Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха
История наследия Рерихов в России: документальные свидетельства. Стеценко А.В., Журавихин П.М. МЦР, 2007 г.

Борьба за сохранность целостности Наследия Рерихов является для Международного Центра Рерихов (МЦР) неизменным долгом по выполнению воли Святослава Николаевича Рериха, последнего представителя великой семьи, передавшего в 1990 году общественной организации свою часть из богатейшего художественного, научного, духовно-философского, эпистолярного, литературного наследия Н.К. и Е.И. Рерихов. Эти культурные ценности, собиравшиеся их самоотверженным трудом, предназначались России, ради которой Рерихи жили и трудились, ради которой, говоря словами Николая Константиновича, «перевидали и радости, и трудности, и опасности».

Проникнутое идеями Живой Этики, Наследие семьи Рерихов носит целостный характер: каждая его часть иллюстрирует, объясняет и углубляет все остальные. Именно поэтому неделимость Наследия являлась решающим условием его возвращения на Родину. Оно осуществлялось в два этапа: в 1957 году Ю.Н. Рерихом и в 1990 году С.Н. Рерихом. Таким образом, каждый из сыновей выполнил свою часть миссии по передаче России бесценного культурного достояния своих родителей.

Судьба Наследия Рерихов складывалась на Родине трудно и драматично. Главная причина состояла в новых мировоззренческих идеях, которые в нем содержались. Открывая новые возможности расширения наших познаний о человеке и мироздании эти идеи встречали упорное сопротивление представителей старого, отживающего сознания, яростно восстающего против всего нового, разрушающего привычные устоявшиеся догматы. Другой причиной являлось желание чиновников безраздельно распоряжаться всем, что находится в пределах государства Российского, вплоть до захвата не принадлежащего им имущества. Эти причины обусловили многие последующие трудности, связанные с созданием в России Музея имени Н.К. Рериха.

Борьба за Наследие стала разворачиваться после приезда Юрия Николаевича Рериха в СССР, в 1957 году. Он привез на Родину принадлежащую ему часть наследия родителей, которая включала более 500 картин Н.К. Рериха, бесценные коллекции и уникальный архив Центрально-Азиатской экспедиции, обширную личную библиотеку, часть фамильных коллекций (древнебуддийская живопись, древняя бронза), личные вещи Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов.

По замыслу Ю.Н. Рериха все это должно было стать основой Музея имени Н.К. Рериха, в котором в полном объеме могло быть собрано философско-художественное наследие семьи Рерихов, включая и часть, оставшуюся в распоряжении С.Н. Рериха в Индии, для сохранения, изучения и развития. С этой целью Юрий Николаевич начал переговоры с Министерством культуры СССР.

В своих письмах к Р.Я. Рудзитису, руководителю Латвийского общества Рериха, он сообщал: «Сейчас идут очень ответственные переговоры о Музее, как в Ленинграде, так и в Сибири»[1]. (Декабрь 1958 г.)

«Последнее решение Министерства: автономная экспозиция при Русском музее и Музей в Новосибирске»[2]. (Март 1959 г.)

В создании Музея имени Н.К. Рериха Юрию Николаевичу прямо не отказывали, вежливо выслушивали, обещали, но ничего не делали. Ответственные лица были внешне любезными, но за этой любезностью скрывалась духовная глухота и холодный расчет. Юрий Рерих, один из самых высокообразованных людей того времени, человек необычайно высокой культуры не мог предположить, что министр культуры СССР Н.А. Михайлов давно распорядился никакого Музея Н.К. Рериха в виде автономной экспозиции не создавать. 27 декабря 1958 года на стол министра лег документ, в котором начальник отдела изобразительных искусств и охраны памятников Министерства культуры А. Лебедев заявлял: «В связи с вопросом о распределении коллекции произведений Н.К. Рериха, сообщаю следующее: просьба Ю.Н. Рериха об организации специального Музея им. Н.К. Рериха при Государственном Русском музее и его филиале в одном из городов в Сибири, по нашему мнению, не может быть удовлетворена<…>»[3]. На этом документе, хранящемся в архиве Министерства культуры РФ, и поныне можно видеть лаконичную, скрепленную подписью резолюцию министра Н.А. Михайлова: «За» (фрагмент документа).

Решение министра культуры имело роковые последствия не только для судьбы художественных полотен Н.К. Рериха, но и для всей части привезенного Ю.Н. Рерихом в Россию наследия родителей. Лживые обещания о создании Музея давались Юрию Николаевичу с единственной целью – завладеть коллекцией полотен великого русского художника Н.К. Рериха[4] (фрагмент документа). И это государству в лице Министерства культурыудалось. Для создания при Русском Музее автономной экспозиции на правах специального Музея имени Н.К. Рериха Юрий Николаевич Рерих передал государству на временное хранение 421 картину. Полотна временно разместили в Государственной Третьяковской галерее[5].

