Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха

Любовь Хоменок

Новые роли Тиграна Мкртычева

Жил-был человек Тигран Константинович Мкртычев. Родился в Калинине, учился в Ташкенте, работает в Москве. Доктор искусствоведения, специалист по буддийскому искусству, заместитель директора Государственного музея искусства народов Востока. По его же собственным словам, ему нравятся люди – профессионалы своего дела, а ненавидит он хамов и подлецов (http://noev-kovcheg.ru/mag/2011-22/2954.html). На первый взгляд, достойная жизнь и наличие нравственных принципов.

Жил-был археолог Тигран Константинович Мкртычев. Организовывал археологические экспедиции в Среднюю Азию, исследовал буддийские ступы, монастыри, писал научные статьи, гордился, что его имя займет достойное место в науке. На первый взгляд, заслуживающий уважения профессионал.

Жил-был чиновник Тигран Константинович Мкртычев. Занимал довольно высокий пост в Государственном музее Востока. Организовывал и курировал выставки, руководил научной работой музея, давал интервью и даже иногда выступал на ТВ. В общем, занимался своей обычной работой.

И вдруг в его жизни, с уже устоявшимся ритмом, произошло событие, которое все перевернуло с ног на голову. Пришлось ему заняться совершенно непривычными вещами, которые не входили ни в сферу его профессиональных интересов, ни в область его человеческих потребностей, а именно – наследием великого русского художника, мыслителя, ученого-археолога, литератора, путешественника, культурного и общественного деятеля международного масштаба Николая Константиновича Рериха.

Имя Н.К. Рериха всегда вызывало много споров, одни восхищались им, другие ненавидели. Те, кто так или иначе касался его личности, не могли оставаться равнодушными, он, как лакмусовая бумага, выявлял внутреннюю сущность человека и порой раскрывал в нем такие глубины, о которых тот и не догадывался. Так произошло и с нашим героем.

Тиграну Константиновичу Мкртычеву была известна личность Н.К. Рериха и раньше. Был он осведомлен и о причинах конфронтации Музея Востока с Международным Центром Рерихов (МЦР), следил за ходом этой борьбы, а возможно, и сам принимал в ней участие. Длится она более 20 лет. Государственный музей Востока не хотел отдавать коллекцию картин Н.К. и С.Н. Рерихов (права собственности на нее передал С.Н. Рерих МЦР) и пытался заполучить усадьбу, где располагается общественный Музей имени Н.К. Рериха. Все эти годы многочисленные судебные разбирательства не давали ощутимых результатов, несмотря на мощную поддержку Музея Востока Министерством культуры РФ. Общественный Музей имени Н.К. Рериха МЦР жил и успешно работал. Однажды МЦР был уже близок к победе благодаря поддержке министра культуры А.А. Авдеева, но жизнь повернулась иначе – на смену пришел нынешний министр В.Р. Мединский, который, видимо, решил положить конец затянувшемуся конфликту с непокорным общественным Музеем.

Прекрасно знал Тигран Константинович Мкртычев и о том, что, находящийся у него в подчинении Владимир Росов в своей научной работе постарался представить Н.К. Рериха чудаковатым политическим авантюристом. Прекрасно знал он и о протесте МЦР против незаконной публикации Дневников Е.И. Рерих Музеем Востока. Но все это как-то напрямую еще не затрагивало его жизнь, и возглавлял эту борьбу не он.

Все изменилось, когда «засветила» ему должность директора будущего государственного музея семьи Рерихов, создать который принял решение Минкульт. По замыслу чиновников, эта новая организация должна была разместиться в зданиях нынешнего общественного Музея имени Н.К. Рериха! И основой его планировалось наследие, переданное С.Н. Рерихом в этот общественный музей! Возможно, в другое время Тигран Константинович Мкртычев и подумал бы, прежде чем согласиться на такой шаг. Ведь еще 4 года назад ему пришлось бы участвовать в долгой, изнурительной борьбе, исход которой был неизвестен. Но последние годы оказались для общественного Музея имени Н.К. Рериха нелегкими: он лишился финансовой поддержки; ушла из жизни его бессменный директор, доверенное лицо С.Н. Рериха – Людмила Васильевна Шапошникова, а бывший президент МЦР пошел на сговор с Минкультом и, вдобавок, перетянул на свою сторону некоторых бывших сотрудников и бывших друзей Музея.

Чиновники начали действовать по всем правилам военной науки, обложив МЦР, как осажденную крепость, со всех сторон. Центр оказался в экономической, информационной и административной блокаде. Особенно тяжелым оказалось нехватка финансов. Расчет чиновников был прост: без финансирования ни одно учреждение работать не может! Случись такая беда с каким-нибудь государственным музеем, он практически сразу перестал бы существовать. Но с общественным музеем ничего такого не произошло, что, конечно, удивило, раздосадовало их и подтолкнуло к дальнейшим действиям.

Министру культуры В.Р. Мединскому удалось ввести в заблуждение даже Президента РФ В.В. Путина относительно распоряжений С.Н. Рериха в отношении переданного им в Россию наследия и якобы от его имени вести борьбу против МЦР. Здания усадьбы, где более четверти века располагается Музей, быстро перевели из московской собственности в федеральную, и оно поступило в оперативное управление Музея Востока. На стороне этого музея, а значит за спиной Тиграна Константиновича Мкртычева, оказалась вся государственная машина во главе с министром В.Р. Мединским. Все бы хорошо, да не учли одной «маленькой» детали – никаких прав на наследие Рерихов ни у Минкульта, ни у Музея Востока нет. Это означало только одно: законно получить наследие Рерихов и выселить из усадьбы общественный Музей не получится, а устроить рейдерский захват в стиле 90-х – грубовато выйдет, да и шум ни к чему. Можно было еще разорвать договора льготной аренды земельного участка и безвозмездного пользования строениями усадьбы, которые были подписаны с МЦР, но для этого нужен какой-то повод.

Тигран Константинович Мкртычев был уверен, что такого сильного давления будет достаточно. Не зря он в своих интервью уверял журналистов, что, дескать, собирается «договориться» с руководством МЦР, «сотрудничать» с ним, и всё в таком духе. Правда, предложение этого сотрудничества было похоже на требование «безоговорочной капитуляции». Даже корреспондент, бравшая у него интервью, иронично заметила: «…это предложение, от которого им (МЦР. – Л.Х.) трудно отказаться. Вы получили здание, где находится общественный музей с богатейшим фондом семьи Рерихов, в оперативное управление. К тому же у МЦР финансовые проблемы. У них практически нет выбора?» (https://rg.ru/2016/01/27/rerih.html). Конечно, так думал и Тигран Константинович Мкртычев. Потому-то он согласился возглавить мифический «государственный музей семьи Рерихов» и ввязался в нелегкую борьбу.

Но произошло то, чего чиновники никак не ожидали. Нынешнее руководство МЦР, поддерживаемое коллективом и рериховской общественностью, категорически отказалось нарушить волю С.Н. Рериха - передать государству наследие Рерихов и освободить здание усадьбы. Общественный Музей продолжал активно работать, издавать книги, проводить конференции, устраивать выставки. Больше того, с ним стали происходить довольно странные вещи: несмотря на отсутствие финансирования, долг по зарплате перед его сотрудниками был полностью погашен, коммунальные платежи вносились регулярно, с каждым днем он обретал все большее количество сторонников. За короткое время петиция в поддержку общественного Музея собрала более 200 000 голосов, ее подписали известные культурные и общественные деятели. Многочисленные внеплановые проверки (с апреля по август 2016 года их было уже 14!), инициированные Минкультом и Государственным музеем Востока, желаемых результатов не дали.

Но самое неприятное во всей этой истории для Тиграна Константиновича Мкртычева было то, что для достижения желанной цели ему пришлось осваивать новые непривычные роли. У каждой из этих ролей была своя сверхзадача, каждая требовала определенных умений и навыков, но все они служили одной цели – значительно облегчить циничную попытку захвата наследия Рерихов. Для этого надо было заручиться поддержкой хоть какой-то части так называемых последователей Рерихов, создать в СМИ образ Минкульта и ГМВ как благородных и миролюбивых «спасителей» рериховского наследия, а работников МЦР представить шайкой авантюристов.

Одна из этих ролей – роль рериховеда. Тигран Константинович Мкртычев, занимавшийся буддизмом, по его же словам, познакомился с рериховской проблематикой лишь в последние годы. Он наивно полагает, что короткого времени вполне достаточно, чтобы стать профессионалом в этой области. Невольно вспоминаются слова выдающегося рериховеда, честного ученого и человека Павла Федоровича Беликова, написавшего для серии «ЖЗЛ» замечательную книгу о Н.К. Рерихе: «Когда мне было лет тридцать, – писал он, – я думал, что могу многое сказать о Рерихе, стремился к этому. ...Когда на исходе шестой десяток, я гадаю – смогу ли я до конца жизни вообще сказать о Рерихе то, что нужно, и так, как нужно» (Непрерывное восхождение. Сборник, посвященный 90-летию П.Ф. Беликова. В 2‑х т. Т.II. Ч.1. М.: МЦР, 2003. – С. 7). Павел Федорович всю жизнь не просто изучал творчество Н.К. Рериха, он пытался проникнуть в его глубины, понять его истоки. И этими истоками была философия Живой Этики. И вот новоявленный «рериховед» Тигран Константинович Мкртычев, представляя концепцию будущего государственного музея, предлагает отделить в ней художественное творчество Н.К. Рериха от его философии. «Мы оставляем МЦР возможность заниматься этим (философией Живой Этики. – Л.Х.). Но существует огромное художественное наследие Николая Константиновича Рериха» (https://rg.ru/2016/01/27/rerih.html). Доктор искусствоведения даже не понимает, что отделить творчество художника от его мировоззрения – все равно, что отделить душу человека от его тела. Что останется? Судя по всему, для остепененного горе-ученого душа – это чистейшая абстракция, равно как и философия Рерихов. К ней Тигран Константинович Мкртычев относится не без иронии, для него она – лишь туманные рассуждения о борьбе Света с Тьмой, о космическом мышлении, и не будет ей места в проектируемом государственном музее.

Если бы Тиграну Константиновичу Мкртычеву удалось осуществить свою «концепцию» на практике, то музей нашего великого соотечественника превратился бы в склад, и о Музее – Живом Центре, как его видели Рерихи, пришлось бы забыть. Но именно такой музей укладывается в академическое сознание Тиграна Мкртычева, именно такой Н.К. Рерих, без его философии, нужен чиновникам Министерства культуры.

Тигран Константинович Мкртычев, ненавидящий подлецов, исповедует правило: «хочешь возвыситься сам, постарайся принизить другого». Таково его отношение к ныне ушедшей Людмиле Васильевне Шапошниковой – индологу, писателю, ученому, академику РАЕН и РАКЦ, автору около 200 книг и статей по творческому и философскому наследию Рерихов, доверенному лицу С.Н. Рериха, человеку, вынесшему на своих плечах титаническую работу по созданию уникального общественного Музея имени Н.К. Рериха. Интересно, что книг Л.В. Шапошниковой Тигран Константинович Мкртычев, по его же собственному признанию, не читал, потому что она якобы только специалист по рабочему движению Индии, а значит, по его мнению – дилетант (https://rg.ru/2016/01/27/rerih.html ). Его не смущает тот факт, что Людмила Васильевна несколько десятков лет плодотворно занималась рериховским наследием, писала сценарии для научно-популярных фильмов о Н.К. Рерихе и получила широкое международное признание как ведущий специалист-рериховед. А вот сам Т.К. Мкртычев в области рериховедения может быть вполне назван дилетантом. И это очень хорошо показали те несколько выставок, посвященные Н.К. Рериху, которые он курировал в последнее время, и те интервью, с которыми он выступает в СМИ.

Еще одна роль, которую примеряет на себя Тигран Константинович Мкртычев, – это деятель рериховского движения. Несколько лет назад никто из исследователей и почитателей творческого наследия Рерихов слыхом не слыхивал о нем. С назначением же на новую мифическую должность он внезапно стал активным участником рериховских интернет-форумов, сомнительных конференций, круглых столов по рериховской тематике и даже стал организовывать их. Волшебство? Среди его соратников – те, кто всегда выступал против МЦР, не стесняясь грязных оскорблений и клеветы. Особенно этим отличаются сайты Андрея Люфта, Вилли Августата и других. Многие сообщения на этих «интернет-площадках» ничего, кроме омерзения, у интеллигентных людей вызвать не могут, однако Тиграна Константиновича Мкртычева это ничуть не смущает. И вот он уже терпеливо дает интервью Андрею Люфту, приглашает на круглый стол Вилли Августата и с почетом усаживается в кресло – музейный экспонат на конференции в Нью-Йорке.

Ах, если бы эти «союзники» знали, как тяжело ему играть эту роль, с каким презрением он относится ко всем этим людям, цитирующим Живую Этику, которая остается для него тайной за семью печатями! Все эти «союзники» нужны ему лишь постольку, поскольку они – орудие против непокорного общественного Музея имени Н.К. Рериха. Без «союзников» он – ничто. А те – среди них бывшие сотрудники и бывшие друзья МЦР, некогда уверявшие Л.В. Шапошникову в преданности, – спокойно сидят за одним столом с предателями, клеветниками, ненавистниками, прекрасно зная, как Людмила Васильевна относилась к этим людям. Лелеют ли они надежды, что смогут таким образом воплотить в жизнь заветы Рерихов? Рассчитывают ли на всемерное содействие чиновника от Музея Востока? Быть может. Только он избавится от них при первой же возможности.

Кто не может обмануться насчет горе-чиновника – так это сотрудники МЦР и все, кто поддерживает Музей Н.К. Рериха. Тигран Константинович Мкртычев ненавидит их больше всего. Им, как никому другому, известна правда. Они, как никто другой, могут задать неудобные вопросы. И грустно, и забавно видеть, сколь невразумительные ответы дает на них новоявленный «рериховед».

Еще одна роль Тиграна Константиновича Мкртычева – это роль сказочника. Сказки об общественном Музее имени Н.К. Рериха он рассказывает многочисленным корреспондентам, большинство из которых ангажированы Минкультом. Они придуманы, чтобы опорочить и принизить общественный Музей имени Н.К. Рериха в глазах общества (вероятно, замысел в том, чтобы оттолкнуть от Музея потенциальных сторонников, а значит, защитников). Правда, сказки эти ничего, кроме жалости к рассказчику, не вызывают, ибо свидетельствует о душевной неуравновешенности автора. Как только разговор заходит о ситуации с наследием Рерихов, в ответах ощущается раздражительность и прямо-таки откровенная ложь. Тигран Константинович Мкртычев склоняется к мысли, что МЦР – это… экстремистская организация! И «основанием» для такого заключения послужила – вдумайтесь – возмущенная реакция буддийской общественности на намерения Минкульта снести ступу, построенную во дворе Музея имени Н.К. Рериха. На кого рассчитаны эти убогие манипуляции?

Раз это не убеждает, Тигран Константинович Мкртычев придумывает в адрес МЦР обвинения в использовании фашистской символики в фильме «Зов Космической эволюции», и чиновники, поверив ему, отзывают прокатное удостоверение. Эта инициатива Минкульта уже вызвала немало язвительных комментариев в Интернете, ведь тогда нужно запретить и фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» (1965 г.), и киноэпопею Романа Кармена «Великая Отечественная война. Неизвестная война» (1978 г.), откуда и были взяты кадры для фильма МЦР. Но, парадокс в том, что на сайте Минкульта они, наоборот, рекомендуются к просмотру даже школьникам, а ведь контекст освещения ими событий Великой Отечественной войны практически не отличается от фильма «Зов Космической эволюции».

В стремлении опорочить МЦР специалист по буддизму Тигран Константинович Мкртычев не пожалел даже буддизм. Ему отлично известно, что МЦР никогда никаких религиозных обрядов не проводил. А демонстрировали их буддийские монахи в рамках «Фестивалей тибетской культуры». Как известно, в основе любой культуры лежит религиозный культ, который проявляется, в том числе, и через ритуалы и обряды. Подобные фестивали (с построением буддийских мандал) широко распространены по всей России, принимают их у себя и многие государственные музеи, но с подачи Тиграна Константиновича Мкртычева представление из прокуратуры получил почему-то только МЦР.

Расчет сказочника Т.К. Мкртычева прост. Вся эта шумиха на пустом месте дает громкие заголовки в СМИ, что, по его мнению, и оказывает воздействие на сознание простых, не желающих разобраться в происходящем, людей.

Но настоящий «хит» – это страшная сказка Т.К. Мкртычева о таинственном подвале под ступой, которого, к слову, никогда не было. Просто у г-на Мкртычева, видимо, разыгралось воображение при виде двери недалеко от ступы. Вероятно, он так живо представил себе за ней неучтенное подвальное помещение, которое позволит ему преждевременно расторгнуть договора с МЦР на использование усадьбы Лопухиных, что беднягу чуть удар не хватил, когда за этой дверью ничего обнадеживающего не оказалось. Может быть, из-за этого последнее событие изгладилось в его памяти и заменилось так называемой ложной памятью, согласно которой его в этот подвал просто не пустили.

Каких только фантастических историй не приходилось придумывать заместителю директора по научной работе ГМВ, чтобы очернить МЦР: и несуществующие подвалы, и неучтенные помещения, и не согласованные памятники, и аварийное состояние усадьбы, и таинственный отдел, который на деле является всего лишь научным отделом МЦР, и многое другое. Показательно, что при этом он использует странноватую, а порой прямо-таки сказочную терминологию: «избушка Бабы-Яги», «империя зла», «шанхай», «гастарбайтеры» и другие. Правда, ни одна проверка не подтвердила все те ужасы, которые описывает Тигран Константинович Мкртычев. Однако сказки не подтверждаются, их просто рассказывают.

Но особенно удается ему роль «бедного родственника», которого никуда не пускают, и всё от него скрывают. Конечно, это не так, но ведь признайся он, что МЦР – открытая, готовая к сотрудничеству организация, тогда нечего будет рассказывать СМИ и различным ведомствам, проверяющим Центр-Музей постоянно.

Тиграну Константиновичу Мкртычеву не позавидуешь. Еще бы – победа казалась такой близкой: и здания в его пользовании, и наследие Рерихов почти «в кармане», и уже на Коллегии Министерства культуры отчитался! А все еще не пускают «в ограду». Не помогли даже эти непривычные для него роли. Но вот что действительно проявилось благодаря им, так это внутренняя сущность Тиграна Константиновича. Может быть, он не знал о ней сам, может о ней знали только в узком кругу, но благодаря его публичной «презентации» у всех думающих людей не осталось иллюзий: Тигран Константинович Мкртычев борется не за наследие Рерихов, а против него.