Через столетие история повторилась. Если в прошлом веке каретник помешал расширению Института (а впоследствии – Музея) Маркса-Энгельса, то в веке нынешнем он помешал расширению Музейного городка ГМИИ имени А.С.Пушкина. В конце 2013 года ГМИИ имени А.С.Пушкина подаёт в суд на МЦР с требованием демонтировать часть «стены в грунте», которая, как считал ГМИИ, оказалась на его территории. Причём ГМИИ было не важно, что это была часть исторической территории Усадьбы Лопухиных, где 100 лет назад располагалось здание каретника (эти исторические границы были закреплены Постановлением Правительства Москвы от 22 июня 2010 года), а Префектура ЦАО г. Москвы ещё в 2004 году после проведения уточняющих геодезических работ увеличила площадь земельного участка, закреплённого за МЦР, до размеров, достаточных для воссоздания каретника (Распоряжение Префекта ЦАО г. Москвы от 05.11.2004 г.). Суд с ГМИИ длился более трёх лет, до июня 2017 года, и в результате вынес решение об отказе Пушкинскому музею в требовании о демонтаже «стены в грунте». В Решении Арбитражного суда г. Москвы от 09.06.2017 г. было, в частности, сказано: «Проект воссоздания и приспособления части северного флигеля и каретника согласованы с ГУОП г. Москвы, НИиПИ Генплана г. Москвы, Министерством Культуры РФ, Департаментом природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы, а также Центром государственного санитарно-эпидемиологического надзора г. Москвы. <…> Учитывая изложенное, принимая во внимание значимость объекта историко-культурного наследия, решение по воссозданию которого принято постановлением Совета Министров СССР № 950 от 04.11.89 “О Советском Фонде Рерихов и Центре-музее”, а также фактически восстановленную его часть – фундамент, находящийся в земле и не выступающий на его поверхность, суд приходит к выводу об отклонении требований истца о демонтаже подземной части объекта незавершенного строительства. <…> При таких обстоятельствах, судом усматривается целесообразность сохранения уже созданного фундамента объекта культурного наследия».

К моменту принятия этого судебного решения Международный Центр Рерихов оказался выселен с территории Усадьбы Лопухиных, и уже новый пользователь земельного участка – Государственный музей Востока (ГМВ) – подаёт в суд исковое заявление о признании каретника и «стены в грунте» самовольной постройкой. Буквально на втором заседании судья удовлетворяет заявление ГМВ и обязывает МЦР в месячный срок снести «стену в грунте». Попытки обжаловать это решение вплоть до Верховного суда ни к чему не привели, а в июне 2018 года было возбуждено исполнительное производство по сносу стены. Нам не помогли даже заключения нескольких авторитетных специалистов и организаций (ответ ОАО «ВГЭС-Проект» от 25.06.2018 г., ответ ОАО «ВГЭС-Проект» от 14.08.2018 г., ответ ООО «Аркада-НТ» от 29.09.2018 г.), а также обращение в Верховный суд РФ председателя Комиссии Общественной палаты РФ по ЖКХ, строительству и дорогам И.Л.Шпектора, которые однозначно заявили, что снос «стены в грунте» в условиях плотной исторической застройки квартала без причинения вреда соседним зданиям (вплоть до обрушений) невозможен. Опираясь на эти заключения, мы подали заявление в суд об изменении способа исполнения, с тем чтобы демонтировать только наземную часть стены, но также получили отказ.

Изменить решение суда мы не смогли, но ещё оставалась возможность внесудебного урегулирования спора с Музеем Востока, и мы предложили ГМВ заключить мировое соглашение, предусматривавшее демонтаж только наземной части «стены в грунте». На это предложение мы также получили отказ (ответ ГМВ от 30.04.2019 г.). Музей Востока нисколько не смутила угроза обрушений исторических зданий и однозначная позиция специалистов. Как было сказано в ответном письме: «…Музей не усматривает оснований для заключения мирового соглашения, так в указанном письме МОО МЦР заявляет об изменении способа исполнения указанного решения путем обязания демонтировать конструкции форшахты и бетонного покрытия строительной площадки <…>, т.е. частичного исполнения судебного решения и не могут рассматриваться как работы по сносу “стены в грунте”. <…> Предлагаем Вам… снести самовольную постройку (объект “стена в грунте”) и восстановить территорию строительства».

Стоит задуматься над тем, почему Музей Востока, являясь учреждением культуры, выдвигает такие абсурдные требования, в результате выполнения которых могут пострадать не только объекты культурного наследия и электроснабжение нескольких городских кварталов (в зону влияния работ попадает районная электротрансформаторная подстанция), но и жильцы многоэтажного Доходного дома Н.П.Петрово-Соловово, расположенного за флигелем Усадьбы Лопухиных. Очевидно, что подземная часть «стены в грунте» никак не может помешать музейной деятельности Государственного музея Востока. Остаётся предположить, что главной целью в данной ситуации является нанесение максимального ущерба Международному Центру Рерихов. По предварительным оценкам, стоимость уникальной операции по демонтажу «стены в грунте» с учётом проведения работ по укреплению строительных конструкций окружающих зданий может составлять около 500 млн. рублей (при этом неизбежные негативные последствия этих работ, по мнению специалистов, могут проявляться в течение многих лет). Эта сумма соответствует оценочной стоимости 19 картин кисти Н.К. и С.Н. Рерихов, арестованных судебным приставом-исполнителем в рамках взыскания с МЦР налоговой задолженности (размер которой менее 40 млн. рублей). Кроме того, остаются ещё несколько сот картин Рерихов и другие фонды общественного Музея имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов, захваченные Государственным музеем Востока 29 апреля 2017 года в ходе силового выселения МЦР из зданий усадьбы. Пока существует Международный Центр Рерихов, законный собственник этих картин, ни у Музея Востока, ни у Министерства культуры не могут возникнуть права собственности на эти произведения искусства. Следовательно, самым простым способом для придания произошедшему захвату хоть какой-то законности может быть ликвидация Международного Центра Рерихов (например, через банкротство) и признание этих произведений выморочным имуществом с последующим переходом прав собственности к государству.

В поисках справедливости

Сложилась такая ситуация, когда в соответствии с вступившим в законную силу решением суда мы были обязаны провести работы по демонтажу «стены в грунте», заранее зная о тех разрушительных последствиях, к которым могут привести эти работы. И нам не оставалось ничего другого, как продолжить поиски выхода из этого сложного положения. Наше «хождение по мукам» охватило большой круг людей и организаций, от специалистов-профессионалов до депутатов и чиновников. И каждый из них делал выбор: либо поддержать правду и справедливость, либо под формальным предлогом уйти от решения этой проблемы.

Мы решили обратиться с предложением о разработке проекта демонтажа «стены в грунте» к двум самым авторитетным организациям. Первая из них – Научно-исследовательский институт оснований и подземных сооружений (НИИОСП) имени Н.М.Герсеванова – с советских времён ведущая организация в области проектирования подземных сооружений и фундаментов. Произошла встреча с руководством института, на которой были переданы документы по каретнику. В результате мы получили ответ, в котором НИИОСП отказывался от проведения работ по проектированию демонтажа «стены в грунте» (письмо НИИОСП от 26.04.2019 г.). В письме за подписью заместителя директора НИИОСП Д.Е.Разводовского сказано: «Задача сноса заглубленной конструкции не является типичной в инженерной практике. <…> Ситуация усугубляется тем, что рассматриваемый объект расположен в границах территории объектов культурного наследия федерального значения. Это означает, что при разборке должны быть приняты меры для сохранения всех расположенных в непосредственной близости исторических объектов. <…> Таким образом, необходимо выполнить комплексную научно-исследовательскую и проектную работу, на результаты которой и возможность согласования влияют многие исторические, архитектурные и иные факторы, находящиеся вне нашей компетенции. При таких исходных условиях мы не можем взять на себя ответственность за согласование проектной документации в разумный временной период».

После этого мы обратились в ЦНРПМ – Центральные научно-реставрационные проектные мастерские Минкультуры РФ, которые в своё время и разработали Проект воссоздания и приспособления каретника, исходя из того, что организация, разработавшая проект воссоздания, лучше других понимает, как теперь демонтировать «стену в грунте». Вскоре мы получили обстоятельный ответ за подписью главного архитектора организации С.Б.Куликова (письмо ЦНРПМ от 24.06.2019 г.), в котором сказано: «В рамках ответа на Ваш запрос были проанализированы имеющиеся в научно-техническом архиве ФГУП ЦНРПМ материалы и научно-проектная документация по объекту, а также техническое заключение об инженерно-геологических условиях участка воссоздания каретника и части флигеля с учётом поставленной задачи (демонтаж конструкции “стена в грунте”), и на основании этих материалов наши специалисты пришли к выводу о невозможности безопасного проведения указанных работ. <…> Опыт нашей деятельности в области сохранения архитектурного наследия позволяет с уверенностью утверждать, что проведение работ по сносу “стены в грунте” неизбежно приведёт к причинению вреда в силу повторного вмешательства в памятник и непредсказуемого влияния на окружающие исторические здания и инженерные коммуникации. Предварительное укрепление конструкций окружающих объектов культурного наследия с учётом их особенностей в данном случае невозможно и не даст должного эффекта.

Наличие “стены в грунте” на данном участке минимизирует подвижки грунта, возникающие вследствие хозяйственной деятельности и природных процессов, и положительно влияет на сохранность окружающих исторических зданий. Считаем разумным и целесообразным ограничиться работами по демонтажу наземных конструкций и железобетонной строительной площадки с последующим благоустройством территории».

На этом круг замкнулся. Организацию, способную взять на себя ответственность по безопасному демонтажу «стены в грунте», мы не нашли.

Параллельно с этим мы обратились к московским депутатам. В результате вопрос по «стене в грунте» и угрозе историческим зданиям был рассмотрен на заседании Совета депутатов муниципального округа Хамовники г. Москвы. Депутаты единогласно поддержали позицию МЦР (решение Совета депутатов МО Хамовники от 05.06.2019 г.) и заявили о «недопустимости полного сноса “стены в грунте” в Усадьбе Лопухиных, воздвигнутой в целях сохранения окружающих исторических зданий». Примерно в это же время газета «Правда» с небольшими сокращениями опубликовала письмо Совета трудового коллектива МЦР по ситуации со «стеной в грунте» (статья в газете «Правда» от 20.05.2019 г.).

Мы записались на приём к двум депутатам Московской городской Думы. Первый из них – народный артист России, председатель Комиссии по культуре Мосгордумы Евгений Владимирович Герасимов – с большим сочувствием отнёсся к судьбе нашего Музея и обещал направить запросы в Министерство культуры и Мосгорнаследие. Об ответе Минкультуры нам ничего не известно, но из Мосгорнаследия мы получили очень знаменательный ответ (ответ Мосгорнаследия от 24.06.2019 г.). Это письмо фактически повторяло ответы, полученные МЦР ранее, но с добавлением одного нового абзаца: «В случае выявления по результатам проведенной оценки негативного воздействия на объекты культурного наследия и необходимости выполнения работ по геотехническому мониторингу и (или) укреплению конструкций объектов культурного наследия, попадающих в зону влияния проведения работ, документацией по демонтажу стены в грунте возможно предусмотреть демонтаж только наземной части указанной стены в грунте». Эта фраза в дальнейшем сыграет важную роль в нашей истории.

Второй депутат Мосгордумы, фамилию которого называть я не буду, входил в руководство Комиссии по строительству Мосгордумы. Он внимательно выслушал нас и сказал, что как профессионал-строитель поддерживает нашу позицию, но как депутат Мосгордумы считает некорректным рассматривать вопросы в отношении объекта, расположенного на федеральной земле. Казалось бы, мы ушли от депутата ни с чем, но через несколько дней мне позвонил его помощник и сообщил, что по нашему вопросу состоялся разговор с руководителем АУИПИК (Федерального агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры Министерства культуры РФ) Стойковым Василием Фёдоровичем и тот готов нас принять. Эта встреча состоялась. Произошёл серьёзный разговор, в ходе которого мы передали большой объём документов по каретнику. Василий Фёдорович обещал подготовить справку и доложить о ситуации министру культуры. Как выяснилось, В.Ф.Стойков в должности руководителя Агентства оказался совсем недавно и не знал в подробностях нашу историю отношений с министерством. Примерно через две недели я позвонил его помощнику, и тот меня уведомил, что справка подготовлена и, насколько ему известно, встреча с министром состоялась, но о подробностях лучше узнать у его руководителя. Когда я позвонил Василию Фёдоровичу Стойкову, то после небольшой паузы он мне сообщил, что нам могут помочь «только два человека». На мой вопрос, правильно ли я понял, что это два первых лица государства, он ответил утвердительно. Примечательно то, что если внимательно посмотреть на фотографию, опубликованную на сайте АУИПИК, то в документе, лежащем на столе руководителя, угадывается фото главного дома Усадьбы Лопухиных. Если приблизить это фото, то можно увидеть, что изображение нашей усадьбы соседствует с фотографией Центрального Дома художника на Крымском Валу. Как известно, весной 2017 года, одновременно с выселением МЦР из Усадьбы Лопухиных, из здания на Крымском Валу выселяли Международную конфедерацию Союзов художников (образованную в 1992 году на базе Союза художников СССР). По требованию Минюста организация была ликвидирована, а весной 2019 года стало окончательно известно, что художественные коллекции Конфедерации и помещения в здании на Крымском Валу переданы Министерству культуры. Не правда ли, очень похоже на нашу историю? Возможно такая же судьба ожидала и Международный Центр Рерихов, но что-то пошло не по плану.

Итак, результатом переговоров с руководством АУИПИК стал вывод о том, что нам могут помочь только первые лица государства. Но, несмотря на это, выход всё-таки был найден. Наши друзья из московского областного отделения ВООПИиК посоветовали обратиться к Владимиру Иосифовичу Ресину. В своё время ещё при Ю.М.Лужкове он руководил строительным комплексом столицы и до сих пор пользуется огромным авторитетом. В настоящее время В.И.Ресин является депутатом Госдумы РФ и возглавляет Экспертный совет Комитета по транспорту и строительству Госдумы, одновременно являясь советником мэра Москвы С.С.Собянина. Мы записались на приём и передали помощнику всю документацию по каретнику. В результате Владимир Иосифович Ресин очень серьёзно подошёл к нашему вопросу, было организовано совещание с участием представителей Мосгорнаследия, Префектуры ЦАО г. Москвы, Государственного музея Востока и МЦР. Также присутствовала московская пресса. На этом совещании В.И.Ресин сразу заявил, что с его стороны было бы некорректно обсуждать принятое судебное решение, но он хочет разобраться во всей этой истории. Во-первых, он был первым в Москве, кто ещё в конце 60-х возвёл в центре города «стену в грунте». И он хорошо понимает, что это очень дорогое и сложное сооружение, которое извлечь из-под земли невозможно. Присутствовавший на этом совещании вице-президент МЦР А.В.Стеценко убедительно представил имеющуюся у нас проектно-разрешительную документацию по воссозданию каретника. После этого В.И.Ресин спросил у представителей ГМВ, чем им помешала «стена в грунте». Заместитель гендиректора ГМВ А.А.Лемещук ответил, что «стена в грунте» негативно влияет на здания Усадьбы Лопухиных, и попытался показать с телефона фотографии трещин на асфальте. В.И.Ресин перебил его и сказал, что не понимает – «стена в грунте» как раз и возводится для сохранения зданий и не может плохо на них влиять. Он также обратился к представителям Префектуры ЦАО и Мосгорнаследия с вопросом, что они думают по этому поводу. Те ответили, что трещины на асфальте, скорее всего, связаны с масштабными работами по прокладке инженерных коммуникаций, которые проводит по соседству ГМИИ имени А.С.Пушкина. После этого Владимир Иосифович Ресин сказал, что он согласен с мнением специалистов о том, что достаточно демонтировать только наземную часть стены и провести благоустройство. Представитель Мосгорнаследия ответил, что именно это они и предлагали в своём письме-ответе депутату Мосгордумы Е.В.Герасимову, фрагмент которого мы уже цитировали. На этом совещание закончилось.

Примерно в эти же дни в Арбитражном суде г. Москвы рассматривалось заявление МЦР о разъяснении способа исполнения решения суда о сносе «стены в грунте», к которому мы приложили ответы специалистов и проектных организаций о невозможности сноса стены в полном объёме, а также ответ Мосгорнаследия Е.В.Герасимову. В результате суд в своём Определении по сути повторил знаменательную фразу из письма Мосгорнаследия Е.В.Герасимову о том, что «фактический технологически необходимый и допустимый состав работ по демонтажу (сносу) объекта определяется специалистами при проектировании и осуществлении работ по сносу» (Определение Арбитражного суда г. Москвы от 02.07.2019 г.).

Правда победит!

Несмотря на то что у нас получилось направить события по пути наименьшего ущерба для объектов исторической застройки, остался открытым вопрос общей несправедливости сложившейся ситуации. Ни один суд не доказал наличия вины МЦР в проведении работ по воссозданию и приспособлению каретного корпуса, все работы проводились уполномоченными организациями на основании выданных Мосгорнаследием заданий на проектирование, согласованного проекта и разрешений на производство работ по воссозданию и приспособлению каретника. Более того, в приложении к Охранно-арендному договору от 01.11.2003 г. между Главным управлением охраны памятников г. Москвы и МЦР (Акт технического состояния от 01.11.2003 г.) в пункте II.1 было сказано, что Пользователь (т.е. МЦР) «обязан провести следующие работы: Восстановление каретника и части северного флигеля по проекту реставрации ЦНРПМ». В 2005 году Главное управление охраны памятников г. Москвы (правопредшественник Мосгорнаследия) согласовало разработанный ЦНРПМ Проект воссоздания и приспособления части северного флигеля и каретника и в течение многих лет выдавало разрешения на производство работ по сохранению объекта культурного наследия в соответствии с согласованным Проектом воссоздания и приспособления (для примера – разрешение от 20.12.2011 г.). Однако суд, принимая решение по заявлению ГМВ о признании постройки самовольной, указал на недопустимость одновременного проведения работ по воссозданию и приспособлению. Тем самым вина в том, что постройка оказалась самовольной, лежит на уполномоченном государственном органе (Мосгорнаследии), который согласовал проект воссоздания и приспособления и выдавал разрешения на проведение работ по воссозданию и приспособлению. Мосгорнаследие в своём ответе Е.В.Герасимову от 24.06.2019 г. также признаёт, что «Пользователем Объекта – Международной общественной организацией “Международный Центр Рерихов” в 2002–2005 годах разработана и согласована в установленном для города Москвы порядке научно-проектная документация: “Предпроектное предложение по воссозданию части северного флигеля и каретника” и “Эскизный проект воссоздания и приспособления части северного флигеля и каретного сарая”. В соответствии с указанной проектной документацией Мосгорнаследием выданы разрешение и задание на проведение работ по воссозданию части северного флигеля и каретника Объекта, в рамках которых построена подземная ограждающая стена в грунте с небольшой наземной частью».

В связи с этим в июне 2019 года МЦР подаёт в Арбитражный суд г. Москвы исковое заявление о взыскании с Мосгорнаследия убытков в размере 38 млн. рублей, понесённых организацией в связи с разработкой и реализацией проекта воссоздания и приспособления каретника. К исковому заявлению нами был приложен большой пакет документов, подтверждающих расходы МЦР на проведение указанных работ. Первое судебное заседание по этому делу прошло 10 октября 2019 года. Поскольку отрицать факт согласования проекта и выдачи разрешений было невозможно, Мосгорнаследие попыталось уйти от ответственности по формальным причинам. Первая звучала так: мы же не одни согласовали проект, были ещё Минкультуры, НИиПИ Генплана, МЧС, Санэпиднадзор и др. Но именно Мосгорнаследие, а не какие-либо другие организации, выдало задание на разработку проектной документации, согласовало проект и ежегодно в течение многих лет выдавало разрешения на производство работ. Другие причины для отклонения иска со слов представителя Мосгорнаследия сводились к тому, что якобы пропущен срок исковой давности, а также то, что Мосгорнаследие не является распорядителем бюджетных средств г. Москвы. Эти доводы также были нами опровергнуты. Даже судья проявила недовольство слабостью позиции Мосгорнаследия, потребовав предоставить ей реальные аргументы, а не общие рассуждения. Так или иначе, но уже на втором заседании, 4 декабря 2019 года, судья огласила своё решение – отказать в удовлетворении исковых требований МЦР в полном объёме. Текст судебного решения с мотивировочной частью был опубликован только накануне Нового года (Решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.12.2019 г.). Несмотря на внушительный объём этого документа, в нём не так легко отыскать объяснение, в чём же заключалась вина Международного Центра Рерихов при воссоздании каретника. Однако при внимательном прочтении на шестой странице текста можно найти следующее утверждение: «...Истец, являясь юридическим лицом, осуществляющим на свой страх и риск предпринимательскую деятельность, должен знать нормы права, регулирующие правоотношения по охране памятников архитектуры и последствиях их нарушения, и в данном случае, при создании нового объекта недвижимости должен был разработать и утвердить соответствующую данным работам документацию при такой правовой возможности, что не сделал, что и привело к самовольному строительству...» Но Международный Центр Рерихов, являясь общественной некоммерческой организацией, в соответствии с законом не относится к субъектам предпринимательской деятельности. Также и созданный объект незавершённого строительства «стена в грунте» полностью соответствует согласованной проектно-разрешительной документации, что ранее подтверждалось Мосгоргеотрестом и самим Мосгорнаследием.

При этом об ответственности Мосгорнаследия в Решении ничего не сказано. В связи с этим возникает вопрос: какую ответственность несёт уполномоченный государственный орган в области охраны культурного наследия (то есть Департамент культурного наследия г. Москвы), который выдал МЦР задание на разработку проектно-сметной документации для воссоздания и приспособления каретника и части флигеля, затем согласовал разработанный в соответствии с этим заданием Проект воссоздания и приспособления и в течение ряда лет выдавал разрешения на производство работ по сохранению объекта культурного наследия в соответствии с согласованным проектом? Международный Центр Рерихов обоснованно полагал, что все решения Мосгорнаследия принимаются на основе строгого исполнения законодательных предписаний. Однако в соответствии с Решением суда получается, что Международный Центр Рерихов должен был сам определять, насколько законно задание Главного управления охраны памятников г. Москвы, насколько соответствует закону разработанный ЦНРПМ и согласованный ГУОП г. Москвы и Минкультуры РФ проект воссоздания и приспособления и насколько законны работы, проводимые на основании получаемых в течение ряда лет разрешений в соответствии с согласованным проектом. Как это возможно, если МЦР в отличие от Мосгорнаследия согласно Федеральному закону «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» не имеет каких-либо полномочий по согласованию проектной документации?

Разумеется, Международный Центр Рерихов с принятым судебным решением не согласен и будет добиваться справедливости до конца, потому что от этого зависит само существование МЦР, а значит, и дальнейшая судьба наследия Рерихов в России.

Истории воссоздания каретного корпуса Усадьбы Лопухиных и судебных решений по сносу «стены в грунте» посвящены видеоролики МЦР, опубликованные в Интернете:

часть 1;

часть 2;

часть 3;

часть 4.



Возврат к списку

Архив: 2019, 2018, 2017, 2016, 2015, 2014, 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007