Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
версия для печати

Инсинуации для диссертации

Какие коварные замыслы приписали великому русскому художнику и мыслителю Николаю Рериху

Труд, 16 октября 2007 г.


В индийском эпосе «Калила и Димна», в арабских сказках «Тысяча и одна ночь», в историях о Ходже Насреддине есть кочующий сюжет о семи мудрецах и кувшине с неким содержимым. Один умный чужеземец сказал могучему царю, что его мудрые советники не так уж мудры и могут ослиную мочу признать сладким вином. Царь, разумеется, не поверил. И тогда чужеземец наполнил кувшин упомянутой жидкостью, пошел к семи мудрецам и объявил, что принес им на пробу самое лучшее на свете вино, которое привезено из заморских стран специально для царя. Первый мудрец испил, поперхнулся, но подумал, что, признайся он в том, что именно пил, все его засмеют. И он сказал царю, что это чудесное, самое вкусное вино на свете. И так думал каждый из мудрецов и говорил, что ему очень сладко. Наконец седьмой мудрец испугался, что царь, услышав похвалы, тоже решит выпить, и, осушив кувшин до дна, стал умолять, чтобы его простили, что не сдержал жажды. Чужеземец же усмехнулся и спросил царя, можно ли верить таким мудрецам и советникам?

Восток, скажете вы, дело тонкое, и на русской почве такие истории вряд ли возможны. Академик Дмитрий Лихачев, а он в фольклоре знал толк, установил родственную связь между индийскими и русскими сказками. И привел множество сюжетных совпадений в разных сказках, которые хотя и ложь, но в них, как известно, намек. По существу, сказка — это история про нашу душу, она справедлива во все времена, для всех сословий и состояний.

Недавно у группы российских ученых-историков, то бишь мудрецов, случился презабавный анекдот, который смахивает на сказку о кувшине. Сотрудник Государственного музея Востока Владимир Росов сочинил диссертацию «Русско-американские экспедиции Н.К. Рериха в Центральную Азию (1920-е и 1930-е годы)». Все шло чин-чином: диссертант представил автореферат, нашел уважаемых оппонентов, состоялась защита и одобрение, документы были отправлены на утверждение в Высшую аттестационную комиссию, где тоже поначалу все шло по накатанной. И вдруг докучливые эксперты из Института российской истории РАН и Института русского языка РАН имени Виноградова, а также авторитетнейший академик Евгений Челышев, многолетний председатель Общества российско-индийской дружбы и единственный среди наших академиков участник Парада Победы на Красной площади в 1945 году обратили внимание на то, что в автореферате наличествуют вполне гладкие и причесанные суждения, а в самой диссертации — совсем наоборот...

О Рерихе написаны многие тома, сохранились его подробнейшие дневники и очерки, богатейший архив. И вдруг из диссертации выясняется, что Николай Рерих, который слыл во всем мире величайшим гуманистом, пацифистом и патриотом России, будто бы активно сотрудничал с японскими милитаристами, разжигал межрелигиозные войны, поднимал на войну буддистских монахов, формировал армию из белых эмигрантов, замышлял захватить территорию СССР, Китая, Монголии и Северного Тибета, пытался создать новое государство в Центральной Азии и — дышите глубже! — даже вынашивал военный заговор с целью отторжения Сибири от СССР. Оказывается, знаменитый Пакт Рериха, который лег в основу заключительного акта Международной конвенции о защите культурных ценностей в случае военных конфликтов, которая была подписана в 1954 году в Гааге и ратифицирована 40 странами, был затеян Рерихом исключительно для прикрытия коварных планов по созданию нового государства в Центральной Азии. Все эти козни проглядели, а Росов разгадал и сорвал с Рериха маску. В диссертации предстает не философ, думавший о Красоте и Знании, тысячу раз писавший о недопустимости применения силы в конфликтах, а какая-то помесь Александра Македонского с графом Калиостро.

Бывает так, что вновь открывшиеся факты рисуют новую картину, и от прежних представлений, как бы душа к ним ни прикипела, приходится отказываться. Но это факты! Где же они в данном случае? В науке каждое утверждение должно основываться на серьезной доказательной базе, на документах. Но в том-то и дело, что нет в диссертации никаких доказательств. Зато автор ее весьма щедр на домыслы и предположения. А домыслы и вымыслы проходят совсем по другому ведомству, отнюдь не научному, который не имеет никакого отношения к Высшей аттестационной комиссии. Во всяком случае ученые степени за подобного рода открытия и изыскания не присуждают. Об этом пишут крупнейшие иностранные ученые, специалисты по Рериху, которые возмущены странной диссертацией.

Впрочем, диссертация Росова — результат не столько личной некомпетентности автора, сколько некачественный продукт нашего времени, когда ответственность перед историей и представление об исторической правде все больше и больше становятся излишними. Напомним хотя бы вольное к ним отношение в ряде фильмов и сериалов, в частности «Внук Гагарина» и «Звезда эпохи». И вот уже суд признает, что имело место грубое и оскорбительное искажение фактов, и удовлетворяет иски к беззастенчивым авторам. Сегодня многие считают, что допустимы любые версии и чем они скандальнее — тем лучше. Таков неизбежный результат бесконечного переписывания российской истории и ее низведения до роли идеологической служанки при очередном режиме. В ряды серьезных ученых вторгаются фальсификаторы типа математика-мистификатора Фоменко. Конечно, диссертант Росов — не самый крупный и не самый яркий их представитель. Но малой неправды не бывает: стоит только преступить грань. И если промолчать, неизвестно какие сорняки вырастут из зерна лжи. Судебные разбирательства, связанные с упомянутой выше кинопродукцией, не являются исключением. Такой оборот может случиться и с научной диссертацией. И тогда ответчиком может выступать не только диссертант, но и те, кто одобрил его сочинение.

Впрочем, и сам Владимир Росов мог бы подать в суд на Николая Рериха за прямое оскорбление, хотя художник и философ отправился в иной мир полвека назад. Если почитать Рериха, то создается впечатление, что он ожидал появление подобного рода «исследователя». В статье «Как я был превознесен своими врагами» он писал: «Что только не измышлялось! Писали, что у меня карманы полны рубинов и жемчугов, которые я раздаю пригоршнями. Говорили, что от моего взгляда люди седеют. Утверждали, что я читаю все мысли, что мы завоевывали целые страны. И в сражениях пули отскакивали от нас. Обозвали самим Антихристом, главою всемирного Коминтерна, главою масонства. «Очевидцы» утверждали, что видели меня ходящим по воде. Теперь до меня дошли новые слухи. Некий негодяй распространяет клевету о том, что я никогда не заботился о сохранении культурных сокровищ, что Пакт вовсе не мой. Если бы свинячье хрюканье и сорочье стрекотание были так вредоносны, то я был бы уже прикончен». А что касается притчевых мудрецов, то есть сильное подозрение, что никто из одобривших диссертацию ученых ее толком не читал. Как-никак 1 400 страниц, а времени у занятых людей в обрез. Каждый сделал маленький глоток, ограничившись прилизанным авторефератом диссертации. А теперь в этом стыдно признаться. Приходится держаться однажды высказанного мнения, иначе коллеги догадаются о природе продукта и засмеют, а это весьма обидно. Тем не менее звание мудреца, как подмечено еще в седой древности, позволяет держаться за ошибки гораздо увереннее.

Алексей КУЛИТИН