4 мая 1960 года, незадолго до внезапной смерти Юрия Николаевича, Министерство культуры СССР издало Приказ № 285, которым находящиеся на временном хранении картины, принадлежавшие Ю.Н. Рериху, распределялись по музеям СССР. Большая часть полотен передавалась Русскому музею и областной Новосибирской галерее. О создании автономной экспозиции картин Н.К. Рериха – главного условия Юрия Николаевича – даже не упоминалось[6] (документ). Это был безжалостный приговор стремлению Ю.Н. Рериха создать Музей имени своего отца в России.

21 мая 1960 г. Юрий Николаевич Рерих скоропостижно скончался. Завещания он составить не успел. Ю.Н. Рерих не был женат и не имел детей, поэтому единственным наследником являлся его младший брат – Святослав Рерих. После внезапного ухода Ю.Н. Рериха из жизни чиновники Министерства культуры сделали все, чтобы не допустить С.Н. Рериха к вступлению в права наследственного имущества его брата. Признавая Святослава Рериха законным наследником, представители Минкульта давали ему пустые обещания уладить все формальности, связанные с вопросом его вступления в наследство. Между тем, пользуясь отсутствием Святослава Николаевича в стране, к оставшимся на квартире Ю.Н. Рериха культурным ценностям были допущены совершенно посторонние люди. В результате значительная часть бесценных культурных предметов, картин и рукописей семьи Рерихов подверглась разграблению.

Святослав Николаевич добивался у государства принятия мер к сохранению и защите части наследия Н.К. и Е.И. Рерихов, оставшейся на квартире старшего брата. Об этом красноречиво свидетельствуют его многочисленные письма: к министру культуры СССР П.Н. Демичеву[7] (1976 г.), к Председателю Совета министров СССР А.Н. Косыгину[8] (1979 г.), к Председателю Совета министров СССР, Тихонову Н.А.[9] (1981 г.).

Однако с 1961 г. упорное и завуалированное обещаниями противодействие чиновников не позволило Святославу Рериху войти в права наследства своего брата и должным образом распорядиться первой частью наследия родителей. Государство, в лице своих высоких должностных лиц, не только не желало создавать Музей имени Н.К. Рериха и допускать к наследству законного наследника – С.Н. Рериха, – обеспечивать сохранность уникальных художественных коллекций и архивных материалов, оставшихся на квартире его брата, но и отказывалось осуществлять контроль за их использованием. (Подробнее)

Возникает резонный вопрос – почему? Была ли это простая халатность, хорошо продуманная акция или кем-то преследовался определенный интерес? Когда-нибудь мы получим ответ на этот вопрос. Пока же, бесценные коллекции и научный архив, собранные Рерихами за долгие годы экспедиций, по вине государства подвергаются разграблению, что поставило их на грань уничтожения. (Подробнее)

Однако на этом драматические события, связанные с Наследием семьи Рерихов, не закончились. Чиновники попытались завладеть и другой его частью, которая хранилась у С.Н. Рериха. Отчасти им это удалось. Причем почерк в присвоении чужого имущества остался прежним. Об этом свидетельствует история коллекции 288 картин, завещанных С.Н. Рерихом Международному Центру Рерихов.

В 1978 году 296 полотен самого Святослава Николаевича и его знаменитого отца были переданы С.Н. Рерихом на временное хранение Министерству культуры СССР для проведения передвижных выставок в стране[10] (документ). В течение первых лет нахождения картин в СССР они выставлялись в ряде городов страны. Однако в 1989 году полотна, без согласия владельца – С.Н.Рериха – были поставлены «на временное хранение» в Государственном музее Востока (ГМВ)[11] (документ). Впоследствии 288 из них Святослав Николаевич завещал МЦР. Однако чиновники Минкультуры не хотели признавать этого обстоятельства. Полотна по-прежнему продолжали оставаться в ГМВ. Несмотря на все усилия, предпринятые Международным Центром Рерихов по возврату картин, и требования самого С.Н. Рериха, эта коллекция до сих пор не возвращена законному владельцу[12] (документ). Понимая, что государство не заинтересовано в создании нормальных условий для сохранения и популяризации наследия его семьи, Святослав Николаевич Рерих принимает решение создать негосударственный Центр-Музей имени Н.К. Рериха в Москве. В июне 1989 года в газете «Советская культура» было опубликовано его письмо под названием «Медлить нельзя!». В нем Святослав Николаевич четко и определенно изложил свою концепцию Центра-Музея, особо подчеркнув его статус как общественной организации, не зависящей ни от Министерства культуры, ни от Государственного музея Востока, и предложил на пост директора Центра-Музея Л.В. Шапошникову: «Вы спрашивали мое мнение о возможном руководителе Центра. Я со своей стороны не вижу лучшей кандидатуры, чем Людмила Васильевна Шапошникова, индолог и писатель, человек деловой, давно занимающийся этими проблемами и мне лично давно и хорошо известный»[13] (документ).

Для содержания Центра-Музея С.Н. Рерих предлагал создать общественный Фонд, а под размещение Центра-Музея Святослав Рерих выбрал старинную Усадьбу Лопухиных в центре Москвы. Именно выполнение этих условий Святослав Николаевич считал главным фактором для передачи в Россию принадлежащей ему обширной части наследия семьи Рерихов. Государство приняло предложения Святослава Николаевича.

4 ноября 1989 года вышло Правительственное Постановление о создании Советского Фонда Рерихов (СФР) и Центра-Музея имени Н.К. Рериха как основной базы Фонда[14] (документ). 28 ноября Мосгорисполком своим решением предоставил под размещение Фонда и Центра-Музея памятник культуры XVII – XIX вв. усадьбу Лопухиных. Убедившись, что государство выполнило взятые на себя обязательства, Святослав Николаевич пригласил в Индию для работы с наследием семьи Рерихов Л.В. Шапошникову[15] (документ), назначив ее своим доверенным лицом и распорядителем наследия.

19 марта 1990 года Святослав Николаевич Рерих передал принадлежащую ему часть культурного наследия родителей общественной организации – Советскому Фонду Рерихов (с 1991 г. переименованного в МЦР) – для будущего негосударственного Музея имени Н.К. Рериха. Несмотря на ожесточенное сопротивление госчиновников, такой Музей в России был создан. Его становление происходило в несколько этапов, каждый из которых явился красноречивой летописью самоотверженной и созидательной работы сотрудников МЦР в труднейших условиях российской действительности и чиновничьего произвола. В октябре 1997 года Музей имени Н.К. Рериха гостеприимно раскрыл двери для многочисленных посетителей со всего мира в Усадьбе Лопухиных, отреставрированной Международным Центром Рерихов. (Подробнее)

Музей имени Н.К. Рериха, в котором изучается и сохраняется часть духовно-культурного наследия наших выдающихся соотечественников, состоялся. Однако защита самого Музея и целостности его основы – Наследия Рерихов продолжилась с новой силой.

Исполняя свой долг перед Святославом Николаевичем Рерихом, Международный Центр Рерихов продолжал отстаивать его волю по возвращению в Музей имени Н.К. Рериха 288 картин, удерживаемых в Государственном музее Востока. Вопрос о возврате этой коллекции неоднократно поднимался представителями МЦР на встречах с министрами культуры, с завидным постоянством сменявшими друг друга. В 1999 году очередным министром культуры РФ был В.К. Егоров. Вопреки законным требованиям Международного Центра Рерихов о возврате картин и многочисленным обращениям по этому вопросу видных представителей отечественной культуры и науки, известных общественных деятелей (Открытое письмо Министру культуры В.К. Егорову, письмо Д.С. Лихачева), министр В.К. Егоров издает приказ № 633 от 13 сентября 1999 года «О государственном учете музейных предметов». Этим приказом Министерство культуры пыталось придать законную основу противоправным действиям директора Государственного музея Востока В.А. Набатчикова по переводу в марте 1993 года с временного на постоянное хранение коллекции картин С.Н. Рериха, завещанной им Международному Центру Рерихов. Включение вышеупомянутой коллекции в состав музейного фонда Государственного музея Востокавыделялось откровенным беззаконием. Спустя 6 лет (!) после этого самоуправства министр культуры В.К.Егоров в своем приказе решил «подправить» этот промах и, ссылаясь на Закон РФ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации», подтверждал уже «правомерность включения в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации» коллекции картин С.Н. Рериха[16] (документ).

При этом министр своим приказом сам грубо нарушал положения данного Закона, в статье 13 которого сказано, что «В состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации входят музейные предметы и музейные коллекции, находящиеся в федеральной собственности <…>».

Кроме того, в статье 8 закона сказано, что «включение музейных предметов и музейных коллекций в состав Музейного фонда РФ» должно производиться только Министерством культуры, только в установленном порядке и только после проведения соответствующей экспертизы. Кроме того, «Музейные предметы и музейные коллекции считаются включенными в состав Музейного фонда Российской Федерации со дня регистрации соответствующего факта в Государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации»[17] (фрагмент документа).

Ни одно из этих требований, необходимых для того, чтобы приказ министра культуры В.К. Егорова № 633 от 13 сентября 1999 г. имел законную силу, не было выполнено.

Согласно «Положению о Музейном фонде Российской Федерации», утвержденного Постановлением Правительства РФ, от 12 февраля 1998 года № 179 в федеральной собственности находятся только те музейные предметы и музейные коллекции, которые:

1) находились в федеральной собственности, т.е. в собственности бывшего СССР и РСФСР. А также приобретены за счет средств федерального бюджета;

2) приобретены государственными музеями за счет средств их учредителей, либо за счет собственных средств, либо за счет иной формы приобретения.

Ничего из вышеперечисленного по отношению к коллекции С.Н. Рериха также не производилось, да и не могло производиться, так как владельцем картин являлся Святослав Николаевич Рерих, а не государство.

Но этот факт министра культуры В.К. Егорова не остановил. Отстаивая запятнанную честь ведомства, чиновник подписал приказ, целью которого было прикрыть беззакония государства и подведомственного ему Государственного музея Востока в отношении художественной коллекции С.Н. Рериха.

При этом министр в приказе № 633, вопреки сведениям владельца картин С.Н. Рериха, упорно указывает цифру в 282 произведения, предоставленную ему ГМВ.

В 2001 году, защищая волю дарителя, С.Н. Рериха, МЦР обратился в Московский арбитражный суд с иском о признании недействительным приказ министра культуры В.К. Егорова и о взыскании из незаконного владения 288 картин Н.К. и С.Н. Рерихов. В подтверждении своих прав Международный Центр Рерихов представил документы С.Н. Рериха, подтверждающие права МЦР на данную коллекцию. Однако на первом же судебном заседании МЦР в исковом заявлении было отказано на основании того, что в Уставе нашей организации отсутствовало положение о правопреемстве по отношению к Советскому Фонду Рерихов (СФР). Но именно этот пункт в 1993 году был изъят из Устава МЦР по требованию Министерства юстиции[18] (!) (документ) в результате развернутой компании, имевшей целью завладеть наследием, переданным С.Н. Рерихом Международному Центру Рерихов. (Подробнее)

Судьи, словно действуя по заранее согласованному плану, не обратили внимания ни на документы С.Н. Рериха, предъявленные МЦР, ни на грубые нарушения закона в оспариваемом приказе Минкультуры и отклонили требования МЦР.

Международный Центр Рерихов обжаловал данное судебное решение. Тем не менее, Московский арбитражный суд закрепил его и вопреки здравому смыслу и исторической справедливости. Одновременно судьи признали, что: «<…> архив и наследство Рериха для Советского Фонда в Москве нельзя рассматривать как договор дарения <…> а кроме того из содержания данного документа усматривается, что С.Н. Рерих завещал, а не дарил принадлежащее ему имущество. Имущество, передаваемое в порядке наследования, требует определенной процедуры его принятия <…>, что не было сделано истцом [т.е. МЦР]»[19].

Апелляция МЦР в Федеральный арбитражный суд Московского округа также не дала результатов. 9 октября 2001 г. этот суд оставил предыдущие судебные решения без изменений, а кассационную жалобу МЦР без удовлетворений. Это означало, что судебная власть открыто поддержала нарушение Министерством культуры всех норм права и оставило приказ министра культуры В.К. Егорова в силе. Картины, не принадлежащие Государственному музею Востока, остались в его запасниках.

Министерство юстиции поспешило закрепить успех Минкультуры и уже на следующий день (10 октября 2001 г.) распорядилось провести «контроль за соответствием деятельности МЦР»[20]. Его подписала заместитель руководителя Департамента по делам общественных и религиозных объединений Минюста Н.А. Рождественская. Вроде бы вполне обычное решение: Минюсту положено контролировать деятельность общественных объединений в части соответствия Уставу организации и закону. Но, учитывая то, что проверка началась непосредственно после «триумфа» Министерства культуры в Московском арбитражном суде, она приобретала характер очередного наступления на общественный Центр-Музей, что вскоре и подтвердилось. Через месяц после проверки из Министерства юстиции в МЦР пришло предупреждение, подписанное заместителем министра Е.Н. Сидоренко: «<…> подлежит исключению из Устава организации и преамбула, где сказано, что основой организации является Музей имени Н.К. Рериха»[21]. Это было явное желание уничтожить негосударственый музей, в котором хранится наследие семьи Рерихов, очередная попытка нарушить волю С.Н. Рериха, высказанную в его письме «Медлить нельзя!»[22] (документ), и нарушить обязательства государства, данные Святославу Николаевичу руководством страны.

Опасность втягивания в бесконечные судебные процессы была реальной. В этих условиях руководство Международного Центра Рерихов, понимая всю полноту ответственности за выполнение воли своего основателя, принимает решение использовать свои права на наследство С.Н. Рериха и подает заявление в Хамовнический суд г. Москвы об установлении факта принятия наследства после смерти С.Н. Рериха. Такой шаг давал возможность МЦР не только защитить Музей имени Н.К. Рериха, но и прекратить все притязания государства на сохраняемую в нем часть наследия Рерихов, завещанную Международному Центру Рерихов Святославом Николаевичем.

6 августа 2002 года состоялось заседание Хамовнического районного суда г. Москвы и принято решение: «Установить факт принятия Международной общественной организацией «Международный Центр Рерихов», согласно завещательному Распоряжению Святослава Николаевича Рериха «Архив и Наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве» от 19 марта 1990 г., наследственного имущества <…>»[23] (фрагмент документа).

В октябре 2002 года в целях проверки законности нахождения в Государственном музее Востока коллекции картин Н.К. и С.Н. Рерихов, принадлежащих МЦР, руководство Международного Центра Рерихов обратилось к председателю Счетной палаты РФ С.В. Степашину. В своей просьбе представители МЦР ставили вопрос «о проверке фактического наличия в Государственном музее Востока картин указанной коллекции и соответствие их первоначальным правоустанавливающим документам»[24] (фрагмент документа), т.е. спискам самого С.Н. Рериха.

Предполагалось провести «Анализ правомерности документов по передаче коллекции Н.К. Рериха и С.Н. Рериха; установление их фактического наличия в Государственном музее Востока; <…> соблюдение требований Федерального закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» и других нормативных актов», в том числе «изучение и анализ документов по включению коллекции картин Н.К. Рериха и С.Н. Рериха в состав» государственной части Музейного фонда РФ. Проведенная таким образом проверка смогла бы легко установить многочисленные нарушения законодательства со стороны руководства ГМВ и Министерства культуры в отношении коллекции, в том числе и незаконность Приказа № 633 министра культуры В.К. Егорова. Также был бы дан ясный ответ на вопрос: почему руководство ГМВ настаивает на 282 картинах, находящихся в этом государственном музее, а не 288, как указал сам Святослав Николаевич, завещая их МЦР? К письму, кроме прочих документов, было приложено завещательное распоряжение С.Н. Рериха и приложен составленный им список картин, незаконно удерживаемых ГМВ. Кроме того, руководство МЦР передало членам комиссии Счетной палаты РФ дополнительные документы, свидетельствовавшие об отсутствии в ГМВ 46 картин[25] из этой коллекции С.Н. Рериха. В итоге Счетная палата РФ приняла решение о проверке.

Однако незадолго до самой проверки в Счетную палату поступило письмо из Минкульта, после которого коллегия Счетной палаты неожиданно изменила цели и задачи проверки. Вместо изучения фактического наличия картин в коллекции С.Н. Рериха и их соответствия правоустанавливающим документам, как обещала Счетная палата, было решено проинспектировать лишь использование коллекции картин Н.К. Рериха и С.Н. Рериха в Государственном музее Востока[26] (документ). При этом заявителю, т.е. МЦР, об изменении целей проверки даже не сообщили. Мало того, завещательное распоряжение Святослава Николаевича Рериха, в которое вошли картины, переданные художником Министерству культуры СССР на временное хранение в 1978 году с целью проведения передвижных выставок в городах СССР, даже не рассматривалось. Таким образом, Счетная палата изначально позволяла руководству ГМВ уйти от возможной ответственности за действительное состояние дел с коллекцией Святослава Рериха, «незаконно удерживаемой» (по выражению самого Святослава Николаевича) Государственным музеем Востока[27] (документ).

«Проверка учетных документов показала, – говорится в акте Счетной палаты РФ, – что <…> Картины зарегистрированы в Книге даров сектора комплектования.... Произведена соответствующая регистрация <…>. Картины зарегистрированы в инвентарной книге <…> Запись в инвентарную книгу сделана на основании инвентарной карточки»[28]. Вот и вся проверка. Не лучшим образом проведена и экспертиза картин, она ограничилась их визуальным осмотром и сведениями, предоставленными руководством ГМВ. (Подробнее)

О «качестве» экспертизы можно наглядно судить по «Акту проверки использования коллекции картин Н.К. Рериха и С.Н. Рериха в Государственном музее Востока», направленному в ГМВ[29] (фрагмент документа). В этом документе отражены явления удивительной трансформации рериховских полотен в запасниках государственного музея Востока. Так, например, картина С.Н. Рериха «Девика Рани Рерих» в приложении № 2 Акта проверки значится в размерах 137,5 х 92,0 см.[30] В приложении № 4 ее размер составляет уже 60 х 75 см. [31] По выводам экспертов Счетной палаты размеры этого полотна – 52,5 х 57,5. В итоге разница в размерах картины «Девика Рани Рерих» между данными ГМВ и замерами экспертов составляет 85 см(!). А если бы эксперты Счетной палаты не проигнорировали списки самого автора полотна – С.Н. Рериха, – то убедились бы, что реальные размеры этой картины (163,0 х 114,0).[32] И тогда разница в несоответствии размеров достигает метра!!! (фрагменты документов)

Однако перед экспертами Счетной палаты, судя по всему, была поставлена иная задача. Достаточно отметить, что при сравнительном анализе списка картин, составленного С.Н. Рерихом, со списком Государственного музея Востока обнаружено более 60 расхождений (!) в размерах, названиях, основе написания и технике исполнения полотен. (Подробнее) Изучив отчет экспертов, руководство Международного Центра Рерихов отправило письмо в Счетную палату с просьбой продолжить проверку. Палата отказала в этом МЦР. (Подробнее)

Желая привлечь внимание к тревожной ситуации, сложившейся с картинами Рерихов в ГМВ, представители Международного Центра Рерихов обратились в Генеральную прокуратуру РФ. Но это ведомство, не только не захотело провести проверку законности нахождения в ГМВ коллекции принадлежащих С.Н. Рериху картин, но и осталось абсолютно равнодушным к сведениям об отсутствии целого ряда полотен из этой коллекции в Государственном музее Востока. Генпрокуратура даже не попыталась разобраться в существе вопроса. При этом чиновники этого ведомства в своем ответе МЦР, ссылаясь лишь на сведения ГМВ, вели речь о 282 картинах: «Установлено, что в 1978 г. из Болгарии в СССР в целях экспонирования на передвижных выставках в городах СССР были ввезены 282 картины Н.К. и С.Н. Рерихов из частной коллекции С.Н. Рериха <…>».

Однако историческая правда утверждает иное – в страну для организации передвижных выставок по городам СССР С.Н. Рерих предоставил 296 полотен Рерихов[33] (фрагменты документов). В ответе Генеральной прокуратуры не соответствует действительности и цель проверки, ранее проведенной Счетной палатой РФ в ГМВ: « <…> в Музее проведена проверка фактического наличия картин и соответствия их первоначальным правоустанавливающим документам <…>». Тогда как на самом деле фактическая проверка состояла совсем в другом[34] (фрагмент документа). В итоге руководству МЦР был передан следующий вердикт «оснований для вмешательства Генеральной прокуратуры Российской Федерации не имеется»[35].

Подобный ответ можно расценить не иначе как явное уклонение Генеральной прокуратуры РФ от расследования истинного положения дел, связанных с возможным хищением из запасников государства большого количества бесценных культурных ценностей, при попустительстве Министерства культуры РФ и правоохранительных органов.

Нежелание проводить серьезное расследование, а также квалифицированную проверку законности нахождения картин в Государственном музее Востока, значительные расхождения, выявленные в документах ГМВ по результатам наших исследований, позволяют сделать вполне определенный и несомненный вывод – значительная часть картин Рерихов из коллекции Святослава Николаевича Рериха, переданных им в 1978 году Министерству культуры СССР на временное хранение, в ГМВ отсутствует, заменена копиями или совсем другими полотнами.

Господин М.Е. Швыдкой, нынешний руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК), являясь в те годы министром культуры РФ, предпринимал многочисленные попытки отменить справедливое решение Хамовнического суда г. Москвы от 6 августа 2002 года, признавшего МЦР наследником по завещанию С.Н. Рериха[36] (фрагмент документа).

В июле 2003 г. надзорная жалоба за подписью М.Е. Швыдкого поступила в надзорную инстанцию Президиума Мосгорсуда. Жалоба министра уже в самой своей формулировке содержала ложные утверждения, на основании которых Министерство культуры РФ объявляло себя представителем «государства – фактического собственника картин Рерихов», о которых М.Е. Швыдкой отзывался как о «культурных ценностях включенных в состав государственной части Музейного Фонда РФ». Все вышесказанное этим господином не соответствовало действительности. Подтверждением служит ответ, полученный спустя год из ведомства самого М.Е. Швыдкого[37] (фрагмент документа).

М.Е. Швыдкой требовал отменить решение Хамовнического суда г. Москвы от 6 августа 2002 года и оставить без рассмотрения заявление МЦР об установлении факта принятия наследственного имущества от С.Н. Рериха.При этом М.Е. Швыдкой не представил никаких документов, подтверждающих имущественные права государства на коллекцию С.Н. Рериха в ГМВ[38] (фрагмент документа).

Несмотря на это, жалоба М.Е. Швыдкого была принята в надзорную инстанцию Президиума Мосгорсуда, где рассматривалась пять (!) месяцев. В итоге административный ресурс и «телефонное право» взяли вверх.

18 декабря 2003 г. Президиум Мосгорсуда вынес решение, которое отменяло постановление Хамовнического суда г. Москвы от 6 августа 2002 года и направляло дело «на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда»[39] (фрагмент документа). Окончательно отказать в рассмотрении заявления МЦР о факте принятия наследства С.Н. Рериха, как просил М.Е. Швыдкой, судьи не решились.

В январе 2004 года Хамовнический суд приступил к повторному рассмотрению заявления МЦР о признании факта получения наследственного имущества на основании завещания С.Н. Рериха. При этом Международный Центр Рерихов не ограничился передачей суду только документов С.Н. Рериха, подтверждающих права МЦР на эту часть наследия Н.К. и Е.И. Рерихов. Учитывая, что С.Н. Рерих являлся гражданином Индии и все документы в отношении наследия он оформил у индийского нотариуса, МЦР провел в Индии соответствующую правовую экспертизу по выявлению правового статуса этих документов в соответствии с индийскими законами. В полученном заключении старшего адвоката Верховного суда Индии г-на Д. Шармы (уполномоченного проводить экспертизы такого рода), документ, составленный Святославом Рерихом в 1990 г. «Архив и Наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве»[40] (документ), на основании международного права признавался завещанием С.Н. Рериха, а документ от 20 октября 1992 года, которым Святослав Рерих подтвердил права МЦР на наследие Рерихов[41] (документ) – дополнением к завещанию. Таким образом, оба эти документа составляют единое целое – Завещание Святослава Николаевича Рериха. Законным наследником переданной С.Н. Рерихом Советскому Фонду Рерихов части наследия его родителей согласно этому завещанию является Международный Центр Рерихов. Это заключение старшего адвоката Верховного суда Индии также было передано представителями МЦР в Хамовнический суд.

