Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. ШапошниковаЗащита имени и наследия Рерихов
ОНЦ КМ Международные конференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Культурно-просветительская работаСотрудничество

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха

Культурное учреждение Международный Центр Рерихов обвиняется в экстремизме

Книжник Т.О., Захарова Е.А., Румянцева Т.Н.

Дорогие друзья! В нашем распоряжении оказалось письмо первого заместителя министра культуры РФ В.В.Аристархова о судьбе «общественного» Музея имени Н.К.Рериха – в оригинале письма статус Музея заключен в кавычки. В нем говорится о том, что создание государственного «музея семьи Рерихов обеспечит широкий доступ к художественному наследию и архивным фондам семьи Рерихов. Одним из основных направлений работы музея будет конструктивное взаимодействие с гражданами, интересующимися наследием Рериха»[1].

Как помочь Музею:

Мы и наши единомышленники из России и других стран уже не раз писали о том, что решение Министерства культуры РФ о создании такого государственного музея можно было бы только приветствовать, ведь это было обещано Юрию Николаевичу Рериху советским государством еще в далеком 1957 году. Если бы не одно обстоятельство: «создание» это подразумевает захват территории и фондов общественного музея другим – государственным. Многочисленные рериховские общества и независимые исследователи имели возможность на личном опыте убедиться в «широте» доступа к наследию Рерихов, который предоставляет Музей Востока в целых двух залах, и сравнить его с тем, как представлено наследие в экспозиции созданного МЦР общественного Музея, а также сопоставить масштабы деятельности обеих организаций.

О «конструктивном взаимодействии» со многими тысячами граждан, интересующимися наследием Рериха (точнее его судьбой в свете последних действий Минкульта) и направляющими в различные инстанции письма в защиту Международного Центра Рерихов, следует сказать особо. Недавние события показали, что обратной связью с народом являются отписки чиновников Минкульта (которым в итоге передаются все жалобы на них же) – формально-бездушные и повторяющие друг друга. При повторных обращениях с просьбой дать ответ по существу авторы писем получают те же самые послания, что вызывает резонные вопросы – а были ли доведены их жалобы до адресатов? Другим примером «взаимодействия» стали шесть (!!!) различных проверок (прокуратуры, налоговой инспекции, трудовой инспекции, министерства юстиции, Росимущества), проведенных за последние пять месяцев по письмам г-на Аристархова в стенах учреждения, где трудятся исследователи наследия Рерихов. Ни один государственный музей не удостоился столь пристального внимания со стороны вышеуказанных структур, как общественный Музей имени Н.К.Рериха. Но и этого опытным устрашителям из Минкульта оказалось мало: недавно Министерство культуры РФ направило обращение в Генеральную прокуратуру РФ «О проверке материалов интернет-сайта МЦР www.icr.su  на предмет наличия высказываний экстремистского характера и пресечения выявленных нарушений».

5 мая с.г. в Министерстве юстиции подписывают уведомление о проведение проверки МЦР[2] в соответствии с распоряжением первого заместителя министра С.А.Герасимова, которая «проводится с целью исполнения требований Министерства культуры Российской Федерации». Интересно, что основной задачей проверки является «выявление наличия (отсутствия) в деятельности Организации признаков экстремизма» и выполнения «функции иностранного агента»[3].

Поясним, как современным законодательством трактуются понятия экстремистской деятельности и экстремистских высказываний.

Из Федерального Закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»:

«Статья 1, п. 1:

1) экстремистская деятельность (экстремизм):

  • насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
  • публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;
  • возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
  • пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;
  • воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;
  • пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

(в ред. Федерального закона от 25.12.2012 N 255-ФЗ)

  • публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;
  • публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением».

«Статья  1, п. 3:  «экстремистские материалы – предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы».

Остается только гадать, под какой именно пункт вышеупомянутого Закона подпадают описания залов общественного Музея или многочисленных культурных мероприятий, проводимых в его стенах и за его пределами. Вероятнее всего, под символикой, сходной с нацистской атрибутикой, подразумевается Знамя Мира, отличительный флаг Пакта Рериха, первого международного договора, направленного на защиту культурного наследия человечества, а под экстремистскими высказываниями – размещенные на сайте МЦР статьи в защиту общественного статуса Музея имени Н.К. Рериха, а следовательно, и волеизъявления основателя этого Музея – Святослава Николаевича Рериха. Тем самым высокопоставленные чиновники Минкульта и Минюста точно бы намекают особо смелым гражданам, интересующимся наследием Рерихов, какого рода «конструктивное взаимодействие» с сильными мира сего их ожидает, если они будут исследовать его сверх дозволенной меры или, упаси боже, применять положения философии Живой Этики в жизни. Например, взывать к справедливости, напоминать про уважение к воле великого человека, заповеди «не укради» и «не лжесвидетельствуй», бескорыстный труд на общее благо, участие общества в сохранении и развитии культуры и прочую сентиментальную чепуху.

Видимо, поводом к столь суровым мерам в отношении нашей общественной организации снова послужили подметные письма неких граждан, наподобие письма Литвинова, приложенного к обращению г-на Аристархова в МВД России в 2014 г., с обвинениями в экстремизме сотрудников МЦР, которые готовы «по команде Шапошниковой взяться за «коктейли Молотова» или оружие... И это обернется непредсказуемыми последствиями для нашего государства и общества»[4]. Это же до какой степени ненависти к общественному Музею нужно дойти, чтобы распространять явную клевету на его сотрудников?!

В наше тяжелое время в правоохранительные и надзорные органы поступает множество писем и обращений, которые действительно заслуживают незамедлительной реакции. Но среди этого потока почему-то «выбираются» письма, уровень неадекватности которых зашкаливает; письма, исполненные клеветы в адрес выдающегося ученого и деятеля культуры, удостоенного правительственных российских и зарубежных наград.  Если бы с такой же поспешностью реагировали на обращения общественности и МЦР относительно ситуации, сложившейся с квартирой Ю.Н.Рериха на Ленинском проспекте, то уверены, что находившаяся там коллекция картин и раритетов не была бы разворована и распродана за бесценок. Если бы призвали к ответу виновных за исчезновение картин из коллекции С.Н. Рериха, находящейся в Государственном музее Востока, то меньше было бы воровства из запасников государственных музеев. Не надо забывать, что незаконная торговля культурными ценностями занимает третье место в мире после торговли оружием и наркотиками.

Но вернемся к письму В.В.Аристархова: «Качество деятельности МЦР в области учета и хранения культурных ценностей вызывает обоснованные сомнения, – утверждает он. – Проверкой Хамовнической межрайонной прокуратуры г. Москвы, состоявшейся в ноябре-декабре 2015 г., установлены существенные нарушения музейного и архивного законодательства РФ».

Однако г-н Аристархов  не указывает, что именно «вызывает обоснованные сомнения», чем именно они обосновываются и в чем конкретно выражаются эти «существенные нарушения». Между тем в заключении рабочей группы экспертов, проводивших проверку Музея, говорится прямо противоположное, а именно:

«…объект соответствует "Единым требованиям по технической укрепленности и оборудованию средствами ОПС МВД РФ, организации физической и технической охраны объекта". Согласно проверке Группы, организация охраны музейных помещений (экспозиционных залов и хранилища) признана полностью соответствующей требованиям Инструкции <…>. Выводы: Общий осмотр показал: серьезных нарушений не выявлено, условия хранения соответствуют принятым и утвержденным инструкциям по учету и хранению музейных ценностей»[5].

Из заключения рабочей группы экспертов, проводивших проверку Отдела рукописей Музея: «В целом констатируем, что:

  • условия хранения, температурно-влажный режим соответствуют нормам, документы хранятся в папках и коробках из бескислотного картона;
  • помещения хранилища находятся под сигнализацией, опечатываются, обеспечивается их охрана;
  • копии документов используются в постоянной экспозиции Международного Центра Рерихов и публикаторской деятельности. Для работы исследователей документы выдаются в читальный зал под наблюдением сотрудника, оформляются личные дела исследователей, осуществляется проверка дел до и после использования их в читальном зале;
  • описи фондов № 1 (Фамильный Фонд Рерихов), 3–8, соответствуют критериям современного архивного дела, характеризуются высоким научным уровнем, отражают состав и содержание документов <…>[6].

Оказывается, к «существенным нарушениям» деятельности Музея г-н Аристархов относит то, что «МЦРом без законных на то оснований на территории земельного участка установлены могилы (?!) и памятник членам семьи Рерихов»[7], и поэтому он требует их снести. Да-да, вы все правильно прочитали. Ни много ни мало МЦР посмел установить перед входом в Музей Мемориал Е.И. и Н.К. Рерихам – нашей национальной гордости, великим подвижникам и вестникам космической эволюции. Знает ли г-н Аристархов, что на открытии Мемориала Н.К. и Е.И. Рерихам 9 октября 1999 г. присутствовал и выступал министр Правительства Москвы К.Б. Норкин, который нашел достойные слова для этого события, приличествующие государственному мужу? Вот фрагмент из его выступления: «Открытие Мемориала — это, конечно, выдающееся и важное событие в нашей культурной жизни…  Теперь есть место, куда почитатели Великого Мастера могли бы принести и положить цветы. Я еще раз поздравляю всех, кто чтит творчество этого великого человека, и надеюсь, что цветы сюда будут приносить наши внуки и правнуки»[8]. Надо полагать,  что г-ну Аристархову неизвестно и то, что возведение Мемориала, а также скульптурных памятников Ю.Н. и С.Н. Рерихам было согласовано с Правительством Москвы.

Во многих письмах В.В.Аристархова в который раз звучит мысль о незаконном владении МЦР Наследием Рерихов. В прошлом году он добился от Генеральной прокуратуры того, что МЦР был подвергнут проверке на предмет этой «незаконности» целых пять раз. Но, несмотря на требование руководства Минкульта, прокуратура такого вывода не сделала. Не имея правовых оснований изъять у МЦР наследие и выселить его из усадьбы Лопухиных, г-н Аристархов теперь пытается представить МЦР иностранным агентом, занимающимся экстремистской деятельностью.

Пользуясь поддержкой Минкульта, 12 мая Государственный музей Востока предпринял очередную попытку выселения МЦР из усадьбы Лопухиных, требуя освободить одно из строений Усадьбы. Визитеры во главе с заместителем директора ГМВ по научной работе Т.К.Мкртычевым пытались убедить сотрудников в том, что Минкульт пытается найти возможность оказать им помощь. Хороша помощь, ничего не скажешь!

Таковы последние сводки с полей, свидетельствующие о том, что руководство Министерства культуры РФ по-прежнему распространяет ложные сведения о МЦР и его руководстве и представляет общественную организацию в качестве деструктивной и опасной. Такая оценка культурной деятельности МЦР из уст чиновников составляет разительный контраст с реальной культурной деятельностью нашей организации и отзывами о ней Генерального Секретаря ООН и Генерального директора ЮНЕСКО, а также тем фактом, что недавно МЦР был номинирован на Нобелевскую премию мира. В завершении письма Аристархов пишет, что «информацией о выдвижении МЦР на Нобелевскую премию мира Минкультуры России не располагает», ссылаясь на сайт Нобелевского комитета, на котором МЦР не фигурирует. Между тем на сайте этого Комитета (http://www.nobelprize.org/nomination/peace/) сказано следующее: «Положения Нобелевского фонда запрещают раскрытие информации о номинациях, в общественном доступе или для частных лиц… Запрещение распространяется на информацию о кандидатах и выдвинувших их лицах, а также на любые расследования и обсуждения присуждаемых премий»[9]

Руководство и коллектив Международного Центра Рерихов выражают сердечную благодарность всем, кто помогает сохранить наш общественный Центр-Музей и поддерживает его в трудный час словом и делом. Вместе мы все преодолеем!




[1]Письмо первого заместителя министра культуры РФ В.В.Аристархова первому заместителю Комиссии по культуре Общественной Палаты РФ М.Ю.Лермонтову №  339-01-68-ВА от 06.04.2016 г.

[2] Уведомление о проведении проверки МЦР от 05.05.2016 г. № 11-50105/16.

[3] Распоряжение Министерства юстиции России от 25.04.2016 г. № 634-р.

[4] Письмо первого заместителя министра культуры В.В.Аристархова заместителю министра внутренних дел М.Г.Ваничкину от 22.10.2014 г. № 9388-0754/кР-ВА.

[7] Письмо В.В.Аристархова заместителю мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Н.А.Сергуниной от 20.04.2016 г.

[8] Выступление К.Б.Норкина на открытии Мемориала Е.И. и Н.К.Рерихам//Новая Эпоха. 1999. № 4(23).

[9] “Are the nominations made public? The statutes of the Nobel Foundation restrict disclosure of information about the nominations, whether publicly or privately... The restriction concerns the nominees and nominators, as well as investigations and opinions related to the award of a prize”. //http://www.nobelprize.org/nomination/peace/. Дата обращения: 12.05.2016 г.


Материалы по теме:

См. также: