Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха


А.В. Стеценко

Некоторые размышления вице-президента МЦР по поводу
предстоящего 26.09.2015 г.
в Общественной палате РФ круглого стола на тему
«Вопросы сохранения и актуализации в современных условиях наследия Рерихов»

Вопросы сохранения наследия Рерихов в России были всегда актуальны. Особенно остро они встали в конце 1950-х годов, когда Юрий Николаевич Рерих привез в СССР первую часть наследия своих родителей Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих. Всем интересующимся этой темой хорошо известна та трагедия, которая постигла часть наследия, оставшуюся на квартире Юрия Рериха в Москве после его скоропостижной смерти в мае 1960 г., – она была полностью разграблена. И это несмотря на то, что сам Святослав Николаевич Рерих, МЦР, рериховские и другие общественные организации на протяжении длительного времени буквально упрашивали власть отнестись самым серьезным образом к вопросу сохранения наследия Рерихов и не допустить его разграбления из квартиры Юрия Николаевича. Но их голоса не были услышаны.

Нам также хорошо известно, как власть отнеслась к вопросу сохранения наследия Рерихов, переданного в Россию Святославом Николаевичем Рерихом для создания и деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Несмотря на распоряжения самого С.Н. Рериха, владельца наследия (завещательное распоряжение «Архив и наследство Рериха для Советского фонда Рерихов в Москве» от 19.03.1990 г. и дополнение к нему, заверенное нотариусом, от 22.10.1992 г.), и требования возврата коллекции (письмо Президенту РФ Б.Н. Ельцину от 16.04.1992 г.), которая была предоставлена Министерству культуры на временное хранение для проведения по стране передвижных выставок, эта коллекция так и не была передана ни в СФР, ни в МЦР. Многочисленные просьбы во все правоохранительные органы провести тщательное расследование исчезновения из этой коллекции шести картин (по завещанию С.Н. Рериха, которое не было им изменено, в России должно находиться 288 картин, а по данным Министерства культуры, находится 282) и по этому факту возбудить уголовное дело опять ни к чему не привели. Очередной отказ общественность получила несколько месяцев назад.

Мы не забыли и многолетнюю борьбу Министерства культуры и других ведомств против Генерального директора общественного Музея имени Н.К. Рериха, первого вице-президента МЦР, доверенного лица и исполнителя завещания С.Н. Рериха Л.В. Шапошниковой и возглавляемой ею организации. Кроме силовых методов воздействия на МЦР, руководимый Людмилой Васильевной, которая отказывалась признавать права государства на переданное С.Н. Рерихом в Россию наследие, в ход был пущен излюбленный метод тьмы в борьбе со Светом – клевета.

Я не могу найти в истории новой власти в России хотя бы одного случая, связанного с инициативой сохранения и популяризации в России и в мире наследия Рерихов. Все основные инициативы и действия исходили от самой Людмилы Васильевны Шапошниковой, МЦР и других общественных организаций. Я имею в виду не только ее книги, но и проводимые МЦР по ее инициативе научно-общественные конференции; публикации трудов Рерихов, научную работу, направленную на введение в научный оборот основных положений Живой Этики, создание научной школы современного рериховедения, защиту имени и наследия Рерихов, разработку основных направлений концепции культуры Николая Рериха, основанной исключительно на Живой Этике, и многие другие направления. Людмилой Васильевной и МЦР под ее руководством был возрожден интерес к Пакту Рериха и его миротворческой идее «Мир через Культуру», а также разработаны основные направления возрождения Гималайского Института научных исследований «Урусвати».

А что же делала власть в лице Министерства культуры? Она не только не участвовала в этом процессе (за исключением периода 2008-2011 гг., когда министерство возглавлял А.А. Авдеев), но всячески мешала МЦР и рериховским организациям осуществлять свою деятельность.

Поэтому инициатива Общественной палаты РФ провести круглый стол, направленный на нахождение выхода из крайне сложной ситуации, которая сложилась в России с сохранностью наследия Рерихов, и не по вине общества, а исключительно по вине власти, весьма актуальна и может только приветствоваться.

После ухода из этого мира Людмилы Васильевны Шапошниковой резко активизировались силы, которые под предлогом сохранения наследия Рерихов и продолжения дела, начатого Л.В. Шапошниковой, открыто предприняли ряд действий, направленных на явное разрушение основанного С.Н. Рерихом и созданного Л.В. Шапошниковой общественного Музея имени Н.К. Рериха. К сожалению, основным действующим лицом этой истории, которое еще совсем недавно клялось защищать Музей и отстаивать интересы МЦР, а сегодня изо всех сил стремится воплотить давнюю мечту Министерства культуры, является президент МЦР Александр Прохорович Лосюков, ставший инициатором проведения и круглого стола в Общественной палате РФ. Учитывая данное обстоятельство, считаю необходимым раскрыть основные мотивы стремления А.П. Лосюкова как можно скорее провести этот круглый стол. Стоит отметить, что свои открытые активные действия в направлении разрушения общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР он начал именно тогда, когда Людмила Васильевна Шапошникова не могла ему противостоять, так как состояние ее здоровья резко ухудшилось. Понимая, что его предложения, обозначенные в его «Проекте (базовый документ для переговоров с российскими ведомствами – МИД, Минкультуры, Правительством Москвы) "О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению Наследия семьи Рерихов"», которые он обсуждал с Министерством культуры, значительно превысили полномочия президента МЦР, А.П. Лосюков пытался получить для себя дополнительные полномочия у Правления МЦР. Но Правление МЦР на своем заседании 03.09.2015 г. подавляющим большинством голосов отказало президенту в его просьбе. Отказ был связан с тем, что предлагаемые А.П. Лосюковым действия в соответствии с Уставом МЦР находятся вне компетенции президента МЦР, а являются исключительно прерогативой Конференции, так как ведут к ликвидации организации. С этой целью Правление МЦР решило созвать внеочередную Конференцию, на которой будет приниматься решение по предложению президента МЦР А.П. Лосюкова, изложенному в его «Проекте…». Если бы А.П. Лосюков хоть немного уважал Устав МЦР, решение Правления МЦР и высокое звание президента нашей организации, то до решения Конференции, которая должна состояться в начале октября, он не предпринимал бы никаких действий по реализации своего проекта. Но предпринятая им широкая рассылка в Интернет-пространстве его «Проекта…» и обращение в Общественную палату РФ как президента МЦР с просьбой о проведении круглого стола с темой, непосредственно связанной с его предложением, свидетельствует о том, что он не намерен ждать результатов Конференции и решение Правления МЦР его не интересует. Учитывая данное обстоятельство, считаю необходимым раскрыть основные положения проекта А.П. Лосюкова и предполагаемой направленности круглого стола, инициатором которого он является.

«Проект (базовый документ для переговоров с российскими ведомствами – МИД, Минкультуры, Правительством Москвы) "О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению Наследия семьи Рерихов"», который был представлен А.П. Лосюковым, в полной мере характеризует своего автора (или авторов). Я сейчас не буду подробно останавливаться на его анализе, отмечу только основные моменты, которые странным образом перекликаются с Обращением к участникам круглого стола, который пройдет в Общественной палате 26.09.2015 г. Это и искажение истории создания СФР и Центра-Музея имени Н.К. Рериха, включая цели передачи С.Н. Рерихом в Россию наследия, и полное непонимание основы и направленности творчества всех членов семьи Николая Константиновича Рериха, и сокрытие основных причин конфликта Министерства культуры с МЦР. Сейчас важно отметить главное: я и мои коллеги не принимаем содержание проекта А.П. Лосюкова, так как оно нарушает основные принципы, заложенные Святославом Николаевичем Рерихом в основание общественного Музея имени Н.К. Рериха и осуществленные исполнителем его завещания Людмилой Васильевной Шапошниковой.

Так, в проекте А.П. Лосюкова говорится следующее: «При поддержке государства создается новая общественная организация на базе существующего ныне при МЦР общественного музея им. Н.К. Рериха, где будут собраны обе части наследия».

Любому человеку, хотя бы немного знакомому с российским законодательством по вопросам создания и деятельности общественных организаций, понятно, что общественная организация, являющаяся базой для создания другой организации, в итоге прекращает свое существование, так как на ее месте будет действовать другая организация, которая будет использовать ее имущество. Таким образом, общественный Музей, основанный С.Н. Рерихом и созданный Л.В. Шапошниковой, если он будет служить базой для создания другой организации, после проведения соответствующей реорганизации прекратит свое существование. А учитывая, что общественный Музей имени Н.К. Рериха не является отдельным юридическим лицом, а служит основным структурным подразделением МЦР, то для того, чтобы осуществить предложение А.П. Лосюкова, МЦР также будет подлежать ликвидации. Следует отметить, что до заседания Правления МОО МЦР, которое состоялось 03.09.2015 г., выступления А.П. Лосюкова перед сотрудниками МЦР были более откровенны – вновь создаваемый музей на базе общественного Музея имени Н.К. Рериха должен быть обязательно государственным. Не найдя поддержки у сотрудников МЦР, президент, очевидно, решил сгладить «острые углы», и так появился «новый общественный музей», хотя от этого смысл его высказываний не меняется.

