Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
06.10.2017

Марга Куцарова. Пробные камни непобедимости духа

По поводу публичных заявлений руководителя Рериховской организации Крыма,
касающихся Международного Центра Рерихов

Напишите друзьям о чрезвычайных покушениях. Мир раскололся на две части.
Зная несовершенство половины новых явлений,
предугадывая хитрость уловок старого мира,
мы всегда остаемся в мире несовершенном и новом. <…>

Новый Мир имеет почитаемых Учителей и будет иметь Их как меру сознания.

Живая Этика. Община (Урга). Ч. ІІІ, ІІ. §18

Урусвати, можешь ли назвать хотя бы одну сестру Братства,
хотя бы одного брата, кто не подвергался мучениям и гонениям в земной жизни?
Поистине, нельзя назвать таких. Каждый подвиг связан с гонениями.
Поединок с тьмою неизбежен, и волны хаоса должны захлестывать смелого борца.
Но и такие пробные камни только свидетельствуют о непобедимости духа. <…>

Нельзя думать, что расширенное сознание дается без битвы.
Каждый, желающий сослужить с Нами, знает,
что и ему придется выдержать натиск тьмы.

Живая Этика. Надземное. §14.

Умение преодолевать трудности жизни достигается опытом.
Но надо понять, что ничто нельзя преодолеть,
не преодолев сперва трудности в духе.
Так расчищайте к успеху путь в духе, мысленно в духе уничтожая преграды
и побеждая их. Победы без духа – нет ее в жизни.
Это и есть победное состояние духа, когда преодоление завершается в нем,
прежде чем победа утверждается в жизни.

Грани Агни Йоги. 1959. § 158

В начале сентября 2017 года руководитель Рериховской организации Крыма Л.Кудряшова сделала публичным достоянием посредством Интернета свои высказывания, которые касаются Международного Центра Рерихов и его общественного Музея имени Н.К. Рериха в Москве. Не скрою, эти высказывания глубоко меня поразили, так же как, вероятно, и многих других людей, которые сегодня всем сердцем переживают за судьбу основанного Святославом Николаевичем Рерихом и созданного Людмилой Васильевной Шапошниковой Международного Центра Рерихов и его Музея.

Я сразу перейду к тому, что, на мой взгляд, является чрезвычайно важным.

Ларина Кудряшова упрекает руководство Международного Центра Рерихов в том, что оно не приняло предложение Министерства культуры РФ о совместном пребывании двух музеев – общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и будущего государственного музея Рериха – в одном месте, в одних и тех же зданиях усадьбы Лопухиных. Всем известно о подобных предложениях Минкульта РФ и ГМВ из интервью руководителей этих учреждений, опубликованных в разных СМИ и на разных ресурсах (в том числе и на сайте А. Люфта), которые были даны ими до и после печально известной коллегии Минкульта 16 февраля 2016 года. В этих интервью как раз и делались «предложения» руководству МЦР о совместном пребывании в одних и тех же зданиях усадьбы Лопухиных.

В своих публичных изъявлениях, которые касаются МЦР и его Музея, Л. Кудряшова ссылается на разговоры и контакты непосредственно с представителями Министерства культуры РФ. Она говорит: «И они [Министерство культуры РФ] были согласны на то, чтобы второй этаж – мы, первый этаж – они, и совместно находятся сотрудники нашего коллектива и их во флигеле». Она упрекает в том, что это предложение не было принято МЦР, чтобы как-то сохранить общественный Музей, и теперь МЦР и его сотрудники «за забором».

Русло мыслей Л. Кудряшовой и ее подход не может не поражать. Рериховское движение – не детский сад. Взрослый человек, который знает современные реалии, не может не понимать, что принятие Международным Центром Рерихов предложения руководства Министерства культуры о совместном пребывании в одних и тех же зданиях усадьбы Лопухиных двух музеев и двух организаций неизбежно бы означало выдвижение новых и новых ультимативных условий со стороны Минкульта РФ и ГМВ в отношении МЦР, выполнение которых было бы необходимо для того, чтобы МЦР продолжал оставаться в усадьбе Лопухиных. Также не может быть никаких сомнений, что эти условия Минкульта РФ в отношении МЦР касались бы самих идей Живой Этики, и их выполнение бы привело к полному идейному обезличиванию Международного Центра Рерихов. Иными словами, к духовному поражению, к духовной смерти МЦР.

Подчеркну, взрослый, не глупый человек не может этого не понимать. И если у кого-то и были какие-то сомнения, то Генеральный директор ГМВ А. Седов, его заместитель Т. Мкртычев и советник министра культуры РФ К. Рыбак их полностью рассеяли. На пресс-конференции для ТАСС 12 мая 2017 года А. Седов и советник министра культуры РФ К. Рыбак высказали огромное возмущение (выражаюсь мягко) по поводу всей научной и культурно-просветительской деятельности МЦР, связанной с космическим мышлением, чьей основой является Живая Этика. А Тигран Константинович Мкртычев в своем интервью в мае 2016 года, которое размещено на сайте А. Люфта, разъяснил для всех нас, чтó такое совместное пребывание МЦР и будущего государственного музея Рериха в одном здании: «Наша позиция состоит в том, что мы создаем государственный музей. На основе этого государственного музея мы создаем новую экспозицию и с этой платформы мы готовы к любым видам сотрудничества» [1].

Следует также указать на то, что если бы у руководства Министерства культуры РФ действительно было желание общественно-государственного партнерства в изучении и популяризации философского, художественного и научного наследия Рерихов, оно могло бы состояться. МЦР сделал все возможное для этого – он предложил руководству Минкульта РФ, чтобы министерство завершило воссоздание каретника на территории усадьбы Лопухиных, провело регенерацию хозпостройки и тем самым возвело новый музейный корпус. Это дало бы возможность государственному музею Рериха занять новый музейный корпус на территории усадьбы Лопухиных, и оба музея – общественный и государственный – осуществляли бы сотрудничество в изучении и популяризации творчества Рерихов. Это предложение МЦР в адрес руководства Министерства культуры РФ зафиксировано в протоколе Рабочего совещания Комитета по культуре Совета Федерации «По вопросу обеспечения сохранения и использования наследия МЦР», которое состоялось 27 октября 2016 года. Однако, повторим, уже ясно всем из указанной выше пресс-конференции в ТАСС А. Седова и К. Рыбака от 12 мая 2017 года, а также из интервью Т. Мкртычева в мае 2016 года, что изучение и популяризация единого творческого наследия Рерихов (философского, художественного, научного) не входило и не входит в цели и задачи нынешнего руководства Министерства культуры РФ.

Второй очень важный момент. Л. Кудряшова, надо полагать, базируясь на своих знаниях музейного эксперта, сообщает нам, что если какой-то предмет когда-то был внесен в государственный музейный фонд, он из этого фонда никогда не будет исключен. Из этого следует, что мы должны отставить свою борьбу за возвращение коллекции 288 полотен Рерихов, которые С.Н. Рерих юридическим актом от 22 октября 1992 года передал МЦР и о которой он в своем качестве собственника этой коллекции написал Президенту РФ Б.Н. Ельцину, что она удерживается незаконно ГМВ. Возникает вопрос, а Генеральный директор Музея имени Н.К. Рериха МЦР Л.В. Шапошникова разве не имела этих экспертных знаний музейного работника, которые имеет Л. Кудряшова? И если МЦР и Рериховское движение свыше четверти века боролись за соблюдение закона и возвращение этой коллекции 288 картин Рерихов Международному Центру Рерихов, а между тем с самого начала – судя по экспертным объяснениям Л. Кудряшовой – возвращение этой коллекции было невозможно, то тогда за что же мы боролись все это время под руководством Людмилы Васильевны?!

Третий момент. Общественный Музей имени Н.К. Рериха МЦР был незаконно закрыт в апреле 2017 года руководством Минкульта РФ и ГМВ при участии силовых органов РФ. По поводу будущей судьбы общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР Ларина Кудряшова говорит: «Трудно сказать, но маловероятно, что можно что-то отыграть обратно, маловероятно, что что-то отдадут, и если сейчас все это поставят на государственный учет, то обратного пути уже не будет, как и с коллекцией из 288 работ». Из этого следует, что мы, Рериховское движение, должны отставить борьбу не только за возвращение МЦР коллекции 288 картин Рерихов, незаконно удерживаемой ГМВ, но и полностью отставить всю борьбу за возвращение Международному Центру Рерихов законно принадлежащего ему наследия Рерихов и возрождение его общественного Музея имени Н.К. Рериха в усадьбе Лопухиных.

Что же мы должны делать тогда?

Из высказывания Л. Кудряшовой следует, что Рериховское движение не должно мешать Министерству культуры РФ создавать государственный федеральный музей Рериха. В настоящее время, как она нам объясняет, на Минкульт, который хочет создать федеральный государственный музей Рериха, нападает с одной стороны РПЦ, а с другой стороны – Рериховское движение. Ларина Кудряшова нам поясняет, что создание федерального государственного музея Рериха (который будет включать, надо полагать, и незаконно захваченный музейный фонд общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР) – это очень хорошая инициатива, поэтому, видимо, Рериховское движение должно не мешать своими «нападками» на Минкульт, а, наоборот, ему помогать.

Подводя итог, нужно сказать, что Л. Кудряшова предлагает Рериховским культурно-просветительским организациям, сотрудничающим с МЦР, полностью переменить направление работы. Иными словами, Рериховское движение должно поддерживать отныне не Международный Центр Рерихов, а Национальный Рериховский комитет.

Совершенно ясно, что одно лишь предложение Л. Кудряшовой о полной смене фокуса, направления и целей Международного Рериховского движения не может привести к этой реальной перемене. Поэтому Л. Кудряшова прибегает к использованию определенного инструментария. Так, мы узнаем от нее, что в МЦР работают не профессионалы, а также что руководство МЦР – это люди несостоявшиеся не только в профессиональном, но и в нравственном плане. В силу этого само руководство МЦР виновато в том, что общественный Музей имени Н.К. Рериха МЦР закрыт в апреле 2017 года.

Остановлюсь сначала на вопросе экспертных знаний или профессионализма. Беда Л. Кудряшовой в том, что упрекая коллектив МЦР в непрофессионализме, она, сама того не замечая, упрекает в том же и Л.В. Шапошникову, Генерального директора общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР. Заверения Л. Кудряшовой в том, что музейный предмет, однажды вписанный в государственный музейный фонд РФ, никогда оттуда не может быть изъят, равнозначны обвинению в непрофессионализме именно Людмилы Васильевны, ибо она последовательно, свыше четверти века, боролась за возвращение коллекции 288 картин Рерихов, переданной С.Н. Рерихом МЦР.

В странах с вековыми музейными традициями мирового уровня правила внесения в музейные фонды, а также правила изъятия из этих фондов расписаны в законах и подзаконных нормативных актах. В этих странах музейные работники знакомятся с расписанными в соответствующих нормативных актах правилами при поступлении на работу. Согласно сказанному Л. Кудряшовой, она узнала об этих правилах лишь после консультации с сотрудниками Министерства культуры РФ по фондовым делам, которые разъяснили ей, что списание из государственного музейного фонда какого-либо предмета не происходит ни при каких условиях. Тем не менее, я уверена, что уровень музейной работы и музейной экспертизы в Российской Федерации гораздо выше, чем это следует из высказываний Л. Кудряшовой. Высокий уровень музейной работы в любой стране возможен только при соблюдении законодательства. Нормативный акт наивысшей силы – это Конституция, затем следуют законы и подзаконные нормативные акты. Ни одно музейное правило и ни одна музейная практика не может противоречить законодательству и, в частности, тому, что музейный предмет должен принадлежать своему законному собственнику и находиться в его владении. Это важнейшая конституционная и законная норма, которой все остальные нормы, в том числе и музейные правила, юридически подчинены. Не случайно существует общепризнанный во всем мире международный стандарт, согласно которому музейная коллекция ни одного музея не должна включать предмет, который находится в данном музее незаконно. Законным собственником коллекции 288 картин Рерихов, которые С.Н. Рерих передал МЦР своим актом от 22 октября 1992 года, является именно Международный Центр Рерихов.

Из сказанного Л. Кудряшовой следует, что сообщенные ей сотрудниками Минкульта РФ «музейные правила» противоречат Конституции и законодательству России, иными словами, что ее Родина – не правовое государство. Это мы не можем принять, ибо руководство Российской Федерации многократно указывало, что Россия, как и все другие демократические цивилизованные страны в мире, стремится к утверждению именно правового государства.

Далее. Ларина Кудряшова однозначно упрекает коллектив и руководство МЦР в непрофессионализме. И именно поэтому она приветствует тот факт, что представители государственных учреждений проводят инвентаризацию всего музейного фонда МЦР (незаконно захваченного руководством Минкульта РФ и ГМВ в апреле 2017 года). При этом Л. Кудряшова почему-то упускает самый важный критерий профессионализма – сохранность музейного фонда. В 2012 году предыдущий министр культуры РФ официально констатировал, что из коллекции 288 картин Рерихов, находящейся в ГМВ, незаконно отсутствуют шесть картин. С другой стороны, все проверки Минкультом РФ Международного Центра Рерихов, которые были осуществлены в 2015 году совместно с другими государственными учреждениями, доказали сохранность всего музейного фонда МЦР.

Перейдем к вопросу обсуждения нравственности руководства МЦР, который Л. Кудряшова затрагивает с той же легкостью и категоричностью, как и вопрос профессионализма коллектива этой организации. Из сказанного ею следует, что руководят Международным Центром Рерихов люди несостоявшиеся, причем несостоятельность эта, прежде всего, нравственная. Определения, данные ею, крайне серьезные, и обвинение высказано публично. Это брошенный камень. И если человек, который это сделал – Ларина Кудряшова, считает, что она имеет такое право, то, памятуя о древнем речении Христа, можно сделать вывод, что она почитает себя совершенной.

В цивилизованных обществах, в которых чувство чести не умерло окончательно, вынесение на публику внутренних противоречий и трудностей коллектива определенной организации и, более того, публичная игра на чувстве членов этого коллектива считается делом весьма скверным. Вне зависимости от того, касается ли это коллектива организации в сфере экономики, здравоохранения, бизнеса или культуры. Ларина Кудряшова позволяет себе выносить на внимание самой широкой публики утверждаемые ею противоречия в коллективе МЦР в то время, когда идет процесс преднамеренного уничтожения общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и самого МЦР. Поэтому то, что она сделала, не просто скверно.

Устав любой организации требует и дисциплины, и мужества, в том числе мужества выразить свою позицию. Поднятие человеком вопросов, согласно Уставу, можно понять и отнестись к этому с уважением. Публичное обсуждение и обвинение невозможно принять.

Необходимо сказать и следующее. Можно сломать кости, растерзать тело, но главное – несломимость духа, победа в духе. Эта несломимость в духе – путь подвижников, когда видимое поражение физического тела в настоящий момент приводит к мощной непреходящей победе знания и света в веках. Жанна Д’Арк, Джордано Бруно, Галилео Галилей, в современности – Николай Вавилов, Александр Чижевский... Можно перечислить много имен разных народов и эпох. Людмиле Васильевне принадлежат слова о том, что в современной России победило зло, но не побеждены те, кто ему противостоит. Коллектив и руководство МЦР сегодня, следуя примеру самой Л.В. Шапошниковой, являют пример этой непобежденности.

Вместе с тем после публичных высказываний Л. Кудряшовой от начала сентября 2017 года нет сомнений, что если бы Ларина стояла во главе МЦР или Рериховского движения, она бы привела их к духовному поражению.

И еще. О несовершенствах, о нравственных недостатках, об ошибках. Мы на Земле, и здесь, как писал об этом Н.К. Рерих, нет ангелов. Это касается всех, в том числе пишущего эти строки. Перед каждым из нас стоит суровая задача самосовершенствования. Это наш долг. Но отказаться от завещанного пути по причине недостатков своих крайне неправильно. Отказать же другим в праве следовать завещанному пути по причине утверждаемых их недостатков, – как это делает Л. Кудряшова в отношении руководства и сотрудников МЦР, – крайне неверно с точки зрения эволюционной. В Гранях Агни Йоги читаем: «Холодно и спокойно, нимало не смущаясь, но честно и нелицеприятно надо просмотреть все недостатки свои, все слабости и все темные накопления и, ясно увидев их, деятельно приняться за их искоренение. Легче всего и проще всего весь сор и пыль отряхнуть с крыльев в полете. И ветер, и дождь, и гроза помогут скорейшему очищению. Многие совершают роковую ошибку, считая себя недостойными восходить. Но это в корне неверно. Восходит все. Несовершенства существуют для усовершенствования. Лишь космический сор сбрасывается со счетов эволюции. Сильные энергии сильных недостатков у сильных духов служат порой мощными рычагами преображения их в энергии Света, если устремление достаточно пламенно. Не следует смущаться ничем! Никакими ошибками, никакими недостатками, никакими накоплениями, если огненно устремление к Владыке. <…> Таким образом, не может быть отговорок, и самооправданий, и ссылок на недостатки и пороки свои, якобы мешающие вступить на путь, если человек искренне и действительно хочет идти к Свету» [2].

И еще: «Также не следует смущаться своими недостатками и ни в коем случае не считать, что вследствие этих несовершенств путь восхождения и сближения с Учителем закрыт. Кто сказал, что Берем в ученики праведников? Кто лучше: устремленный к совершенствованию так называемый грешник или стоящий на месте и успокоившийся на совершенствах своих праведник? Как думаете? Наши мерки пригодности духа к восхождению иные и не похожие на мерки человеческие. Видите около Учителя мытарей, грешников, блудницу и разбойника, следующих или хотящих следовать за Ним. Один праведник, благочестивый Никодим, был трусом, а другие благочестивые фарисеи были врагами и служителями тьмы. Потому старое деление на праведников и грешников, истлевшее и устарелое, заменяется ныне новым, заменяется делением человечества на людей, пригодных к эволюции, и людей негодных. <…> И если человек пригоден для эволюции и полезен, то, как бы ни был он несовершенен, он все же идет вперед и все же пользу Общему Благу приносит. Поэтому отношение к людям и деление их на плохих и хороших надо пересмотреть заново. Знали многих выдающихся деятелей Общего Блага, много продвинувших эволюцию, но имевших свои несовершенства. Судим их по полезности Общему Делу. Иной праведник, замкнувшийся в себе, трутню подобен. Особенно опасайтесь румяной добродетели, гордой совершенствами своими. Это не Наши люди. Также и длинные молитвы не помогают, если в сердце огонь не горит» [3].

В столкновении творчества и разрушения, созидания и хаоса, света и тьмы, можно отметить в веках неизменные попытки разрушителей сломить духовно подвижников света. Часто применяемый при этом разрушителями метод – это попытка внушить жертве темного беззакония, что жертва-подвижник сама виновата в тех бедах, которые обрушились на нее. Печально видеть, что Л. Кудряшова использует тот же метод, пытаясь внушить, что руководство Международного Центра Рерихов само виновато в том вандализме, которое было совершено руководством Минкульта РФ и ГМВ в марте и апреле 2017 года в отношении общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов. Позволяя себе публично размышлять не о своих несовершенствах, а о несовершенствах коллектива и руководства МЦР, Л. Кудряшова обходит полным молчанием, по сути, вопиющее преступление, которое было совершено руководством Министерства культуры РФ в отношении МЦР!

Нельзя не сказать и о будущем руководстве государственного музея Рериха в понимании Л. Кудряшовой. Речь идет о том самом государственном музее Рериха в усадьбе Лопухиных, который будет создан в результате преступления по разрушению общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР и на его руинах. Л. Кудряшова выражает надежду, что возглавят этот государственный музей Рериха и будут работать в нем все-таки достойные люди (не Т. Мкртычев и его нынешние сотрудники, среди которых юрист Ю. Избачков). Возникает сразу вопрос: как могут достойные люди возглавить музей, зная, что он создан в результате преступления по уничтожению другого музея и на его руинах?! Как могут достойные люди возглавить этот государственный музей Рериха, зная, что он изначально создается для прикрытия преступления по расхищению коллекции картин С.Н. Рериха из 288 полотен, незаконно удерживаемых уже свыше четверти века ГМВ?! Как люди, работающие в таком государственном музее, будут с этим в своем сознании жить не день, не два и не месяц даже, а годы, и с этим же сознанием переходить черту жизни и смерти?

Но для нас наиболее важный вопрос здесь следующий: как может Рериховское движение следовать за подобными «достойными» людьми, возглавляющими государственный музей Рериха в усадьбе Лопухиных, и работать с ними?! Для Рериховского движения, которое давно избрало МЦР своим фокусом, которое давно определилось в своем следовании заветам С.Н. Рериха и Л.В. Шапошниковой, это было бы настоящим духовным поражением.

Выполнение воли С.Н. Рериха в отношении основанного по его инициативе МЦР и общественного Музея МЦР, возрождение в усадьбе Лопухиных общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, созданного Л.В. Шапошниковой, сохранение самого Международного Центра Рерихов – вне этих задач Рериховское движение, воспитанное Л.В. Шапошниковой на ее высоком примере созидания Культуры, не сможет существовать духовно.

Все, объединившиеся вокруг Международного Центра Рерихов, работают для будущего. О будущем мире сказано в процитированных в начале этой статьи словах Живой Этики: «Зная несовершенство половины новых явлений, предугадывая хитрость уловок старого мира, мы всегда остаемся в мире несовершенном и новом» [4]. О том же Новом Мире и слова Елены Ивановны Рерих, которые снова здесь приведу: «События помогут движению Культуры развиться как последнему прибежищу. Пусть никто не считает это движение не новым, оно будет порогом Нового Мира» [5].

Марга Куцарова,
член Правления Международного Комитета по сохранению наследия Рерихов,
председатель Национального общества имени Рерихов в Болгарии,
руководитель филиала МЦР в Болгарии

1. «Обсуждение проекта государственного Музея семьи Рерихов. Видео-интервью с Т.К. Мкртычевым». Май 2016 г. Сайт печально известного Андрея Люфта: http:// lebendige-ethik.net/

2. Грани Агни Йоги. 1955. §174.

3. Грани Агни Йоги. 1955. § 133.

4. Живая Этика. Община (Урга). Ч. ІІІ, ІІ. §18.

5. Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. VІІІ. М.: МЦР, 2008. С. 324.



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007