Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха
Как неистовый журналист Осин попытался «разобраться»
с Музеем имени Н.К. Рериха и как из этого ничего не вышло

(ответ на публикацию М. Осина «Шамбалалайка. Неистовые «наследники» Рериха пытаются учить ученого»
в «Российской газете» от 21.09.2007 г.)


Для начала интересно представить, кто же написал о Музее Рериха «разгромную» статью, суть которой сводится к обвинениям Международного Центра Рерихов в предвзятости к небезызвестному В.А. Росову и его диссертации, а также в «незаконном» владении архивом Рерихов и усадьбой Лопухиных, в которой размещен общественный Центр-Музей имени Н.К. Рериха? Автором статьи оказался журналист, сам о себе заявивший, что знает о Н.К. Рерихе только то, что он был великим художником, мыслителем, знатоком индийской культуры, создателем философского учения «Живая Этика», и более ничего. Откровенно сознаваясь, что не знал даже о путешествиях Рериха, М. Осин заранее предупредил читателей об «узости своего кругозора», сославшись на то, что данная тема никогда не входила в круг его служебных интересов. Почему же тогда журналист с таким багажом взялся писать о том, чего не знает? Может быть, это человек высоконравственный, сердцем болеющий за Россию, за ее культуру и будущее? Вот и решил вмешаться в дело, по-честному разобраться. Отнюдь! Журналист столь же откровенно признался, что в этом деле есть интрига, и ради нее все средства оказались хороши для того, чтобы эту интригу укрепить и расширить...

По тексту изложения статьи Осина чувствуется, что он «накручен», потому что буквально швыряет направо и налево безответственные слова, торопясь высказать свое и чужое мнение по всем наболевшим вопросам, причем свалить все проблемы в одну кучу, да побыстрее. Перед читателем, как в калейдоскопе, мелькают то Росов с диссертацией, то картины Рерихов, находящиеся в Музее Востока, то Международный Центр Рерихов, то Энтин, то снова Росов, и просто голова начинает идти кругом от такой мешанины. Оставим весь хаос изложения на совести Осина, тем более что и «разборка» его с Музеем получилась соответствующей. Какую фразу ни возьми – все неправда.

«Руководством МЦР, – начинает журналист, – движет желание в предельно жесткой форме отпугнуть любого, посягнувшего на их монополию в «работе» с наследием Рерихов». Странная фраза, если не сказать больше. Во-первых, что означает «предельно жесткая форма», с которой здесь «отпугивают любого»? Сам этот журналист разве работал в музейном архиве? Сомнительно. Тогда откуда такая уверенность? Со слов других? И кто же эти другие? В архивах Международного Центра Рерихов работают многие ученые и не только нашей страны, и никто из них не жаловался на «жесткую форму», с которой их здесь встречают. Этого и не может быть, так как люди приходят работать в научный и культурный центр, ведущий обширную работу по изучению и популяризации рериховского наследия. Слово «работа» по отношению к сотрудникам МЦР Осин ставит в кавычки. Журналист претендует на оценку исследовательской работы, ведущейся в МЦР? Он видел, как эта работа происходит? Нет, не видел, потому и знать не может. Но позволяет себе утверждать неправду. Не являясь свидетелем, Осин распространяет клевету.

Фраза о «предельно жесткой форме» не соответствует действительности, но ею можно прикрыться, чтобы объяснить нежелание работать в архиве МЦР по той теме, которую выбрал В.А. Росов для своей диссертации («Русско-американские экспедиции Николая Рериха в Центральную Азию. 1920-е и 1930-е годы»). Вызывает недоумение защита Осиным диссертации, посвященной тому, что Н.К. Рерих, всемирно известный художник, ученый, мыслитель и гуманист, преследовал политические цели в своей деятельности и работал против России. Журналист вряд ли читал эту диссертацию, судя по тому, что ничего о ней толком и не сказал, кроме общих, ничего не значащих фраз, но берется судить о правоте диссертанта. Да еще и критикует известных ученых, хорошо знакомых с наследием Рерихов, а то и лично их знавших, потому и позволивших выразить свое возмущение по поводу этой диссертации! Но почему же «мировые ученые» у Осина взяты в кавычки? Эти ученые заслужили его неуважение своей твердой позицией? Или журналист сомневается в их учености? Или в их количестве? На каком основании Осин считает, что проректора Софийского университета, профессора А. Федотова, члена Президиума ВАК Болгарии, академика Монгольской Академии наук Ш. Бира и профессора из Индии Л. Чандра «призвали заклеймить» и «подвергнуть обструкции» Росова? Где доказательства? Неужели эти уважаемые люди, не один год работающие в науке и хорошо знающие научную и духовную ценность рериховского наследия, не в состоянии сами разобраться в происходящем? Разве они не имеют права собственного голоса? Почему-то Осин «забыл» среди ученых упомянуть академика РАН Е.П. Челышева, много лет знавшего сыновей Николая Константиновича – Ю.Н. Рериха и С.Н. Рериха. Академик Челышев, ученый с мировым именем, член Президиума Высшей аттестационной комиссии, обоснованно аргументировал свою позицию и сказал русским языком, почему считает недопустимым принимать к утверждению диссертацию Росова. «Утверждения В.А. Росова, – пишет академик, – о политической и военной направленности деятельности Н.К. Рериха, его монархических амбициях и антироссийских действиях не имеют в диссертации никаких доказательств, что и было отмечено в выводах экспертов. Но самое главное то, что эти утверждения диссертанта противоречат исторической правде, связанной с жизнью самого Н.К. Рериха»[1]. Но на это Осин закрыл глаза. Нет также в его статье упоминания о Заявлении Международной Лиги защиты Культуры, где прозвучал призыв к общественным, культурным и научным организациям «выступить против фальсификации истории в диссертации В.А. Росова, в защиту имени и культурного наследия Н.К. Рериха»[2].

Отрицательных отзывов на диссертацию множество, если просмотреть издания прессы за последний год. Но Осин придерживается тактики выбирать только то, что ему нужно, не понимая, что разоблачает себя как журналиста и как человека. Он негодует, что среди протестующих есть строитель, энергетик, бухгалтер, которые, оказывается, не могут иметь своего мнения в силу социального положения, но осмелились «порочить диссертационную работу Росова». А вот журналисту можно порочить то, что ему, видимо, указано, не разбираясь в тонкостях вопроса. Оказывается, что Осин способен со своей «научной» точки зрения (несмотря на им самим признанную узость кругозора) выразить собственное отношение к диссертации Росова, но оно, естественно, получилось не только не научным, но соответствующим уровню желтой прессы, падкой до интриг и сенсаций.

С точки зрения Осина, Росов ничего плохого не сделал, так как только пытался доказать, что Н.К. Рерих является не столь мировым деятелем культуры, поднявшим общественность разных стран для охранения достижений человеческого гения и объединившим культурной работою миллионы людей, а «крупной политической фигурой», а это есть новый взгляд на него и его деятельность, поэтому Росов в глазах Осина оправдан. Но то, что это не является фактом истории, и то, что Росов доказать это не смог, журналисту все равно, так как Росов для него «более чем приятный человек». Журналистское ли это дело – давать оценку диссертациям? Думаю, что нет: в этом должны разобраться те ученые, которые работают в данной теме.

Журналист Осин даже предположить не может, что Росову нисколько не помогло в его «доказательствах» обилие использованных им архивных и иных источников, которые должны были подтвердить его правоту. Увы! Не подтвердили, так как использованные в работе цитаты принадлежат совсем иным контекстам или… являются несколько странными. Можно осветить в качестве примера два характерных фрагмента, которые свидетельствуют об уровне подхода диссертанта к исследуемому материалу. Так, на с. 275 своей «диссертации» Росов приводит письмо Н.К. Рериха министру сельского хозяйства Г. Уоллесу[3] по поводу организации Маньчжурской экспедиции. В нем приводятся такие слова Рериха: «В течение 35 лет моя работа проводилась в интересах Соединенных Штатов…». Но если от 1934 г., когда было написано это письмо, отнять 35 лет, то получится 1899 г. Это был год, когда Н.К. Рерих уже закончил Академию художеств и Петербургский университет и предпринимал множество путешествий по древним русским городам и памятным историческим местам, изучая истоки отечественной культуры. В очерке «Чутким сердцам» он пишет: «В 1896-м и 1897-м, по пути из Варяг в Греки – Шелонская Пятина, Волхов, Великий Новгород, Св. София, Спас Нередецкий, все несчетные храмы, что, по словам летописца, «кустом стоят». В 1898-м – статьи по реставрации Святой Софии, переписка с Соловьевым, Стасовым, а в 1899-м – Псков, Мирожский монастырь, погосты по Великой, Остров, Вышгород. В 1901–1902-м – опять Новгородская область, Валдай, Пирос, Суворовское поместье. Места со многими храмами древними от Ивана Грозного и до Петра Великого»[4]. По Росову же получается, что Рерих начал служить Америке почти сразу после окончания своей учебы, еще не побывав даже во Франции в 1900 г., где, как известно, он проходил стажировку в мастерской художника Ф. Кормона. Эти факты говорят о том, что Росов не знает даже общеизвестных фактов биографии Н.К. Рериха, не говоря обо всем остальном, иначе он не допустил бы подобное.

На с. 302 «диссертации» Росов проводит мысль, что Рерихи протестовали против признания США нашей страны, и в доказательство он использовал цитату из письма Е.И. Рерих американским сотрудникам культурных учреждений, основанных Н.К. Рерихом в Нью-Йорке (в частности письмо от 29.11.33[5]). При проверке цитаты выясняется, что она относится к обращению Учителя к Рерихам, где Он предупреждает их о действиях представителей высшей власти США, непосредственно задействованных в подготовке Конвенции 1933 г. за принятие Пакта Рериха. Росов же по неизвестным причинам цитату обращает к представителям власти СССР, что не соответствует действительности. О нашей стране в данном письме Е.И. Рерих вообще не идет речь. При сличении других цитат, приводимых Росовым, обнаруживается, что подобных нестыковок очень много, что говорит или о непонимании Росовым написанного в письмах Е.И. Рерих, или о преднамеренном искажении им происходящих в то время событий. И то, и другое неприемлемо в научном исследовании.

Видимо, со слов «приятного человека» повторяются в статье Осина знакомые слова о тех, которые встали «по другую сторону баррикад», т.е. о представителях Международного Центра Рерихов, которые не хотят терпеть того, что «приятный человек» написал клевету на Н.К. Рериха, претендуя на свое слово в науке. Но каково это слово? И нужно ли оно науке?[6] Можно изучить все архивы мира, но чем они наполнят и обогатят мысль, если изначально она предубеждена или преследует недостойную цель? В данном случае, этой целью для Росова стало представить Н.К. Рериха «политиком», которым он никогда не был, и тем свести его культурную работу мирового масштаба к нулю, а вместе с этим и предать забвению идеи Учения Живой Этики, которые были тесным образом связаны с международной культурной деятельностью Н.К. Рериха. Перспективы очевидны: клеветой отвлечь внимание исследователей от важнейших вопросов культуры и духовного возрождения России, ради которой Рерихи жили и творили.

Говоря о Международном Центре Рерихов и его сотрудниках, у Осина нашлось место якобы имеющим здесь место амбициям, зависти, раболепству, которых на самом деле не было и нет. В ход идут знакомая клевета и подлог. Вырванные наугад Осиным фразы из статей Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой, посвященные Е.И. Рерих, вообще не могут комментироваться, так как они принадлежат конкретному контексту. Чтобы серьезно комментировать написанное Л.В. Шапошниковой, журналисту надо знать то, что было ею написано на протяжении последних примерно пятнадцати лет. В таком же виде, как это сделал неистовый в своем рвении журналист, слова из ее статьи могут лишь вводить в заблуждение читателя, ничего не поясняя, на что, видимо, автор и рассчитывает. Более того, он кощунствует.

Имеет ли сам Осин представление о таких сложнейших понятиях как космическая реальность, ее эволюция, ее непостижимые процессы, явления, законы мироздания? Что знает журналист о месте и роли человека в этих процессах космической эволюции? А ведь все эти понятия отвечают высокому уровню научных знаний, которые открывает человечеству наша эпоха. Что же судит журналист? Он судит фразу, ничего не значащую для него и ни о чем ему не говорящую. Не понимая ничего, он и не дает себе труда подумать о том, что пространство научного знания много шире и многомернее, чем он себе представляет. Это пространство формируют и знания, полученные в ходе знакомых всем эксперимента, наблюдения, анализа или синтеза, и знания, которые несет в себе интуиция, озарения, мыслетворчество и духотворчество, что имеет уже отношение к понятию метанауки. Это то, что начинает входить в современную науку, расширяя ее традиционные представления и влияя на формирование сознания человека, его знаний об окружающей действительности. Осину необходимо познакомиться для примера с жизнью и деятельностью выдающихся ученых В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского и А.Л. Чижевского, философов В.С. Соловьева, П.А. Флоренского и многих других ярких представителей русского Серебряного века. Ставшие творцами Духовной революции в России на рубеже двух веков, они работали в пространстве эмпирической науки и метанауки, формируя новую систему познания, связанную с космическим мировоззрением, о котором говорит Учение Живой Этики. Огромный вклад в развитие новой системы познания, основанной на незыблемых этических законах, признании миров иных состояний материи, в изучении процессов энергетического взаимодействия материи и духа, внесли эти подвижники культуры, среди которых имена Н.К. Рериха и Е.И. Рерих сияют особенно ярко. Во второй половине ХХ века развитие новой системы познания космической реальности получило свое второе дыхание в трудах ряда выдающихся ученых современности, таких как академики Б.В. Раушенбах, А.Д. Сахаров, Н.Н. Моисеев[7]. Они обладали не только огромными знаниями, но и высокоразвитой интуицией, нравственностью и духовностью, позволившей им предвидеть новую научную картину мира. Обо всем этом пишет Л.В. Шапошникова в своих книгах и статьях. И для осмысления сложных процессов космической эволюции человечества на планете Земля, для понимания особенностей космического мировоззрения необходим синтез знаний мировой культуры, мировой науки, мировой философии. Людмила Васильевна им обладает. А если журналист желает вести с ней конструктивный диалог, то ему надо иметь хотя бы элементарные представления об этом.

Разбрасывая свои безответственные фразы дальше, Осин наконец упоминает Д. Энтина, свидетельства которого о том, что происходит в МЦР, ему, очевидно, очень дороги. Так вот кто стоит за журналистским запалом. Что же остается делать Осину, попавшему в поле зрения Энтина, директора Музея Н. Рериха в Нью-Йорке, как не писать (и мыслить) по его указке. Чуждый всему русскому, этот американский господин предал среди бела дня и без зазрения совести волю Е.И. Рерих, способствуя публикации части ее архива без разрешения его законного правообладателя[8]. И после упоминания в статье об Энтине все становится сразу на свои места, ведь до сих пор этот американец не может успокоиться по поводу передачи наследия С.Н. Рерихом на Родину и он до сих пор на него претендует. Отсюда идут голословные обвинения Л.В. Шапошниковой, человека достойнейшего, заслуженного деятеля отечественной культуры, заслуги которого отмечены высокими правительственными наградами, голословные обвинения Международного Центра Рерихов, ведущего огромную работу по популяризации творческого наследия семьи Рерихов, отсюда и сомнения в справедливости Учения Живой Этики, и многое другое. Естественным образом вызывает раздражение защита имени и наследия Рерихов, которую Осин озвучил. А как же без нее?

Вряд ли журналисту, не знающему данной темы глубоко и многого, естественно, не понимающему, ясно, что акции протеста (в частности «Набат совести») уже много лет ведутся Международным Центром Рерихов против незаконных претензий государственных чиновников от культуры на наследие семьи наших соотечественников, которое было завещано С.Н. Рерихом МЦР для организации научной работы по его масштабному изучению; ведутся акции против вульгаризации и профанации рериховских идей; против оспаривания воли С.Н. Рериха, против незаконной публикации архива Е.И. Рерих и т.д. Неужели непонятно? Мы что, разучились понимать, где черное, а где белое? Вместо того, чтобы поддержать коллектив Международного Центра Рерихов, который вынуждают в течение многих лет отстаивать от невежественных притязаний чиновников всех рангов переданное на Родину С.Н. Рерихом через общественную организацию наследие его родителей для создания общественного Музея имени Н.К.Рериха, и достойно осветить трудные проблемы, возникшие вокруг него, такие вот горе-журналисты вносят лишь ненужную сумятицу в головы соотечественников и делают это с нескрываемым злорадством, как Осин. Общественный Музей не является частным по определению и по существу. Осин это сознательно смешивает. Общественный Музей (в отличие от частного) существует на собственные заработанные средства и на добровольные пожертвования тех, кому дорога культура. Поэтому не надо никого вводить в заблуждение.

В отношении той части художественного наследия Рерихов (картины Н.К. Рериха и С.Н. Рериха), которые временно находятся во владении Музея Востока, уже достаточно написано[9]. Осин с этим, видимо, и не думал разбираться, поэтому он и не знает, что в 1978 г. 296 полотен С.Н. Рериха и его знаменитого отца были переданы Святославом Николаевичем на временное хранение Министерству культуры СССР для проведения передвижных выставок в нашей стране. В течение первых лет нахождения картин в СССР они выставлялись в нескольких городах страны. Однако без согласия владельца, С.Н. Рериха, эти картины были поставлены «на временное хранение» в Государственном музее Востока. 288 полотен из этой коллекции Святослав Рерих завещал Международному Центру Рерихов согласно своему списку, который он приложил к завещательному распоряжению. Министерские чиновники игнорировали и игнорируют данные обстоятельства, и картины Рерихов, несмотря на все законные требования Международного Центра Рерихов, так и остаются в ГМВ по сей день. Проблема с сохранностью картин Рерихов в ГМВ существует, о чем президент МЦР Ю.М. Воронцов сказал недавно в своем ответе журналисту И. Королькову[10], написавшему клеветническую статью о деятельности Международного Центра Рерихов, в которой все исторические факты в очередной раз были поставлены с ног на голову. Несоответствие списков картин из Музея Востока первоначальным спискам, имеющимся в Международном Центре Рерихов (расхождение составляют не менее 50 полотен на сегодняшний день)[11], было выявлено МЦР, который и привлек внимание к этому факту представителей Счетной палаты, и она далеко не поставила, как утверждает журналист Осин, все точки над «и», как это видно из документов проверки.

Осин также пишет, что «описание архива самого МЦР нигде полностью не опубликовано». О переданном С.Н. Рерихом архиве МЦР давно сообщил в Государственное управление архивов, где было принято решение завершить его регистрацию по окончании описи. Из этого государственного учреждения приходила комиссия с проверкой, которая не выявила никаких нарушений при работе сотрудников МЦР с архивом семьи Рерихов. Делают вид, что не знают о судьбе архива МЦР те, кто хотел заполучить наследие в свои руки, в которые С.Н. Рерих его передать не пожелал.

Далее о здании. «Особняк Лопухиных…, – безапелляционно заявляет журналист, – также официально принадлежит Государственному музею Востока – и также незаконно занят МЦР. Занят уже долгие годы, и уже без каких бы то ни было обладающих законной силой документов». Простите! Уже давно существует Постановление Совета Министров СССР № 950 от 4.11.1989 г. и Мосгорисполкома № 2248 от 28.11.1989 г. Законной силой обладает и Распоряжение правительства Москвы № 812 от 03.10.1995 г. «О передаче в долгосрочную аренду Международному Центру Рерихов памятника истории и культуры «Усадьба Лопухиных» по Малому Знаменскому пер., 3/5». Эту усадьбу выбрал лично С.Н. Рерих для будущего общественного Музея имени Н.К. Рериха. На владение усадьбой Лопухиных музей Востока никаких документов не имеет и не может иметь, так как эту усадьбу Международный Центр Рерихов занимает на законных основаниях[12]. Знакомое голословие, знакомое словоблудие и знакомая клевета, которую распространяет несведущий журналист, не понимающий, что творит, но в силу своей недобросовестности выполняющий чью-то злую волю.

В конце статьи неистовый Осин не преминул добавить еще одну каплю дегтя: труды, мол, самого Н.К. Рериха издаются МЦР скромно, а труды Шапошниковой, не дающей покоя всем, кто ратует за разрушение Международного Центра Рерихов, публикуются «с золотым тиснением». Действительно, юбилейное издание статей Л.В. Шапошниковой, которое она назвала «Держава Рерихов», вышло в прекрасном оформлении, так как посвящено Рерихам, их гуманистической, культурной и научной деятельности, распространившейся по миру. «Держава Рерихов» посвящена подвижникам отечественной культуры, которые несли миру великие идеи блага, красоты и знания. Кто-нибудь наряду с Л.В. Шапошниковой в таком масштабе и с таким глубоким проникновением написал в честь Рерихов? Что-то не видно.

На виду же следующий факт: с «золотым тиснением» еще задолго до «Державы Рерихов» в МЦР вышли письма С.Н. Рериха в 2-х тт. и его же замечательный труд «Искусство и жизнь» на русском и английском языке, приуроченные к 100-летию со дня рождения автора, вышли «с золотым тиснением» письма Е.И. Рерих в 7 томах и юбилейное издание писем Ю.Н. Рериха в 2-х тт. Кроме этого, Международный Центр Рерихов за несколько лет своей плодотворной культурной работы издал многие прекрасно оформленные труды Рерихов, среди которых трехтомник «Листы дневника» Н.К. Рериха, выдержавший уже два издания из-за своей популярности, в котором собраны более тысячи очерков и многие из них увидели свет впервые; «История Средней Азии» Ю.Н. Рериха, многотомный труд выдающегося востоковеда, который готовился очень тщательно редакторами МЦР; книга Е.И. Рерих «У порога Нового мира», которая привлекает внимание ученых, так как в ней описаны особенности процесса космической эволюции человечества на планете Земля. За многие годы у МЦР насчитывается более 400 изданий: серии «Малая рериховская библиотека» и «Большая рериховская библиотека», «Научно-популярная рериховская библиотека», «Из библиотеки семьи Рерихов» и т.д. Все издано на высоком полиграфическом уровне, и это также привлекает к Музею все новых почитателей, среди которых люди разных профессий, мировоззрений, общественной, научной и культурной деятельности. Почему эти факты не доводятся журналистами до сведения читателей? Почему столько предвзятости в писаниях недобросовестного Осина?

Вряд ли неистовый журналист вообще знает, какую работу ведет на протяжении многих лет Международный Центр Рерихов. Специально для него и ему подобных освещаю: это ежегодные международные научно-общественные конференции, затрагивающие глубокие философские, исторические, искусствоведческие проблемы и собирающие большое количество ученых из стран ближнего и дальнего зарубежья; это передвижные выставки картин Н.К. Рериха и С.Н. Рериха, несущие миру весть Красоты; это и тематические выставки, в которых участвуют художники из разных городов нашей страны и ближнего зарубежья; это семинары молодых ученых, на которых обсуждаются проблемы современной науки; это встречи деятелей культуры с общественностью; это празднование памятных дат и другие культурные начинания, в которых участвуют представители как нашей страны, так и ближнего и дальнего зарубежья. Упреки Осина не соответствуют действительности, они просто неуместны.

Много лет Международный Центр Рерихов, о чем Осин также не имеет понятия, ведет на высоком профессиональном уровне реставрацию усадьбы Лопухиных, в которой по воле С.Н. Рериха размещен общественный Музей имени Н.К. Рериха. Реставрация ведется на собственные заработанные средства и добровольные пожертвования, так как государство не вкладывает в это благородное дело ни копейки. Год назад уникальные работы по реставрации усадьбы были отмечены высокой наградой – премией «Культурное наследие», врученной руководству Международного Центра Рерихов Национальным фондом «Возрождение русской усадьбы». Без сомнения, Святослав Николаевич был бы доволен, каким красивым и привлекательным стал главный дом усадьбы Лопухиных, где располагается Музей имени его отца, и какой красивой и благоустроенной стала прилегающая к нему территория по сравнению с тем, что здесь было в 1989 г.…

Кто же позволил журналисту бросать на ветер столь безответственные фразы, которыми буквально пестрит вся его статья? Ответ известен только ему самому. Но где же предел всему этому словесному беспределу и стоит ли комментировать дальнейшие опусы Осина? «Разобраться в этой истории досконально, – заканчивает статью уставший от интриги Осин, – не хватит ни сил, ни опыта, ни газетных площадей». Хочется сказать: и не разбирайся, так как от такого разбирательства никому лучше не стало, разве только тем, кто не может до сих пор успокоиться, что С.Н. Рерих, великий сын своей Родины, передал наследие семьи не в Америку, а в Россию, чтобы она стала «оплотом истинного мира», его спасением.

Дьяченко И.Ю.



1 См. Российская газета. № 187п (4450). 27.08.07.

2 Там же.

3 Roerich N.R. Letter to H.A.Wallace, 20.03.1934. NRM. Авторизованная машинопись.

4 Рерих Н.К. Чутким сердцам // Рерих Н.К. Берегите старину. – М.: МЦР, 1993 – С. 60-61.

5 Рерих Е.И. Письма в Америку. – М.: Сфера, 1996. – Т. 1. – С. 74.

6 См. публикации: Воронцов Ю.М. «Похищение правды» // Новая газета. № 66(1286). 30.08–02.09.2007; «Культура, не политика» (К вопросу о неудачной диссертации о Н.К. Рерихе) // Литературная газета. № 38(6087). 20–26.09.2006; Заявления мировых ученых в Высшую аттестационную комиссию Министерства образования и науки РФ // Российская газета. № 187п(4450). 27.08.2007; Покушение на Рериха // Вече Твери. 09.08.2007; Тугужекова В. «Авантюрист или гуманист? Высшая аттестационная комиссия рассматривает странную диссертацию об экспедициях Рериха» // Известия. № 167. 14.09.2007; Пищик И. «Клевета как научный метод» // Российская газета. 03.08.2007; Вьюгин С. «Защита Рериха» // Известия. 02.08.2007; Разводовская А.С. От лжи до «науки» – один шаг? // Культура и время. – 2007. - № 3 и другие.

7 См. Шапошникова Л.В. Созвучие // Культура и время. – 2007. – №3.

8 См. главу «В защиту авторских прав Е.И. Рерих» в сб. «Защитим имя и наследие Рерихов». – Том 3. Документы. Публикации в прессе. Очерки. – М.: МЦР, 2005.

9 См.публикацию Л.В.Шапошниковой «Министерство культуры против культуры» // Защитим имя и наследие Рерихов. – Том 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. – М.: МЦР, 2001; Стеценко А.В.. Правда о коллекции С.Н. Рериха // «Защитим имя и наследие Рерихов». – Том 3. Документы. Публикации в прессе. Очерки. – М.: МЦР, 2005; Комментарий помощника Генерального директора Музея имени Н.К. Рериха А.В. Стеценко к ответу А.С. Колупаевой // Там же.

10 См. Воронцов Ю.М. Похищение правды // Новая газета. № 66 (1286). 30.08–02.09.07.

11 См. Стеценко А.В. Правда о коллекции С.Н. Рериха // «Защитим имя и наследие Рерихов». – Том 3. Документы. Публикации в прессе. Очерки. – М.: МЦР, 2005.

12 См. публикации: Письмо С.Н.Рериха мэру Москвы Ю.М.Лужкову от 22.11.1989 г. // Защитим имя и наследие Рерихов: сб. – Том 1. Документы. Публикации в прессе. Очерки. - М.: МЦР, 2001; Постановление Совета Министров СССР от 4.11.1989 г. №950 // там же.