Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. ШапошниковаЗащита имени и наследия Рерихов
ОНЦ КМ Международные конференцииТворческие отделыЖурнал «Культура и время»Культурно-просветительская работаСотрудничество

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Путь к Музею: 12|Становление Музея: 123|Развитие музея
Святослава Рериха не допускают к наследству старшего брата

Ю.Н. Рерих не успел оставить завещания. Принадлежавшая ему часть наследия Рерихов стала предметом различных махинаций и интриг.

Права на наследство в полной мере должны были перейти к единственному законному наследнику – С.Н. Рериху. Еще до отъезда в Индию он подал в соответствующие инстанции заявление о принятии наследства и получил от секретаря министра культуры Е.А. Фурцевой заверения в положительном решении связанных с наследованием вопросов.

Святослав Николаевич распорядился передать уникальную библиотеку брата в Институт востоковедения Академии наук СССР для создания Мемориального кабинета Юрия Николаевича Рериха. В квартире Ю.Н. Рериха на Ленинском проспекте остались жить сестры Богдановы, Людмила и Ираида, экономки, сопровождавшие Рерихов в Центрально-Азиатской экспедиции и вернувшиеся на Родину вместе с Юрием Николаевичем. С.Н. Рерих передал в их пользование финансовые средства брата и его гонорары. В той же квартире оставалась значительная часть наследия Рерихов, привезенная Юрием Николаевичем из Индии.

Через год после смерти Ю.Н. Рериха умирает Л.М. Богданова, а ее сестра, И.М. Богданова, через некоторое время выходит замуж за некоего В.Ю. Васильчика. И.М. Богданова не имела никаких документов, подтверждающих ее права на наследие Рерихов. Тем не менее, в печати стали появляться публикации из архивов Ю.Н. Рериха за подписью «Богданова-Рерих», а на выставках – картины, сопровождаемые надписью «из собрания И. Богдановой».

Обеспокоенный судьбой оставшегося в СССР наследия родителей и брата, С.Н. Рерих обратился к послу СССР в Индии И.А. Бенедиктову, послу Индии в СССР К.П.Ш. Менону и министру культуры СССР Е.А. Фурцевой – безрезультатно.

Министр культуры СССР Е.А.Фурцева открывает выставку С.Н.Рериха
Министр культуры СССР Е.А. Фурцева открывает выставку
С.Н. Рериха в ГМИИ имени А.С. Пушкина. 11 мая 1960 г.

Во время очередного визита в СССР С.Н. Рерих передал в Министерство культуры Памятную записку, в которой, в частности, писал: «Как единственный прямой наследник художественных и научных ценностей, созданных или собранных моим отцом, академиком Н.К. Рерихом и братом профессором Ю.Н. Рерихом, я считаю своим долгом выразить пожелание, чтобы указанные ценности были бы взяты под надлежащую охрану и использовались бы только в соответствующих научных и культурно-просветительских целях».

В апреле 1976 года в большом письме к министру культуры П.Н. Демичеву С.Н. Рерих опроверг измышления о родственной связи И.М. Богдановой с семьей Рерихов и отметил, что она «никакого отношения к научной или творческой деятельности моих родителей и брата не имела. Вместе со своей покойной сестрой она многие годы занималась хозяйством, чем единственно ее связь с членами нашей семьи всегда ограничивалась».

В том же письме Святослав Николаевич Рерих предложил министру культуры П.Н. Демичеву осуществить комплекс мер по сохранению и правильному использованию художественных и научных ценностей, оставшихся на квартире Ю.Н. Рериха. В частности, для контроля предполагалось создать работающую на общественных началах комиссию из компетентных лиц, в составе которой он видел Л.В. Шапошникову, А.Н. Зелинского, П.Ф. Беликова и других. Предложения С.Н. Рериха приняты во внимание и реализованы не были.

В ноябре 1979 года С.Н. Рерих обратился к председателю Совета Министров А.Н. Косыгину. Он писал: «В настоящее время доступ к распоряжению этим имуществом (брата – ред.) получили посторонние, абсолютно некомпетентные лица, и я фактически оказался отстраненным от участия в его использовании. Склоняясь всегда к тому, чтобы ценности культурно-общественного назначения находились в музеях, хранилищах или научных учреждениях, я хотел бы надлежащим образом распорядиться культурным наследием, созданным и собранным членами нашей семьи, и был бы чрезвычайно признателен за предоставление мне такой возможности».

В июне 1981 года Святослав Николаевич повторил попытку обратить внимание правительства на недопустимость сложившейся ситуации. В письме председателю Правительства СССР А.Н. Тихонову он пишет: «В связи с ненормальным положением, сложившимся за последние годы в мемориальной квартире моего брата, прошу Вашего скорейшего содействия в урегулировании дел, связанных с наследием нашей семьи и использованием во благо ценнейших культурных и научных материалов в целях изучения и просвещения».

В январе 2004 года умирает И.М. Богданова, и все оставшееся после смерти Юрия Николаевича наследие Рерихов полностью попадает в руки ее мужа, В.Ю. Васильчика. Масштабы расхищения принадлежавших Рерихам редчайших культурных ценностей резко возрастают.

Двойная игра госчиновников в отношении наследственной части Ю.Н. Рериха, беспощадность, с которой они устранили законного наследника от распоряжения ею, привели к разрушению целостности привезенной Юрием Николаевичем части наследия Рерихов. В результате Россия, может быть, безвозвратно лишилась важных научных и художественных коллекций, необходимых для всестороннего осмысления наследия, собранного подвижническими трудами всей семьи Рерихов.

Основная часть наследия Рерихов

Святослав Николаевич Рерих задумывался над судьбой хранимого у него наследия еще в 60-х годах прошлого века. «Е.И. завещала мне все, и я временно все сохраняю, – писал он в декабре 1967 года В.А. Шибаеву. – Ведь мы только временные заместители. Но все же наша ответственность велика. Как я уже писал, главное затруднение – найти сотрудников подходящих, серьезных, знающих».

С.Н. Рерих, Л.В. Шапошникова и Д.Р. Рерих в художественной школе при центре искусств «Читракала Паришад». Бангалор. 1980
С.Н. Рерих, Л.В. Шапошникова и Д.Р. Рерих
в художественной школе при центре искусств
«Читракала Паришад». Бангалор. 1980
Людмила Васильевна Шапошникова, будущий Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха, познакомилась со Святославом Николаевичем Рерихом в 1968 году. Крупный ученый-индолог, талантливейший писатель, лауреат Международной премии имени Дж. Неру, она в течение ряда лет работала в Индии, в Мадрасе. Преподавала в Университете, затем работала в мадрасском отделении представительства Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами. Почти каждую неделю она бывала у Святослава Николаевича в Бангалоре. Они обсуждали многие проблемы, но тему хранившегося у него наследия Святослав Николаевич впервые затронул в 1972 году.

«Мои родители, да и мы с Юрием Николаевичем, все работали для России, и то, что сделали, хотели передать ей, – вспоминает Людмила Васильевна слова С.Н. Рериха. – А архивы матушки – самое ценное во всем наследии. Это прежде всего беседы с Учителем, которые послужили основой Живой Этики. Там много такого, чего еще нельзя открывать. Но я остался один из всех и на мне лежит ответственность передачи наследия и особенно архивов». Тогда он поинтересовался ее мнением, кому в СССР все это можно передать. Вопрос был неожиданным и сложным. У Л.В. Шапошниковой не было сомнения в том, что передача подобного архива ничего хорошего не сулила: он мог оказаться одинаково недоступным для исследователей как в частных руках, так и в ведении государства. Велика была вероятность полного засекречивания архива, поскольку в те годы советская система и ее идеология нетерпимости к инакомыслию были очень сильны. «В Ваших рассуждениях есть большая доля правды. Оставим пока эту проблему и подождем», – закончил разговор Святослав Николаевич.

Начавшаяся в СССР перестройка многое изменила. К концу 80-х годов прошлого века советская тоталитарная система подходила к точке своего распада, идеологический прессинг ослаб, и над страной витали идеалы свободы. Перестройка ускорила процесс формирования нового мышления, которое в свою очередь определило поворот к духовным ценностям, к новому осмыслению богатейшего культурного наследия страны. Оно же породило огромный всплеск все возрастающего интереса к Рерихам, их наследию, к культурным традициям Востока.

Эти процессы предопределили возможность создания в Москве Музея имени Н.К. Рериха, путь к которому, длиною в 40 лет, завершился в 1997 году, когда 9 октября в старинной усадьбе Лопухиных состоялось открытие его постоянной экспозиции. Это было своего рода «третье открытие» Музея. Чтобы понять всю значимость этого события, необходимо проследить историю становления музея и тот непростой путь, который был им пройден.


СТРАНИЦЫ  Путь к Музею: 12|Становление Музея: 123|Развитие музея