Проект А.П. Лосюкова: «Территориально организация разместится в избранном для этого С.Н. Рерихом комплексе, занимаемом ныне МЦР (Москва, Малый Знаменский переулок, 3/5).
Фонды организации составят: художественные произведения Н.К. Рериха и С.Н. Рериха, а также архив семьи Рерихов, находящийся сейчас в МЦР, и часть наследия, хранящаяся в Музее Востока».

Как это похоже на уже отмененное постановление Правительства РФ 1993 г. № 1121 «О создании государственного музея Н.К. Рериха» в усадьбе Лопухиных (Малый Знаменский пер. 3/5) как филиала Государственного музея Востока! Тогда при помощи фальшивых писем и телеграмм из Индии, якобы от Девики Рани, сфабрикованных Мэри Пунача, бывшим секретарем С.Н. Рериха, Министерство культуры инициировало вышеназванное постановление с целью отобрать у МЦР наследие и усадьбу. История повторяется: теперь Министерство пытается это сделать с помощью А.П. Лосюкова.

Проект А.П. Лосюкова: «МЦР включается в число учредителей новой организации, его персонал составляет костяк сотрудников этой организации, МЦР продолжает свою работу в теснейшем взаимодействии с новой организацией»

Увы, это утверждение А.П. Лосюкова совсем не соответствует реальным событиям, которые произойдут, если его замысел осуществится. Во-первых, чтобы осуществить создание «новой общественной организации на базе существующего ныне при МЦР общественного музея им. Н.К. Рериха», Международная общественная организация под названием МЦР должна на своей Конференции принять решение о самоликвидации, так как, в соответствии с Уставом МЦР, создан для сохранения наследия Рерихов и обеспечения деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. И только после этого может быть принято решение о создании новой организации «на базе существующего ныне при МЦР общественного музея им. Н.К. Рериха». Я надеюсь, что теперь должно быть понятно, что после передачи наследия Рерихов Министерству культуры (не только картин, но и всего наследия, включая и архив Рерихов) общественный Музей имени Н.К. Рериха, который в соответствии с Уставом нашей организации является основным структурным подразделением МЦР, перестает существовать. Вот что скрывается под риторикой А.П. Лосюкова о его якобы заботе о сохранении наследия и продолжении дела Л.В. Шапошниковой. Даже если предположить, что МЦР может быть ликвидирован решением суда, то в соответствии с российским законодательством имущество ликвидируемой общественной организации должно быть использовано только на цели, определенные ее Уставом. А основная цель МЦР, записанная в нашем Уставе, – обеспечение деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха, в котором должно храниться переданное С.Н. Рерихом наследие. Нет других целей использования этого наследия, кроме тех, которые определил сам С.Н. Рерих в своем знаменитом письме «Медлить нельзя!» (опубликованном в июле 1989 г. в газете «Советская культура») и многочисленных выступлениях и письмах: наследие должно храниться в основанном им Музее и никому не передаваться. Поэтому МЦР никак не может выступить соучредителем новой организации, которая должна быть создана после его ликвидации.

Проект А.П. Лосюкова: «С точки зрения Минкульта, в связи с решениями вышеупомянутых судов, вся коллекция, переданная в Россию С.Н. Рерихом, должна быть зарегистрирована в государственной части Музейного фонда РФ».

Эта «точка зрения Минкульта», которую поддержал А.П. Лосюков, за 26 лет существования общественной организации, основанной С.Н. Рерихом и созданной Л.В. Шапошниковой, вполне понятна – отобрать у МЦР наследие. Если исходить из Закона, а не представлений о нем, то регистрация наследия в государственной части Музейного фонда РФ может произойти только в том случае, если государство на законных основаниях является его собственником. Но эта «точка зрения» не соответствует реальному положению дел, так как государство не является законным приобретателем этого наследия. Собственник этого наследия С.Н. Рерих государству его не дарил, не продавал и не завещал. Более того, он неоднократно заявлял, что не государство, а общественная организация, им основанная, должна быть собственником этого наследия. Поэтому в 2005 г. Министерство культуры оформило коллекцию картин Рерихов в негосударственную часть Музейного фонда РФ.

Я уже не раз писал и сейчас повторю, что нет ни одного решения суда, которое бы свидетельствовало о том, что МЦР в течение 26 лет владеет наследием Рерихов на незаконных основаниях. Равно как нет ни одного решения суда, которое хотя бы косвенно утверждало, что государство имеет права на это наследие. Невозвращение С.Н. Рериху принадлежащей ему коллекции картин, несмотря на многочисленные обращения самого владельца и его доверенных лиц, свидетельствует о захвате государством наследия, а не о его праве на это наследие. Поэтому я не вижу никаких правовых оснований для передачи наследия, находящегося в МЦР, в государственную собственность (в государственную часть Музейного фонда РФ).

Наша принципиальная позиция по этому вопросу, как выразился сам А.П. Лосюков, его «просто бесит». Видимо, ему, хотя и отставному чиновнику, трудно понять, что кроме материальных благ и спокойного благополучия, существуют и другие ценности в жизни. После того, как подавляющим большинством голосов члены Правления МЦР не предоставили ему право продолжать вести переговоры с Министерством культуры в соответствии с его проектом, направленным на разрушение общественного Музея, и было решено созвать внеочередную Конференцию МОО «МЦР» по этому вопросу, А.П. Лосюков приступил к мобилизации своих сторонников. И они нашлись в стане «обиженных»: кого-то не допустили воплощать амбициозные проекты, не имеющие никакого отношения к сохранению наследия Рерихов в Международном Мемориальном Тресте Рерихов в Наггаре (Индия); кому-то, по их мнению, помешали реализовать свои грандиозные научные планы; кто-то посчитал себя более достойным руководить теми или иными проектами организации, чем те сотрудники, которых поставила на это место сама Людмила Васильевна.

Словом, нашлись люди, которые то ли не понимают, куда может привести осуществление проекта А.П. Лосюкова, а может быть, и сознательно его поддерживают. Если к этому добавить основную поддержку Министерства культуры, то становится понятным, почему эта команда так торопится с рассмотрением проекта А.П. Лосюкова на круглом столе Общественной палаты РФ, не дожидаясь решения внеочередной Конференции МОО МЦР. Если Конференция отклоняет предложение президента, то с большой долей вероятности она должна будет высказать ему вотум недоверия, так как его предложения и действия ведут к разрушению нашей организации. И я думаю, что А.П. Лосюков и Министерство культуры это хорошо понимают. Вот они и торопятся до решения Конференции членов МЦР провести слушания проекта А.П. Лосюкова в Общественной палате РФ и привлечь своих сторонников, чтобы таким образом повлиять на решение Конференции.

Имеющееся в моем распоряжении обращение к участникам круглого стола, свидетельствует о том, что и самому А.П. Лосюкову, и его команде оказалось чуждо истинное значение наследия Рерихов.

«Уникальность творческого наследия семьи Рерихов, – так начинается обращение, – состоит в том, что его художественные, литературные, научные и др. аспекты являются выражением мощного мировоззренческого базиса, сформированного неустанным стремлением Н.К. Рериха, Е.И. Рерих, Ю.Н. Рериха, С.Н. Рериха найти единые духовные корни культурных традиций различных народов мира. Это стремление наполнило философские основы рериховского наследия удивительно гармоничным синтезом культурных традиций, идеалами гуманизма и общечеловеческих ценностей». Вроде бы красиво сказано, но из этой красивости изъято самое главное, о чем постоянно писала Людмила Васильевна, что служит основой творчества всех Рерихов, – Живая Этика, являющаяся философией Космической реальности. Без нее наследие Рерихов не может служить основной своей цели – совершенствованию сознания человека, направленному на его продвижение по тернистому пути космической эволюции. Без Живой Этики непонятна концепция культуры Николая Рериха и его Пакт. Постоянное повторение основной направленности Пакта Рериха – «Мир через Культуру» – без осмысления значения Культуры как почитания Света, данного Живой Этикой, приводит к тому, что из Пакта изымается самое главное. И, как следствие, это приводит к отрицанию самой идеи Пакта.

Зачем г-ну Лосюкову и его команде космическое мировоззрение Живой Этики, с которым они не знают, что делать?! Проще будет Живую Этику и космическое мировоззрение совсем убрать из его проекта и обращения. Что и было сделано. Но и это мы уже проходили в не столь далекие 90-е годы прошлого века, когда Государственный музей Востока пытался отсечь Живую Этику от живописи Н.К. Рериха, которая, по высказыванию Л.В. Шапошниковой, является художественным воплощением идей Живой Этики.

«…Невыполнение правительством СССР обещаний о создании государственного музея Н.К. Рериха, данных при передаче Рерихами и их ближайшими сотрудниками значительных коллекций рериховского наследия в СССР», о чем говорится далее в обращении, является той полуправдой, которую можно характеризовать как сознательную ложь. Авторам этого обращения хорошо известно, что только Юрию Николаевичу Рериху Правительство СССР в лице министра культуры обещало создать государственный музей Н.К. Рериха на основании привезенной им в страну первой части наследия, но своего обещания так и не выполнило. Что же касается второй части наследия, которую в Россию передал С.Н. Рерих, то она была предназначена исключительно для создания общественного музея. И об этом хорошо известно всем, кто интересуется наследием Рерихов. Эта воля Святослава Николаевича закреплена в его концепции развития общественного Музея, изложенной им в знаменитом письме «Медлить нельзя!» (опубликованном в газете «Советская культура» в июле 1989 г.), и была принята руководством страны. Выход в ноябре того же года постановления Совета Министров СССР № 950 «О Советском Фонде Рерихов и Центре-Музее имени Н.К. Рериха» является тому доказательством. Теперь А.П. Лосюков вместе с Министерством культуры пытаются нарушить волю С.Н. Рериха и разрушить общественный Музей имени Н.К. Рериха, прикрываясь при этом своей заботой о Наследии Рерихов.

В обращении, так же, как и в проекте А.П. Лосюкова, скрыта основная причина длительного противостояния Министерства культуры и МЦР. При этом его виновником, с подачи А.П. Лосюкова, выступает МЦР, а не Министерство культуры, хотя факты из истории нашей организации, которых накопилось предостаточно, свидетельствуют об обратном. Именно Министерство культуры не желает мириться с тем, что такая общественная организация, как МЦР, а не государство, может обладать бесценными сокровищами, которые не только являются национальным достоянием России, но и обладают значительной материальной стоимостью. Я полагаю, что для чиновников Минкульта второе обстоятельство является более важным, чем первое. Все это происходит потому, что в современной России огромный потенциал общества используется государством исключительно в политических и экономических целях, и совсем игнорируется его роль в сохранении и развитии культуры страны. В нашем случае речь идет об общественных музеях. Если в развитых западных странах доля негосударственных музеев по отношению к государственным колеблется где-то от 45% до 95%, то в России она сводится всего лишь к нескольким процентам. Если в экономике мы достигли значительного продвижения в свободном регулировании экономических отношений, в политике перешли к многопартийной системе, даже религиозные конфессии давно стали мощными негосударственными структурами, то в культуре у нас по-прежнему, как в советское время, монополистом является Министерство культуры. И МЦР, являясь самой крупной общественной организацией в России в области сохранения и популяризации наследия Рерихов, на протяжении почти 26-летней своей истории этот прессинг Министерства культуры испытал в полной мере.

Отсюда и неправильное понимание, по крайней мере, в нашем случае, сути общественно-государственного партнерства. Оно, на мой взгляд, должно заключаться во взаимовыгодном сотрудничестве, а не явном подавлении государством свободы деятельности общественной организации или ее полной ликвидации. Тем более что эта деятельность МЦР является необходимой для государства не только внутри страны, но и за ее пределами. А, как известно, международная деятельность МЦР, направленная на популяризацию наследия Рерихов, поддержана Генеральным секретарем ООН и Генеральным директором ЮНЕСКО. Но на деле все получается в точности до наоборот. Государство в лице Министерства культуры, а теперь и А.П. Лосюкова пытается ликвидировать МЦР и его общественный Музей и тем самым прекратить всю нашу культурную деятельность. Заверения в том, что только в подчинении Министерству культуры и в его составе возможно в современных условиях сохранить наследие Рерихов и вести работу по его популяризации, противоречат истинному положению дел: большая часть картин Н.К. и С.Н. Рерихов в государственных музеях находится в запасниках, до сих пор не издано ни одного научного каталога. Тогда как МЦР и сотрудничающие с ним организации не только сохранили полученное от С.Н. Рериха наследие, но и приумножили его, достойно ведя работу по его изучению и популяризации.

Поэтому если Общественная палата действительно желает начать работу по сохранению наследия Рерихов в России и «актуализации его в современных условиях», то она должна помочь сохранить общественный Музей имени Н.К. Рериха в таком виде, в каком он был основан С.Н. Рерихом и создан Л.В. Шапошниковой, и оказать помощь в его развитии.