Что же представил суду представитель государства г-н Швыдкой, теперь уже руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК)? Суду был передан Акт № 54[42] (документ) из Государственного музея Востока, утвержденный его директором В.А. Набатчиковым в 1993 году, полтора месяца после смерти Святослава Николаевича Рериха, о переводе коллекции С.Н. Рериха с временного хранения на постоянное.

Документ под тем же номером и датой уже представлялся Министерством культуры в Арбитражный суд РФ г. Москвы в 2001 году, когда на требование Международного Центра Рерихов о возврате 288 картин из ГМВ Министерство культуры пыталось доказать свои права на эту коллекцию. Отличие этих документов, однако, состоит в том, что эти два Акта под № 54, представленные один в 2001-м, а другой в 2004 году, имеют существенные различия: подписи на этих документах не совпадают, хотя фамилии стоят одни и те же. (Два Акта №54 в сравнении) Но главное, в этих двух актах с абсолютно идентичными порядковыми номерами картин у многих полотен не совпадают названия, даты их написания, размеры и техника исполнения! (Подробнее)

Казалось бы, речь идет об откровенном подлоге документов, представленных судьям. Но и это обстоятельство не было принято во внимание. Словно чья-то незримая могущественная рука вопреки фактам упорно проводила нужное М.Е. Швыдкому судебное решение.

Через год и 8 месяцев после начала повторных судебных заседаний состоялось печально знаменитое заседание Хамовнического суда. Это произошло 13 октября 2005 года. За несколько дней до судебного заседания без всяких на то оснований был сменен судья, а заранее представленное ходатайство МЦР о переносе даты суда не было принято. В итоге, в зале суда отсутствовали адвокат и представители МЦР, а также все заинтересованные лица, привлеченные судом к рассмотрению дела, за исключением единственного представителя от М.Е. Швыдкого. Тем не менее, федеральный судья Хамовнического суда Тюленев И.В. в нарушение всех законодательных норм принимает определение об отказе МЦР в рассмотрении заявления о признании факта получения наследственного имущества С.Н. Рериха. То, что в зале суда в тот день свершилось вопиющее беззаконие, ни у кого уже не вызывало сомнения, в том числе у коллегии судей Мосгорсуда, куда МЦР подал частную жалобу. (Подробнее)

12 января 2006 года по жалобе МЦР судебная коллегия Мосгорсуда отменила определение судьи И.В. Тюленева и вновь отправила дело в тот же Хамовнический суд на рассмотрение, третье.

С момента отмены первого решения Хамовнического суда, признавшего факт принятия МЦР наследственного имущества на основании завещания С.Н. Рериха прошло уже три года. За это время Международный Центр Рерихов передал в суд дополнительные документы, подтверждающие его наследственные права. ФАКК понимая, что доказательства прав собственности на наследие С.Н. Рериха у него отсутствуют, вынуждено было подать заявление о выходе из судебного процесса в качестве заинтересованного лица. Это убедительное свидетельство того, что возглавляемое М.Е. Швыдким ведомство более не является представителем собственника (государства) картин Рерихов. Казалось бы, сняты все препятствия к окончательному признанию Международного Центра Рерихов законным наследником С.Н. Рериха. Но судья Хамовнического суда г. Москвы Т.Ю. Павлюкова (4-й по счету судья), начав рассматривать по существу заявление и документы МЦР, вскоре стала объявлять внезапные перерывы в судебных заседаниях. После одного из таких перерывов неожиданно для всех судья зачитала свое определение, в котором МЦР вновь было отказано в рассмотрении заявления?! МЦР вынужден был вновь обжаловать и это незаконное решение суда.

Пока еще не ясно, когда будет вынесено справедливое решение и будет ли оно окончательным. Но несомненно одно: череда противозаконных и абсурдных по своей сути определений суда наглядно свидетельствует о том, что есть облеченные властью силы, которые боятся допустить МЦР в права наследства С.Н. Рериха и в своем страхе «продавливают» нужные им судебные решения. Объяснение этому может быть одно: МЦР в качестве наследника С.Н. Рериха представляет угрозу публичного разоблачения

Тщательно скрывавшейся все эти годы информации о разграблении картин бесценного культурного достояния России – коллекции С.Н. Рериха в ГМВ – и ответственности за это высоких государственных чинов. Теперь нам понятно, почему С.Н. Рериха в свое время так и не допустили в права наследства его брата – Ю.Н. Рериха. Причина та же.

Мы знаем, что борьба за Наследие Рерихов и в будущем обещает быть бескомпромиссной и напряженной. Тем не менее, Международный Центр Рерихов на законных основаниях намерен до конца отстаивать волю своего основателя Святослава Николаевича Рериха и защищать величайшие культурные ценности, переданные Рерихами российскому народу.

Примечания

1. Рерих Ю.Н. Письма: В 2 т. – М.: МЦР, 2002. – Т. 2. – С. 326.

2. Там же. – С. 328.

3. РГАЛИ. Ф. 2329. Оп. № 4. Ед. хр. 861. Л. 40.

4. РГАЛИ. Ф. 2329. Оп. № 4. Ед. хр. 1313. Л. 92 – 93.

5. Опись произведений Н.К.Рериха, поступивших во временное хранение в Государственную Третьяковскую галерею // РГАЛИ. Ф. 2329. Оп. № 4. Ед. хр. 861. Л. 14 – 28.

6. ГТГ. Ф. 8 IV. Оп. № 1. Ед. хр. 181. Л. 136.

7. Рерих С.Н. Письма: В 2 т. – М.: МЦР, 2005. – Т. 2. – С. 346 – 348.

8. Там же. – С. 358 – 359.

9. Там же. – С. 363.

10. Акт передачи № 4193 от 2 ноября 1978 г.

11. Приказ МК СССР № 234 от 30.05.89. «О мерах по обеспечению сохранности произведений Н.К. и С.Н.Рерихов (коллекция С.Н.Рериха)».

12. Письмо С.Н.Рериха к Б.Н.Ельцину от 26 апреля 1992 г.

13. Рерих С.Н. «Медлить нельзя!» // Советская культура. 29 июля 1989 г.

14. Постановление Совета министров СССР № 950 от 4 ноября 1989 г.

15. Письмо С.Н.Рериха Угарову Б.С. от 24.11.1989.

16. Приказ министра культуры РФ В.К.Егорова от 13 сентября 1999 г.

17. Федеральный закон «О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации», № 54-Ф3 от 26 мая 1996 г.

18. Распоряжение № 23/16-01 зам. министра юстиции Г.Г.Черемных от 1 февраля 1993 г.

19. Постановление Арбитражного суда г. Москвы от 07.08.2001. Дело № Ф 40-12162/01-84-69.

20. Письмо из Минюста в МЦР от 10.10.01. № 08-1266.

21. Предупреждение Минюстиции РФ № 08/11046-Е.С. от 16.11.2001.

22. Рерих С.Н. «Медлить нельзя!» // Советская культура. 29 июля 1989 г.

23. Решение Хамовнического суда г. Москвы от 06.08.2002. Дело № 2-2319.

24. Письмо МЦР председателю Счетной палаты РФ С.В.Степашину № 583 от 16.10.2002.

25. На этот момент МЦР располагал сведениями об отсутствии только этого количества картин.

26. Письмо аудитора Счетной палаты РФ Ю.В.Воронина президенту МЦР Ю.М.Воронцову. 11 февраля 2003 г.

27. Письмо С.Н. Рериха к Б.Н.Ельцину от 20 апреля 1992 г.

28. Отчет о результатах проверки использования коллекции картин Н.К.Рериха и С.Н.Рериха в Государственном музее Востока. – С. 3 – 4.

29. Счетная палата РФ вх. № КШ-1694/12-4 от 31.12.2002. на 25 л., пр. 36 л.

30. Приложение № 2. Список № 1, п/н № 57.

31. Приложение № 4, п/н № 132.

32. Список картин, составленный С.Н.Рерихом.

33. Акт № 4123 от 2 ноября 1978 г.

34. Письмо аудитора Счетной палаты РФ Ю.В.Воронина президенту МЦР Ю.М.Воронцову. 11 февраля 2003 г.

35. Письмо заместителя начальника управления по надзору за соблюдением федерального законодательства Н.Я.Зябкиной. № 7/2-1-1392-93 от 12.03.2004.

36. Решение Хамовнического суда г. Москвы от 06.08.2002. Дело № 2-2319.

37. Письмо начальника управления культурного наследия, художественного образования и науки А.С.Колупаевой № 1359-20-07.1.

38. Надзорная жалоба министра культуры РФ М.Е.Швыдкого в Президиум Мосгорсуда от 2 июля 2003 г.

39. Определение Президиума Московского городского суда по надзорной жалобе министра культуры РФ М.Е.Швыдкого от 18.12.2003.

40. Подписан С.Н.Рерихом и нотариально заверен 19 марта 1990 года в Бангалоре (индия).

41. Дополнение к завещанию С.Н.Рериха.

42. Акт № 54 от 12.03.1993.

СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха