Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

Главная страница » Защита имени и наследия Рерихов » Рецензии на недобросовестные публикации
      рус  eng
версия для печати

Л.К. Маркелова
г. Киев

«Не позволяйте себя обманывать!»

По следам одной статьи газеты «Наша версия»

Великий человек подобен зеркалу, в котором отчетливо, без прикрас, отражается тот, кто о нем говорит и пишет, – со своим уровнем сознания, своими представлениями, своими вульгарными домыслами и мелкими страстями.

Л.В. Шапошникова. В защиту имени и наследия Рерихов

…лжец не только не потрудится проверить свои измышления на фактах, но, наоборот, всячески будет спешить уклониться от этих возможностей... Может быть, иногда сам лгущий и не верит в существе своем своей клевете, ее очевидной неправдоподобности, но какой-то трудно выразимый словами процесс заставляет его катиться по наклонной плоскости.

Н.К. Рерих. Самоотвержение зла

Давно не секрет, что против Николая Константиновича Рериха, великого деятеля русской и мировой культуры, созидателя и гуманиста, истинного патриота России своими же соотечественниками организована откровенная клеветническая кампания. Участники этой неблаговидной кампании делают все новые попытки запятнать его облик и создать негативное общественное мнение. Так, 9 ноября 2015 года известная общероссийская газета «Наша версия» опубликовала статью Владимира Суичмезова «ЧК идет в Шамбалу. Что искала спецслужба СССР в Тибете» [1], чтобы напомнить читателям старый миф о причастности Рериха к спецслужбам. Как оказалось, ради такой «благородной задачи» можно пренебречь истинностью излагаемой информации и собственной репутацией.

Взявшись за эту тему, автор статьи мог бы заметить в интернет-сети многочисленные материалы иного, прямо противоположного, свойства. К примеру, публикации своих собратьев по перу: А. Шальнева «Николай Рерих не был агентом ОГПУ, свидетельствуют документы из секретных архивов» (газета «Известия», 22.10.1993) [2], Г. Гришаевой «Кому и зачем это нужно? Правда и ложь вокруг имени Рерихов» (газета «Нива России», № 23(80), 17–30.12.1994) [3], Н. Дардыкиной «Мертвые сраму не имут» (газета «Московский Комсомолец», 14.01.1995) [4], К. Капсулецкого «Газета “Сегодня”: методы вчерашние. Послесловие к судебному процессу» (Журнал «Мир Огненный», № 9, 1996) [5].

Представлены в интернете и материалы известных ученых и научных сотрудников Международного Центра Рерихов (МЦР), которые на протяжении многих лет профессионально изучают творческое наследие семьи Рерихов и активно отстаивают их имена от клеветы и постыдных нападок. Это публикации заслуженного ученого-индолога, академика РАЕН, Генерального директора общественного Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой [6,7], статьи нынешнего вице-президента МЦР А.В. Стеценко [8–11] и заместителя Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха по научной работе, д.ф.н. В.В. Фролова [12] и многие другие [13–20]. Большинство из этих материалов опубликовано в 1-м томе сборника «Защитим имя и наследие Рерихов», изданном МЦР еще в 2001 году [21], а также на официальном сайте МЦР, в газете «Содружество» Международного Совета Рериховских организаций имени С.Н. Рериха (МСРО), на сайтах рериховских обществ России и зарубежья.

Как выяснилось, свой выбор В. Суичмезов сделал не в пользу истины. Напротив, он просто воспользовался заведомо ложной статьей И. Подгурского «Красная Шамбала. Битва за Тибет» [22; см. также: 13], напечатанной в газете «Красная звезда» 8 лет назад, и даже не упомянул ее автора. А главное, преподнес уже опровергнутый миф о связях Н.К. Рериха с советскими спецслужбами и участии чекиста Блюмкина в Центрально-Азиатской экспедиции как якобы общеизвестный и достоверный факт.

Резонно припомнить историю этого мифа. Он родился в 30-е годы прошлого века в среде русской эмиграции фашистского толка во время пребывания Рериха в Харбине. Уже тогда, как пишет В.В. Фролов, клеветники активно обвиняли Н.К. Рериха в связях со спецслужбами СССР и США, «видели в нем политика, который, якобы прикрываясь культурными проектами, преследовал чисто политические цели…» [12]. В постсоветском пространстве этот миф получил распространение в статьях О. Шишкина (газета «Сегодня» за 1994 год) и его книжке «Битва за Гималаи. НКВД: магия и шпионаж». Как принято среди добросовестных ученых, содержание этих изданий было тщательно исследовано в публикациях нынешнего вице-президента МЦР А.В. Стеценко [8–11], где детально разоблачены многие содержащиеся в них вымыслы.

«На Россию, – писал А.В. Стеценко, – буквально обрушился шквал сведений о Рерихе, одно другого “сенсационнее”. Знаменитая рериховская Центрально-Азиатская экспедиция называлась диверсионным отрядом ОГПУ, перед которым стояла задача свергнуть Тибетское правительство, “спровоцировать религиозную войну” и “утвердить пролетарскую диктатуру”» [9, с. 532]. Понятно, что такая химеричная, ничем не подкрепленная идея вызывала сомнение. Тут требовался весомый аргумент – некое связующее и безусловно уличающее звено. И его нашли в реально существовавшем агенте спецслужб – чекисте Блюмкине. Правда, пришлось постараться, чтобы «внедрить» его в экспедицию Н.К. Рериха и выдать чуть ли не за доверенное лицо руководителя экспедиции. Пришлось обратиться к архивам и, не найдя зацепок, пойти на подлог содержания документов, преднамеренно дать неверные адреса архивных дел, сфальсифицировать исторические события и экспедиционные записи Рерихов. Но, как отметил А.В. Стеценко, «именно эти ссылки, на которые и делал основной расчет Шишкин, оказались самым уязвимым местом его фальшивок» [9, с. 532]. Поэтому первый скандальный акт антирериховской кампании «завершился делом судебным. 18 января 1996 года Тверской межмуниципальный суд г. Москвы удовлетворил иск Международного Центра Рерихов к редакции газеты “Сегодня” и О. Шишкину о защите чести и достоинства. В своем решении суд признал информацию, содержащуюся в статьях О. Шишкина, не соответствующей действительности. Московский городской суд утвердил это решение» [9, с. 534–535].

К сведению г-на Суичмезова, который так печется о рассекречивании архивов спецслужб, еще осенью 1993 года Служба внешней разведки (СВР) РФ передала МЦР все архивные документы, связанные с Н.К. Рерихом и его экспедицией, как «материалы, представляющие историческую и научную ценность, рассекречиваемые в соответствии с законодательством РФ» [10]. Это сделано на основании статьи № 8 Закона о внешней разведке, в которой четко сказано, что «материалы органов внешней разведки, содержащие сведения об их кадровом составе, лицах, оказывающих (оказывавших) конфиденциальное содействие органам внешней разведки, используемых этими органами методах и средствах, хранятся в архивах органов внешней разведки» [10]. Это означает, что МЦР никогда бы не передали архивные документы, если бы кто-то из семьи Рерихов хоть каким-то образом был связан со спецслужбами.

Бывший в те годы руководителем пресс-бюро СВР РФ Ю.Г. Кобаладзе не раз выступал в печати и на телевидении, где однозначно подтверждал факт отсутствия каких-либо записей в архивах СВР о том, что Н.К. Рерих являлся сотрудником или выполнял задания ОГПУ. Более того, он утверждал, что, «по сведениям Службы внешней разведки и по документам, Блюмкин не был в экспедиции Рериха» [4, с. 410].

Рерихи, а их в экспедиции участвовало трое – Николай Константинович, Елена Ивановна и их сын Юрий Николаевич, во время путешествия встречались с разными людьми. Но всегда те, кто собирался вокруг них, как отмечал их младший сын Святослав Николаевич Рерих, «были прекрасными людьми. Они были людьми, которых каждый из нас мог бы назвать действительно стоящими на более высокой ступени духа» [23, с. 83]. Без сомнения, случайных людей в экспедиции не было, брали только надежных. И никакой маскарад не спас бы «товарища Блюмкина» от разоблачения его истинной физиономии. Рерихи прекрасно знали, какая «публика» попадалась в пути, среди которой бывали и контрабандисты, и преступники, желавшие скрыться в просторах пустыни. «Руководителю экспедиции, – писал Ю.Н. Рерих в своем путевом дневнике «По тропам Срединной Азии», – постоянно следует быть настороже, имея дело с людьми такого сорта. <…> Я не сомневаюсь, что большинство этих людей обладает значительным личным мужеством, и многие были участниками кровавых дел, но для научной экспедиции, задачей которой является исследование, а не приключение или захват новых территорий, такие люди опасны и порой могут расстроить все предприятие» [24, с. 167].

Кто же такой Блюмкин? Всего лишь «бывший эсер, участник покушения на германского посла Мирбаха в 1918 году, оперативный сотрудник в ведомстве Феликса Дзержинского», по краткой характеристике В. Суичмезова [1].

Блюмкин – действительно левый эсер, перебежавший к большевикам и сделавший при них головокружительную карьеру. Провокатор, террорист и каратель, участник подавления антибольшевистских восстаний, лично расстреливавший жителей Поволжья и Тамбовщины. «Прославился» своими делами на Кавказе и в Крыму, в Китае и Монголии. Создатель секретной сети агентов в Европе, советский резидент на Ближнем Востоке. На Украине, как следует из личных показаний Блюмкина, «был членом боевой организации партии и работал по подготовке нескольких террористических предприятий против виднейших главарей контрреволюции» [25, с. 190]. Всех кровавых дел этого специалиста по террору и раскрытию заговоров не перечесть. Но прежде всего Блюмкин известен как убийца германского посла в России, графа фон Мирбаха. Причем, по свидетельству биографа Л. Троцкого Г.И. Чернявского, Блюмкин «был уверен, что советская власть не может его казнить за убийство “германского империалиста”» [26, с. 230–231]. Так и случилось. Когда он сдался ЧК, то «был помилован и даже принят в РКП(б)», а Троцкий принял Блюмкина в свой секретариат и охрану, понимая, что «сможет использовать его для выполнения самых неприглядных поручений» [26, с. 231].

В Монголии, где не без помощи ЧК были созданы свои службы безопасности, в 20-х годах активно работали советские чекисты, среди которых особо отличился Блюмкин. Как пишет И. Симбирцев, проследивший историю советских спецслужб в 1923–1939 годах, Блюмкин, «не отошедший еще от революционного угара, сохранивший повадки лихого террориста» [27, c. 100], пугал всех своими запоями, беспричинной стрельбой из револьвера, своими интригами среди представителей спецслужб и нападками на начальника генштаба монгольской армии, пока «у товарищей из местной госбезопасности не лопнуло терпение. Причем в Москве вопрос с отзывом из Монголии официального представителя ГПУ Блюмкина решался из-за нестандартности ситуации на самом высшем уровне» [27, с. 100–101]. Так закончилась монгольская эпопея Блюмкина. В конце концов, он, как и ряд других «верных рыцарей революции», пал жертвой той системы, которую сам и создавал.

Спору нет, Блюмкин был авантюристом в самом низшем смысле этого слова. Но при чем тут Н.К. Рерих, великий гуманист, подвижник культуры, человек безупречной чистоты, жизнь которого является образцом служения людям? Только расстроенное сознание, лишенное здравомыслия, может вообразить их рядом. И это не нуждается в доказательствах.

Странно другое – то, что по сей день «вихри враждебные веют» в головах некоторых соотечественников, что находятся люди, которым Рерихи и их философские взгляды не дают жить, и они стараются умалить великий смысл их деятельности и эволюционных идей.

Практически все, что касается Центрально-Азиатской экспедиции, мифотворцы представили в искаженном свете, беззаконно присвоив себе прерогативу Рерихов определять цели экспедиции и подводить ее итоги. В том же духе написана и статья В. Суичмезова.

Называя экспедицию «международной», В. Суичмезов пишет: «Официально задача этой экспедиции, которую спонсировало правительство США, формулировалась как попытка воссоединения восточных и западных буддистов под знаменем Далай-ламы» [1]. Все знают, что экспедиция не являлась международной и правительство США не имело к ней никакого отношения. Центрально-Азиатская экспедиция была организована исключительно по инициативе Н.К. Рериха и финансировалась как во время прохождения по Азии, так и по территории СССР, за счет средств основанных им в Америке общественных культурно-просветительных учреждений, в том числе Музея Николая Рериха в Нью-Йорке [6, 8]. Это подтверждается и документами из архива МЦР – перепиской Н.К. Рериха с американскими сотрудниками в ходе экспедиции, телеграммами от них о денежных переводах и выписками из счетов [8]. Что же подразумевается под «воссоединением восточных и западных буддистов» и зачем это было нужно США, В. Суичмезов не поясняет, да и не может пояснить, поскольку механически перенес этот невразумительный тезис из статьи И. Подгурского.

Далее, уже в Москве, как сообщает В. Суичмезов, в ОГПУ состоялся «разговор о новой экспедиции… с целью сближения с народами Востока на основе общих положений буддизма и коммунистических идей. Была и конкретная “кадровая” задача – смещение несговорчивого Далай-ламы на опального Таши-ламу». Кроме того, чекисты интересовались сверхмощным оружием, «секретом которого якобы располагали тибетские хранители древних знаний» [1].

Согласитесь, уровень измышлений о Н.К. Рерихе, которые иначе, чем фантастическими, не назовешь, превосходит самое необузданное воображение. Каким образом чекистам могла прийти идея возложить сверхграндиозные задачи, в том числе нечто вроде организации мирной (или немирной) революции в стране, находящейся под надзором Англии и Китая, на одного или нескольких человек? Искать логику в таком утверждении бессмысленно, и насколько оно «реально», может судить каждый читатель. Сейчас, конечно, можно безнаказанно говорить что угодно, но в те времена за столь вульгарную профанацию «доблестной деятельности» ЧК мифотворцы оказались бы в «местах весьма отдаленных». Что до сверхмощного оружия, то сами тибетцы по какой-то причине не смогли защитить себя от посягательств Англии и Китая. Но вскоре подобное оружие было создано и даже применено одной из стран. История его разработки уже не секрет и давно подробно описана.

Истинной целью Центрально-Азиатской экспедиции было создание живописной панорамы малоизвестных земель Внутренней Азии, анализ возможностей для будущих археологических исследований, изучение лингвистического и этнографического материала, составление коллекций, иллюстрирующих духовную культуру этого региона. Как исследователь происхождения и связей культур далекого прошлого с современностью Н.К. Рерих ставил задачу нахождения следов великого переселения народов, материалов и знаков, подтверждающих общий источник культур народов Востока и Запада, Индии и России.

Относительно «новой» экспедиции, якобы разработанной в Москве, о которой пишет В. Суичмезов, заметим, что это очередная хитрость, к которой прибегли создатели мифа о связях Н.К. Рериха с советской разведкой. Для подтверждения своей «идеи» единый рериховский маршрут они представили в виде двух экспедиций. Первая из них, из Индии до Москвы, согласно мифу, прошла с «участием Блюмкина». Вторая, якобы организованная спецслужбами, так называемая Трансгималайская, началась в Монголии и завершилась в Индии. Однако никакой «новой» экспедиции не было. Подробную расшифровку маршрута экспедиции, который выразился в обширном круге по Срединной Азии из Дарджилинга и обратно, Н.К. Рерих приводит в книге «Сердце Азии» [28, с. 6]. Ю.Н. Рерих в статье «Экспедиция академика Н.К. Рериха в Центральную Азию», напечатанной в журнале «Вопросы географии» (1960), также подтверждает целостность маршрута: «В течение пяти лет экспедиция Н.К. Рериха, в которой мне пришлось участвовать, прошла громадный путь из Индии на север до Алтая и снова на юг в Индию через нагорье Тибета» [29, с. 257]. Таким образом, Москва являлась промежуточным пунктом на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции.

После кратковременного пребывания в Москве экспедиция продолжила путь на восток. В Новосибирске повернула к Алтаю, затем двинулась к Улан-Удэ, оттуда в Монголию. Как пишет В. Суичмезов, «в марте 1927 года в Улан-Баторе началась серьезная подготовка к новой экспедиции. Москва выделила пять дорожных автомобилей» [1]. На самом деле на территорию Монголии экспедиция прибыла 10 сентября 1926 года [24, с. 115–116]. Советская бурят-монгольская пресса, далекая от будущих мифов, сообщала тогда по этому поводу: «Как известно, в Улан-Баторе находится сейчас специальная художественно-археологическая экспедиция во главе с академиком Н.К. Рерих. Экспедиция пришла в Монголию с юга Индии через Гималаи и Кара-Корум» [30, с. 117].

В Улан-Баторе, где Рерихи провели всю зиму до апреля 1927 года, предстояло решить вопрос о дальнейшем маршруте экспедиции. «Мы могли идти через Китай, – писал Н.К. Рерих. – В дополнение к нашему паспорту Пекинского правительства Янь-Дуту [генерал-губернатор] выдал нам еще один паспорт, длиною ровно в мой рост. Но тут пришло новое обстоятельство. В Урге мы встретили представителя Далай-Ламского правительства Лобзанг Чолдена, который предложил нам идти через Тибет. Не желая вторгаться самовольно, мы просили его подтвердить предложение согласием от лхасского правительства» [28, с. 32]. Ответ пришел через три месяца. Экспедиции выдали установленный тибетский паспорт, разрешили войти в Тибет и посетить Лхасу.

Как видим, в пути Рерихи пользовались разрешительными документами тех стран, через которые пролегал маршрут, – монгольскими, китайскими, тибетскими. И это подтверждают многочисленные записи, сделанные ими во время экспедиции. Вот еще пример: при въезде в Улан-Батор, как писал Ю.Н. Рерих, «все путешественники обязаны предъявить заграничные паспорта, полученные в монгольском пограничном комиссариате» [24, с. 118]. Потому совершенно нелепым выглядит утверждение в статье В. Суичмезова, что, двигаясь по территории Азии, Рерихи «старались не показывать советские паспорта» [1]. Давно известно, что советских паспортов, как и нансеновских, Рерихи никогда не имели. Они всегда оставались русскими подданными и имели только русские паспорта.

В отношении автомобилей, предоставленных транспортным отделом Торгпредства СССР в Монголии для нужд экспедиции, можно сказать, что это была вынужденная мера, поскольку, как писал Ю.Н. Рерих, «не удалось получить вовремя новые автомобили из Пекина, и пришлось арендовать те, что были» [24, с. 166]. Кроме того, «в первые же дни следования выяснилось, что отпущенные в путь автомобили в силу чрезвычайной своей изношенности совершенно непригодны для дальнейшего следования» [8]. Это известно из письма Н.К. Рериха, отправленного им в Торгпредство СССР в Улан-Баторе вместе с возвращаемыми автомобилями, которое хранится в Отделе рукописей МЦР. Нельзя исключить, что таким образом советская власть хотела воспрепятствовать успешному продвижению экспедиции. И это вполне вероятно. Рассекреченные материалы, переданные в распоряжение МЦР, свидетельствуют, что за Рерихами велось наблюдение с сентября 1926 по апрель 1927 года, то есть на территории Монголии [10]. Причем нашлись две анонимки: одна – с призывом принять срочные меры против Рериха, который вместе с белогвардейцами-белобандитами якобы собирается взорвать (ни много ни мало!) советское Полпредство; вторая – с угрозой самому Рериху, дабы он «убираиса подобру похорошему из Консулского поселка», где снимал жилье [2, с. 495]. Также известно, что в Улан-Баторе было совершено покушение на жизнь Ю.Н. Рериха. Именно с этого сообщения начинается описание Монголии в книге Н.К. Рериха «Алтай – Гималаи»: «Выстрел. Пуля пробила окно. Хорошо, что Юрий как раз в эту минуту отошел от окна. Кто стрелял? Намеренно? Или озорство?» [31, с. 292].

О причинах задержки Центрально-Азиатской экспедиции на плато Чантанг в Тибете В. Суичмезов пишет следующее: «Как оказалось, за нашим отрядом давно… следили спецслужбы Великобритании, которыми здесь руководил подполковник Бейли. В подробном отчете, составленном опытной разведчицей Тиной Уэйр, Рерих был представлен как “агент красных русских”. Послушный Лондону Далай-лама потому и не пустил европейцев в свою столицу», а «в марте 1928 года экспедиция получила наконец разрешение вернуться на родину» [1].

То, что английская разведка следила за экспедицией Рерихов, не должно удивлять – традиция эта давняя. Как сообщают ученые, изучающие историю русско-индийских связей ХIХ – начала ХХ века, уже тогда, опасаясь проникновения соперников в Индию, Англия поставила под жесткий контроль все контакты своей колонии с иностранными государствами. Особенно бдительно Лондон следил за северными соседями Индии, в первую очередь за Российской империей. Укрепление позиций и продвижение России в глубь Средней Азии сильно беспокоило Англию. В английской прессе распространялись антирусские настроения и миф о «русской угрозе» для Индии. Прибытие в Индию едва ли не каждого русского встречалось с подозрением и неприязнью. Полиция следила и за гражданскими, и за военными лицами, за прибывшими официально и по собственной инициативе. За ними вели каждодневный надзор, собирали сведения об их прошлой жизни, устанавливали личные связи, препятствовали передвижению по стране и встречам с индийскими деятелями [32].

Через такие же препятствия пришлось пройти и Рерихам. После посещения СССР в глазах английской разведки Н.К. Рерих превратился из «русского» в «красного шпиона», и были предприняты крайние меры, чтобы не пустить экспедицию в Индию. Ее задержали в Тибете и чуть не погубили, заставив зимовать на плато Чантанг, суровой каменистой пустыне, лежащей на высоте 5 тыс. м над уровнем моря. Кто был инициатором этого злонамеренного акта, выяснилось благодаря документам Разведывательного бюро Британской Индии, обнаруженным в Национальном архиве Индии. Они приведены в книге «Мастер», принадлежащей замечательному перу Л.В. Шапошниковой, возглавлявшей Музей имени Н.К. Рериха, и каждый желающий может ознакомиться с ними [33, с. 290–304, 461–483].

Главная роль в «деле Рериха» принадлежала британскому политическому агенту в Сиккиме, полковнику Ф. Бейли (почему-то пониженному в звании И. Подгурским и, соответственно, В. Суичмезовым) [33, с. 293; 34, с. 142]. Именно Бейли сделал все возможное, чтобы задержать экспедицию и не пропустить в Лхасу. Более того, по требованию полковника, власти Тибета должны были направить экспедицию «назад». Однако он и тибетские министры, как пишет Л.В. Шапошникова, «понимали это “назад” по-разному. Он имел в виду Монголию и Советскую Россию, министры – Индию» [33, с. 299]. Как бы то ни было, по воле тибетских властей 4 марта 1928 года экспедиция Н.К. Рериха продолжила путь, минуя Лхасу, к границам Индии. (Интересно, что это же «назад» в статье И. Подгурского В. Суичмезов понял точно так, как хотел Бейли, и написал: «В марте 1928 года экспедиция получила наконец разрешение вернуться на родину» [1]).

Предписанный Рерихам маршрут вел на юг через Тибетское нагорье, Трансгималаи и Гималаи. Когда власти Сиккима позволили экспедиции пройти последний перевал и беспрепятственно пропустили ее на свою территорию, план полковника Бейли окончательно провалился. Тут и пришлось сделать хорошую мину при плохой игре: в Гантоке Рерихов любезно встречали полковник Бейли с супругой и махараджа Сиккима [28, с. 44].

26 мая 1928 года экспедиция вернулась в Дарджилинг и приступила к обработке художественных и научных материалов. Впоследствии Н.К. Рерих писал: «Оба главы Тибета – и Таши-лама и Далай-лама были благожелательны. Члены тибетского правительства дружественно бывали у нас в Дарджилинге, при этом постоянно высказывались самые радушные приглашения. После всего случившегося тибетское правительство письменно выражало свои всякие сожаления, а устно намекало на какие-то посторонние влияния» [35, с. 621].

Что же касается «опытной разведчицы Тины Уэйр» (на самом деле ее имя Тира Уэйр), то эта «высокоинтеллигентная леди, в равной мере обладающая воображением» [33, с. 474], была всего лишь женой резидента английской разведки полковника Уэйра, преемника Бейли в Сиккиме. Именно так, полковнику Бейли все же пришлось уйти в отставку [33, с. 466]. Но по-прежнему за Рерихами велось пристальное наблюдение и делалось все возможное, чтобы они покинули территорию Индии. Борьба с ними принимала затяжной характер. И Тира Уэйр поспешила на помощь. Свой «подробный отчет» она написала в 1932 году, и к тибетскому плену экспедиции Н.К. Рериха он не имеет никакого отношения [33, с. 476, 478–479].

«Дело Рерихов», как известно, завершилось победой Рерихов. Английская разведка, одна из лучших в мире, так и не смогла доказать несуществующую связь Рериха с советскими спецслужбами. Как ни странно, этот урок не остановил российских мифотворцев, они решили превзойти своих предшественников.

Вопреки бесчисленным препятствиям, Центрально-Азиатская экспедиция Н.К. Рериха достигла замечательных успехов и вернулась в Индию с огромным художественным и научным материалом в области истории, археологии, этнографии, лингвистики и искусства народов Азии. Картины, написанные Рерихом во время экспедиции, а их более 500, «не были прямой иллюстрацией пройденного маршрута, какими обычно бывают экспедиционные зарисовки или фотографии, – пишет Л.В. Шапошникова, которой удалось пройти по маршруту экспедиции, понять и оценить замысел Рериха. – <…> Кистью написавшего эти полотна водила рука не только художника, …но и точная рука ученого» [36, с. 14]. Центрально-Азиатская экспедиция была уникальной во всех смыслах. Маршрут экспедиции составил более 25 000 км, было пройдено 35 высокогорных перевалов, многие из них впервые нанесли на карты. Ученые, чуждые пропагандистским мифам, судят по реальным делам и справедливо отмечают, что экспедиция осуществлялась в духе лучших традиций отечественной науки, стала триумфом русских исследователей Центральной Азии и Рерих совершил то, о чем мечтали Пржевальский, Козлов и другие путешественники, – пересечь Тибетское нагорье, Трансгималаи и Гималаи и достичь Индии. Знаменательным итогом экспедиции явилось утверждение взаимосвязи культур стран, через которые проходил маршрут экспедиции, прошлой и будущей судьбы этих народов. Задачи экспедиции, стремление познать «душу Азии» объединили и сплотили участников экспедиции в единое целое. Это был настоящий научный и человеческий подвиг. Так отзываются об экспедиции и ее итогах известные ученые советской и нынешней России – академик РАЕН Л.В. Шапошникова [36, с. 8–19], академик АН СССР А.П. Окладников [37, с. 34–36], географ и писатель Ю.К. Ефремов [38, с. 253–256], ученые Института востоковедения, сотрудники Ю.Н. Рериха [39, с. 3–16], археолог-востоковед, член РАЕН В.Е. Ларичев [40, с. 5–10], исследователи жизни и творчества Н.К. Рериха П.Ф. Беликов и В.П. Князева [41, с. 192–193]. С материалами и наиболее полной библиографией по Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха можно ознакомиться на сайте МЦР [42].

В результате деятельности экспедиции был основан Гималайский Институт научных исследований «Урусвати» в индийской долине Кулу, где обосновались Рерихи. Кроме изучения и обработки огромного материала, собранного во время Центрально-Азиатской экспедиции, институт проводил исследования в Западных Гималаях и прилегающих областях Тибетского нагорья, сотрудничал с научными организациями и выдающимися учеными Европы, Америки, СССР и Индии.

В 1929 году Н.К. Рерих вместе с Ю.Н. Рерихом выехал в Америку на открытие нового грандиозного здания для музея и культурно-просветительских учреждений. Тогда же торжественно отмечали 40-летие его художественной и научной деятельности, и вышли в свет две его книги, посвященные Центрально-Азиатской экспедиции – «Алтай – Гималаи» и «Сердце Азии». Издательство «Alatas», представляя читателям книгу «Сердце Азии» «только что спустившегося с высот Азии мирового художника, мыслителя и зоркого провидца благословенных путей человеческих» [43, с. 6], отмечало энтузиазм, с которым Н.К. Рерих был встречен после возвращения из пятилетней экспедиции: «Еще никогда Россия не встречала собственных героев так, как Америка встречала гостя из восточных стран» [43, с. 6].

Так и сегодня в России есть те, кто отрекается и вычеркивает Рериха из списка своих героев, но было бы ошибкой считать это общественным мнением. Опять прав, тысячу раз прав Рерих, когда говорил обвинителям: «Народ русский чтит и Минина, и Пожарского, и Дмитрия Донского, и всех потрудившихся во благо. Но ведь многое до нас не доходит или еще не дошло. Прочистите уши, промойте глаза и заново осмотритесь» [44, с. 66].

*     *     *

Оборона Родины есть долг человека. <…>
Защита Родины есть и оборона культуры.
Н.К. Рерих. Оборона

Излишне напоминать журналистам-мифотворцам о российских или международных актах, о принципах профессиональной этики и поведения. Когда ставится задача унизить и опорочить великого человека, им уже не до принципов или разговоров о собственной позиции. «Странно, – писал Н.К. Рерих, – что в эти моменты у них как бы совершенно атрофируется чувство ответственности за творимое ими зло. <…> Ведь если для кого-то неясны нормы добра, то, по крайней мере, хотя бы чистоплотность ознакомления с фактами должна быть примитивным условием человекообразия» [45, с. 220–221].

Казалось бы, бессмысленно повторять давно опровергнутую ложь, но мифотворцы неустанно твердят одно и то же, перевирают друг друга и прибавляют все новые небылицы, чтобы ложь сделать привычной. Их не смущает отсутствие аргументов и доказательств. Не страшит, что ложь легко обнаруживается. Иные даже радуются, когда поминают их имена, уверенные в том, что такая реклама пойдет им на пользу, и возводят свое преступление в ранг «героического действа». Они действуют по принципу, о котором Н.К. Рерих говорил: «“Клевещите, клевещите – всегда что-нибудь останется”. И остается нечто – вроде вши или клопа» [46, с. 279]. Их цель – заразить как можно больше своих сограждан враждой и неприязнью к великому человеку. Ведь клевета, предупреждал Н.К. Рерих, «заразительна не менее самой гнусной болезни» [46, с. 280]. Как тут не позаботиться людям о собственной гигиене? Восточная мудрость гласит: «Не принимай никакой негатив. Пока ты его не примешь, он принадлежит тому, кто его принес».

В течение своей жизни Н.К. Рерих множество раз сталкивался с клеветой и нападками и написал об этом немало статей – «Болезнь клеветы», «Лихочасье», «Антиклеветин», «Шептуны» и «Выдумки», «Похвала врагам» и «Победа»… Список получится длинным. Полезно почитать и разобраться в природе и приемах злоумышленников, когда столько «слухов наши уши поражает», а легковерные люди даже не подозревают, что их обманывают.

«Конечно, много лжи осталось не отвеченной, – вспоминал Н.К. Рерих, – но сама жизнь отметет вредительский сор» [47, с. 57]. И в стане врагов оказываются те, кому и надлежит быть таковыми. Вот яркий пример: когда фашистские газеты обвиняли Рериха в том, что он хвалит достижения русского народа, он заметил: «Представьте ужас, если бы фашисты начали хвалить нашу деятельность»! [47, с. 57]

Это правда – Рерихи всегда были и оставались гражданами и патриотами своего Отечества, любили народ русский и все народы союзные, для них трудились и предназначали свои достижения. «Никто не скажет, что это дурно», – говорил Н.К. Рерих. [48, с. 437]. Точно так же никто не осудит Рерихов за передачу в дар народам России своего художественного и духовно-философского достояния. Никто не скажет, что плох общественный Музей имени Н.К. Рериха, созданный по инициативе Рерихов в Москве: усадьба поднята из руин, залы искусно обустроены, наследие Рерихов бережно сохранено, пополнено и доступно людям – и все это без помощи государства. Но вместо благодарности их имена публично отданы на поругание, а Музей уже 26 лет вынужден отстаивать свое право на существование и культурно-просветительскую деятельность.

И чем бы противоборствующие силы ни прикрывали свои действия – клеветой, ложными обвинениями или необходимостью государственной опеки в деле сохранения наследия Рерихов, как делают теперь одновременно с антирериховской пропагандой, – их цель совершенно очевидна – разрушить общественный Музей имени Н.К. Рериха как духовный центр, объединяющий тех, кому близки эволюционные идеи художественно-философского наследия Рерихов. По сути, все действия, предпринятые против общественного Музея, направлены против Рерихов, против культуры и тех, кто за культуру. Не случайно Н.К. Рерих, хорошо знавший уловки и махинации антикультурных сил, призывал к обороне культуры, к защите всего лучшего, прекрасного и возвышающего дух человека:

«Не позволяйте себя обманывать! Я взываю ко всем, кто считают, что они служат делу прогресса, тогда как под руководством искусных обманщиков они незаметно для себя рушат ступени, ведущие к прогрессу» [49, с. 26].

Мировое признание Николай Константинович Рерих получил еще в молодые годы, и время только укрепило и оправдало эту достойную оценку, данную его творчеству и деятельности. Яркая жизнь великого русского художника и мыслителя, его обширное многогранное наследие отображают истинное величие его духа и прекрасные свойства его души. Его одухотворенная мысль пробудила к жизни мощные международные движения в защиту культуры, значимость которых растет день ото дня. Ни переоценить, ни перечеркнуть это невозможно. Его художественное и философское наследие, его заветы станут близкими и понятными многим грядущим поколениям.

Литература

1. Суичмезов В. ЧК идет в Шамбалу. Что искала спецслужба СССР в Тибете // Газета «Наша версия». № 43. 09–15.11.2015. С. 22. То же: [Электронный ресурс] // Версия (интернет-версия газеты «Наша версия»). № 44. 16.11.2015. Режим доступа: https: //versia.ru/chto-iskala-specsluzhba-sssr-v-tibete (дата обращения: 22.11.2015).

2. Шальнев А. Николай Рерих не был агентом ОГПУ, свидетельствуют документы из секретных архивов разведки (Газета «Известия». 22.10.1993) // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 493–496. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_3.htm (дата обращения: 22.11.2015).

3. Гришаева Г. Кому и зачем это нужно? Правда и ложь вокруг имени Рерихов (Газета «Нива России». № 23(80). 17–30.12.1994) // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 513–515. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_7.htm (дата обращения: 22.11.2015).

4. Дардыкина Н. Мертвые сраму не имут. Была ли провозглашена анафема освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви? (Газета «Московский Комсомолец». 14.01.1995) // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 408–415. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl4_11.htm (дата обращения: 22.11.2015).

5. Капсулецкий К. Газета «Сегодня»: методы вчерашние (послесловие к судебному процессу) (Журнал «Мир Огненный». № 9(1). 1996) [Электронный ресурс] // Ярославское Рериховское общество «Орион»: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_4.htm (дата обращения: 22.11.2015).

6. Шапошникова Л.В. Николай Рерих – мыслитель или шпион (Газета «Вечерняя Москва». 18.11.1994) // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 497–502. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_4.htm (дата обращения: 22.11.2015).

7. Шапошникова Л.В. Клевета поощряемая (Газета «Подмосковье». 25.02.1995) [Электронный ресурс] // Ярославское Рериховское общество «Орион»: официальный сайт. Режим доступа: http://yro.narod.ru/zaschitim/kleveta.htm (дата обращения: 22.11.2015).

8. Стеценко А.В. Был ли Николай Рерих сотрудником спецслужб? [Электронный ресурс] // Интернет-издание «pravda.ru». 06.06.2003. Режим доступа: http://www.pravda.ru/science/planet/humanbeing/06-06-2003/31713-shambala-0/ (дата обращения: 22.11.2015).

9. Стеценко А.В. «Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется» // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 531–560. То же: [Электронный ресурс] // Международный Центр Рерихов: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_11.htm (дата обращения: 22.11.2015).

10. Стеценко А.В. Некоторые факты разоблачения клеветнических измышлений о причастности Рерихов к деятельности спецслужб (Газета «Содружество». № 3. 2001) [Электронный ресурс] // МСРО имени С.Н. Рериха: официальный сайт. Режим доступа: www.roerichs.com/Sodr/N3/11-1.htm (дата обращения: 22.11.2015).

11. Стеценко А.В. Центрально-Азиатская экспедиция Николая Рериха. Факты и домыслы // В защиту имени и наследия Рерихов: Материалы междунар. научно-обществ. конф. 2001. М.: МЦР; Мастер-Банк, 2001. С. 147–166. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/protection/facts_a_fictions/stecenko_cae/index.php (дата обращения: 22.11.2015).

12. Фролов В.В. Духовный подвиг Рерихов под стрелами клеветы и предательства (Газета «Содружество». № 4. 2002) [Электронный ресурс] // МСРО имени С.Н. Рериха: официальный сайт. Режим доступа: http://www.roerichs.com/Sodr/N4/5-1.htm (дата обращения: 22.11.2015).

13. Письмо Т. Житковой (Латвия) в редакцию газеты «Красная звезда» по поводу статьи Игоря Подгурского «Красная Шамбала. Битва за Тибет» 26.09.2007 г. [Электронный ресурс] // Ярославское Рериховское общество «Орион»: официальный сайт. Режим доступа: http://yro.narod.ru/zaschitim/Gazety/TZ_Letter.htm (дата обращения: 22.11.2015).

14. Станкевич В. Анатомия одного “открытия”. Вокруг тайны семьи Рерихов (Газета «Эстония». 23.12.1994) // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 516–521. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_10.htm (дата обращения: 22.11.2015).

15. Ши-ши, или Кое-что о грызунах на ниве российской культуры: редакционная статья (Газета «Подмосковье». 23.10.1999) // Защитим имя и наследие Рерихов. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов; Мастер-Банк, 2001. С. 527–530. То же: [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl5_10.htm (дата обращения: 22.11.2015).

16. Вахонина И. Действительно ли Н.К. Рерих организовал Центрально-Азиатскую экспедицию для того, чтобы захватить Далай-ламу и создать Мировое правительство? (Газета «Содружество». № 11, июль–октябрь 2003) [Электронный ресурс] // МСРО имени С.Н. Рериха: официальный сайт. Режим доступа: www.roerichs.com/Sodr/N11/2-2.htm (дата обращения: 22.11.2015).

17. Житкова Т. Николай Рерих: правда и вымысел или о том, как сказка о ламе Блюмкине была оценена в два миллиона («Николай Рерих не был чекистом». Газета «Час» (Латвия). 16.11.2002) [Электронный ресурс] // Ярославское Рериховское общество «Орион»: официальный сайт. Режим доступа: www.yro.narod.ru/zaschitim/Tania3.htm (дата обращения: 22.11.2015).

18. Стеценко А.В. Синдром клеветы (Газета «Содружество». № 8, декабрь 2002 – февраль 2003) [Электронный ресурс] // МСРО имени С.Н. Рериха: официальный сайт. Режим доступа: www.roerichs.com/Sodr/N8/11-1.htm (дата обращения: 22.11.2015).

19. Степанова Н. Посвящается 80-летию Центрально-Азиатской экспедиции академика Н.К. Рериха (Газета «Содружество». № 8, декабрь 2002 – февраль 2003) [Электронный ресурс] // МСРО имени С.Н. Рериха: официальный сайт. Режим доступа: www.roerichs.com/Sodr/N8/1-1.htm (дата обращения: 22.11.2015).

20. Открытое письмо международной культурной общественности главному редактору газеты «Версия в Питере» по поводу публикации «Был ли Рерих агентом советской разведки?» (Газета «Содружество», № 1(19), ноябрь 2005 – февраль 2006) [Электронный ресурс] // МСРО имени С.Н. Рериха: официальный сайт. Режим доступа: http://www.roerichs.com/Sodr/N19/14-4.htm (дата обращения: 22.11.2015).

21. Защитим имя и наследие Рерихов. Том 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. М.: Международный Центр Рерихов, 2001. 720 с.

22. Подгурский И. Красная Шамбала. Битва за Тибет [Электронный ресурс] // Красная звезда: официальный сайт. 26.09.2007. Режим доступа: http: //old.redstar.ru/2007/09/26_09/5_04.html (дата обращения: 22.11.2015).

23. Рерих С.Н. Поднимая себя, поднять других // С.Н. Рерих. Стремиться к Прекрасному. М.: Международный Центр Рерихов, 1993.

24. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Самара: Изд-во Агни, 1994.

25. Красная книга ВЧК. В 2 т. Т. 1 / Ред. и предисл. А.С. Велидова. М.: Политиздат, 1989.

26. Чернявский Г.И. Лев Троцкий. М.: Молодая гвардия, 2010. (ЖЗЛ). 

27. Симбирцев И. Спецслужбы первых лет СССР. 1923–1939. М.: ЗАО Центрполиграф, 2008.

28. Рерих Н. Сердце Азии. Минск: Издательство «Университетское», 1991.

29. Рерих Ю.Н. Экспедиция академика Н.К. Рериха в Центральную Азию (1925–1928): Отрывок из докл. в Московском филиале Геогр. об-ва СССР, март 1959 г. // Вопросы географии: Историческая география. 1960. № 50. С. 257–262.

30. Монгольские мотивы в искусстве // Жизнь Бурятии. 1926. № 7–9.

31. Рерих Н. Алтай – Гималаи: Путевой дневник. Рига: Виеда, 1992.

32. Российские путешественники в Индии. ХIХ – начало ХХ в. Документы и материалы. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы. 1990. 301 с. (Азия и Африка в источниках и материалах).

33. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 1: Мастер. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 1998.

34. Кычанов Е.И., Мельниченко Б.Н. История Тибета с древнейших времен до наших дней. М.: Восточная литература, 2005.

35. Рерих Н.К. Тернии пути // Н.К. Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 1996.

36. Шапошникова Л.В. От Алтая до Гималаев. По маршруту Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха. М.: Издательство «Планета», 1987.

37. Окладников А.П. [Вступ. слово] / Рерих Н.: Беспредельная реальность вершин // Вокруг света. 1972. № 3.

38. Ефремов Ю.К. Н.К. Рерих и география // Вопросы географии. 1960. № 50.

39. Семека Е.С., Шастина Н.П., Богословский В.А., Пятигорский А.М. [Предисл.] // Рерих Ю.Н. Избранные труды / Академия наук СССР. Институт народов Азии. М.: Наука, 1967.

40. Ларичев В.Е. [Предисл.] // Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии / Пер. с англ. Н.Н. Зелинского; под ред. А.П. Окладникова, В.Е. Ларичева. Хабаровск: Хабаровское книжное издательство,1982.

41. Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. М.: Молодая гвардия, 1972. (ЖЗЛ).

42. Центрально-Азиатская экспедиция [Электронный ресурс] // МЦР: официальный сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/evolution/cae/ (дата обращения: 08.01.2016). Библиография: там же. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/evolution/cae/more/bibliograph1.php (дата обращения: 08.01.2016).

43. Рерих Н. Сердце Азии. USA. Southbury: Alatas, 1929.

44. Рерих Н.К. Неблагодарность // Н.К. Рерих. Россия. М.: Международный Центр Рерихов, 1992.

45. Рерих Н. Самоотвержение зла // Н. Рерих. Держава Света. Священный дозор. Рига: Виеда, 1992.

46. Рерих Н.К. Антиклеветин // Н.К. Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 1996.

47. Рерих Н.К. По заслугам // Н.К. Рерих. Россия. М.: Международный Центр Рерихов, 1992.

48. Рерих Н.К. Мужество // Н.К. Рерих. Листы дневника. В 3 т. Т. 2. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2000.

49. Рерих Н.К. Разрушители культуры // Н.К. Рерих. Россия. М.: Международный Центр Рерихов, 1992.