Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

Главная страница » Новости
      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха


ПАКТ РЕРИХА:

ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ

Пакта Рериха инициирован великим русским художником, мыслителем, ученым, путешественником и общественным деятелем Николаем Рерихом (1874-1947).

Рерих является неотъемлемой частью Серебряного века в русской культуре. Он был одним из самых влиятельных художников своего времени в России, и именно о нем выдающийся писатель Леонид Андреев писал: «…среди видимого [он] открывает невидимое и дарит людям не продолжение старого, а совсем новый, прекраснейший мир! Целый новый мир! Да, он существует, этот прекрасный мир, это держава Рериха…». Поэт Александр Блок, писатель Лев Толстой, историк искусств и художественный критик Владимир Стасов были среди многих современников Рериха, которые высоко ценили его искусство, не говоря уже о выдающихся коллекционерах и меценатах, таких, как Павел Третьяков и княгиня Мария Тенишева.

Держава Рериха, созданная его искусством, неразрывно связано с Пактом Рериха. Художник посвящал свои картины идее Пакта и Знамени Мира. Пакт Рериха в своей сути неразрывно связан и с философией Рериха, с его пониманием культуры как основы эволюции человечества и, безусловно, с его знаниями и опытом ученого и путешественника.

В 1904 году Рерих впервые предложил идею Пакта об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников [1] в Российском Императорском Археологическом обществе в Санкт-Петербурге. Военные действия Первой мировой войны привели к прискорбным разрушениям художественных и исторических памятников в Европе, и Рерих в 1915 году представил свою идею о международном договоре по защите культурных ценностей во время вооруженных конфликтов царю Николаю II, который, в свою очередь, встретил ее с интересом. Однако война уже началась, и предложение не могло получить должного рассмотрения.

Мы бы сказали недостаточно о жизни Рериха в России до 1917 года и его работе над Пактом, если бы мы ограничились только упомянутым выше. Предложение Рериха о пакте для защиты объектов культуры явилось результатом его работы и накопленного опыта в области сохранения и защиты культурного наследия. Рерих был известным специалистом в области защиты культурного наследия, участвовал в реставрации важных исторических памятников, таких, как Собор Василия Блаженного на Красной площади в Москве. Он был одним из первых в России, кто обратил внимание на проблемы, связанные с реставрацией художественных и исторических памятников, одним из первых он указал на необходимость сохранения исторических и архитектурных ансамблей, и говорил о плачевных условиях, в которых находились бесценные памятники культуры в мирное время. Рерих понимал, что тихие погромы художественных памятников в мирное время из-за человеческого невежества так же опасны, как и их разрушение во время бомбардировок. Он был инициатором создания и принимал активное участие в работе обществ по защите памятников, боролся за привлечение финансовых средств во имя этой цели. Он создал серию архитектурных этюдов, посвященных древнерусским памятникам (1903-1904), публиковал статьи, очерки и, таким образом, внес большой вклад в привлечение внимания общественности к необходимости защиты культурных сокровищ. Этот опыт, также как работа для Красного Креста (Рерих помогал в сборе средств для Красного Креста), и его работа в области образования (Рерих был директором Рисовальной школы Императорского Общества Поощрения художеств в Санкт-Петербурге) – всё это помогло ему осознать, что законы, указы и даже международные договоры сами по себе не смогут помочь в защите культурного наследия, они останутся лишь «мертвыми буквами», если не начнут жить в нашем сознании, то есть, если широкая общественность и особенно молодые поколения не поймут всю необходимость сохранения культуры.

Позже мы увидим, что эта неразрывная связь между правовой защитой культуры, с одной стороны, и образованием, с другой, проходит красной нитью через всю последующую работу Рериха над Пактом.

Рериху предстояло получить еще один ценный опыт в России. После революционных событий в феврале 1917 года он участвовал в работе Художественного совещания, которое обратилась с призывом к Временному правительству и к широкой общественности охранять и защищать архитектурные и художественные памятники. К тому времени, из-за серьезных проблем с легкими (воспаление) и в силу настоятельного совета врачей, Рерих вместе с семьей уже жил в Финляндии; позже в 1918 году семья Рерихов оказалась отрезанной от родины, когда Финляндия закрыла границу с Россией.

Затем последовала Центрально-Азиатская экспедиция Н.К. Рериха (1923-1928 гг.) – самая большая научная экспедиция XX века, которая раскрыла безбрежную панораму культур Индии, Тибета, Китая, Монголии и Сибирского региона России. Экспедиция сделала огромный вклад в изучение великолепных художественных, исторических и религиозных памятников этих стран, их материального и нематериального культурного наследия – эпосов, легенд, фольклора, традиций.

Таким образом, разработанный в 1929 году проект Пакта включал в себя имплицитно весь обширный опыт Рериха как художника, археолога, мыслителя, путешественника, общественного деятеля, специалиста в области художественного образования, а также в вопросах сохранения памятников искусства. Также важно и то, что Рерих закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета, где он изучал международное гуманитарное право у профессора Мартенса. Как известно, Мартенс был видным юристом-международником. Будучи членом российской делегации на Гаагских конференциях, Мартенс сыграл важную роль в разработке Гаагских конвенций 1907 года. ІV Гаагская Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г. и ІХ Гаагская конвенция о бомбардировке морскими силами во время войны 1907 г. ввели первые положения о защите культурных ценностей во время вооруженных конфликтов. Сейчас эти положения являются частью международного обычного права.

Проект Пакта Рериха был разработан Николаем Рерихом в 1929 году совместно с Георгием Шклявером, доктором юридических наук Парижского университета. Публикация Пакта Рериха в 1929-1930 гг. в Европе, США и Азии ознаменовала начало всемирного движения в защиту культурного наследия и за принятие Пакта. В 1929 году в Нью-Йорке был учрежден Постоянный Комитет Пакта Рериха и Знамени Мира. В 1930 году Комитеты Пакта Рериха и Знамени Мира были созданы в Париже и в Брюгге (Бельгия). В 1931 году в Брюгге был также создан Международный Союз Пакта Рериха.

Помимо этих важных организаций, которые внесли значительный вклад в продвижение Пакта, я бы также хотела отметить, что Комитеты Пакта Рериха были основаны и в Латинской Америке, Азии и ряде других стран Европы, в том числе в Латвии, Литве, Эстонии, Болгарии. Более того, с начала 1920-х годов по всему миру были постепенно основаны более 80 ассоциаций имени Рериха – во Франции (Париж), в Германии (Берлин), в Финляндии, Великобритании, Латвии, Болгарии, Югославии, Латинской Америке, Индии, Китае, Японии, перечисление здесь не имеет целью быть исчерпывающим. Рериховские Общества были также созданы в Нью-Йорке, где был основан и Музей имени Николая Рериха, а также в Вашингтоне и других городах США. Эти ассоциации высоко ценили искусство Рериха, его философские и научные идеи, и, в особенности, его идеи о ведущей роли культуры в нашей жизни и о культуре, как об единственном пути к миру.

Пакт Рериха стал единственным международным договором в области защиты культурных ценностей, выдвижение проекта которого привело к возникновению Международного движения за его принятие и воплощение в жизнь. Что касается международного права в целом, кроме Пакта, есть только один международный договор, который также дал начало сильному всемирному движению – это Женевская конвенция 1864 года и Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца.

Это поистине уникальный факт, но почему он важен с точки зрения международной защиты культурных ценностей, почему я обращаю на него внимание?

Международное движение по продвижению Пакта Рериха имеет очень важный и, во многих аспектах, решающий вклад в принятие Пакта. Я бы хотела привести здесь некоторые факты, проливающие свет на вышесказанное.

Ужасающие разрушения, которые произошли, в частности, в Реймсе, Лувене и Аррасе в результате Первой мировой войны привели в этот период к ряду инициатив, нацеленных на защиту культурных ценностей:

§ В 1915 году в Женеве было предложено учредить новую международную организацию «La Croix d’Or» (Золотой Крест). Сама идея очевидно была вдохновлена существованием Красного Креста. Результатом предложения стал созыв Конференции в Брюсселе в августе 1915 года, в которой участвовали представители Германии, Австро-Венгрии и Швейцарии. Однако Конференция, в рамках которой был разработан и проект конвенции, не увенчалась успехом [2].

§ В апреле 1918 года Голландское археологическое общество выступило с предложением к королеве Нидерландов о проведении международной конференции по защите исторических и художественных памятников и объектов от опасностей войны. Этот проект также не имел успеха, тем не менее он оказал значительное влияние на выдвинутые в конце Первой мировой войны предложения, касающиеся, в частности, сбора доказательств на предмет нападений против культурных ценностей, а также наказания лиц, ответственных за нарушение Гаагских конвенций [3].

§ В соответствии с рекомендациями Вашингтонской конференции по ограничению вооружений 1922 года, были разработаны Гаагские правила по контролю радиовещания во время войны и войны в воздухе (1922). Эти правила включали некоторые положения, касающиеся защиты культурных ценностей. Эти Гаагские правила остались на уровне проекта, т.е. они никогда не были приняты и не имеют юридической силы, но они имеют некоторое значение в качестве попытки внести ясность относительно правовых норм, регулирующих использование самолетов во время войны[4].

§ После разрушительных действий в ходе Испанской гражданской войны, Международное бюро музеев подготовило предварительный проект Международной конвенции по защите исторических зданий и произведений искусства во время войны и представило его Совету и Ассамблее Лиги Наций в 1938 году[5].

Все эти инициативы потерпели неудачу. Что касается в частности последней, то причиной ее неудачного исхода стала Вторая мировая война, разразившаяся в 1939 году.

С другой стороны, инициатива Пакта Рериха достигла своей цели. Она получила мощную поддержку, как со стороны широкой общественности во всем мире, так и специалистов международного права. Далее я кратко изложу историю ее развития.

В 1930 году Международное бюро музеев под председательством Жюля Дестрей, бельгийского министра, единогласно утвердило проект Пакта Рериха[6]. Первая Конференция по Пакту Рериха состоялась в Брюгге в 1931 году. Вторая Конференция по Пакту прошла там же в 1932 году. Важно отметить, что обе Конференции по Пакту Рериха в Брюгге состоялись под патронатом Маркиза Адачи, Президента Постоянной палаты международного правосудия в Гааге.

Помимо Адачи, с точки зрения международного права проект Пакта Рериха получил одобрение со стороны Рафаэля Альтамира, Антонио де Бустаманте, Бернарда С. Дж. Лодера. Все они являлись судьями Постоянной палаты международного правосудия в Гааге. Выдающийся российский юрист Михаил Таубе и президент Института международного права профессор Альберт Жоффр де Ла Прадель также выразили свою поддержку.

Известно, что Президент Ф.Д.Рузвельт, Президент Чехословакии Масарик, другие главы государств и правительств выразили одобрение Пакту Рериха, также как Папа Римский, знаменитые деятели мировой культуры и искусства, такие, как Ромен Роллан, Бернард Шоу, Рабиндранат Тагор, Альберт Эйнштейн. Необходимо подчеркнуть, что огромное количество университетов и академий практически со всех континентов, а также музеи, библиотеки, художественные и научные сообщества воодушевленно одобрили проект Пакта Рериха и Знамени Мира. Их список представлен ниже.

Академии, институты и университеты (неполный перечень): Смитсоновский институт, г. Вашингтон, США; Национальный университет, Гватемала; Музей и институт Окленда, Окленд, Новая Зеландия; Королевская академия наук и искусств Барселоны; Королевский университет Неаполя; Восточный институт Чикагского университета; Национальный институт Женевы; Королевский университет Флоренции; Колумбийский университет, Нью-Йорк; Католический университет в Милане; Сямэньский университет (Сямэнь), Китай; Цюрихский университет; Мельбурнский университет; Еврейский университет в Иерусалиме; Королевская академия изобразительных искусств и исторических наук, Толедо, Испания; Египетский институт в Каире; Румынская академия, Бухарест; Колледж Магдалины в Кембридже; Пекинский объединенный медицинский колледж; Императорский Университет Хоккайдо в Саппоро, Япония; Норвежская государственная академия в Осло; Университет Лувена в Бельгии.

Библиотеки (неполный перечень): Бостонская публичная библиотека; Венская университетская библиотека; Публичные библиотеки Манчестера, Великобритания; Библиотека Университета Осло; Библиотека Херциана, Рим.

Музеи (неполный перечень): Женевский музей искусства и истории; Королевский музей искусства и истории, Брюссель; Национальный музей США, Вашингтон; Национальный музей в Кракове, Польша; Музей Гейдельберга; Бергенский музей, Берген; Принстонский университетский музей; Национальный музей в Гаване, Куба; Музей Максимилиан в городе Аугсбург; Музей истории и искусства в Белграде; Государственная Дрезденская картинная галерея; Американский музей естественной истории; Музей Сан-Паулу, Бразилия; Австралийский музей в Сиднее.

Международное движение за Пакт Рериха и Знамя Мира набирало обороты. Это стало очевидно на Третьей международной конференции, посвященной Пакту Рериха, которая прошла в США, в Вашингтоне, в 1933 году. Эта конференция, также как и предыдущие, была созвана по частной инициативе, которую, с точки зрения современной терминологии, мы бы назвали общественной (неправительственной) инициативой[7]. Тем не менее, в Конференции официально участвовали 35 стран. В период до начала Второй мировой войны это была внушительная цифра. Из этих 35 стран, 27 были представлены своими официальными делегатами: Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Гватемала, Гондурас, Греция, Доминиканская Республика, Ирландское свободное государство, Испания, Китай, Колумбия, Коста-Рика, Литва, Никарагуа, Панама, Парагвай, Персия, Перу, Польша, Португалия, США, Чехословакия, Чили, Швейцария, Эквадор, Югославия, Япония. Восемь стран участвовали в качестве официальных наблюдателей: Албания, Бельгия, Венгрия, Германия, Италия, Нидерланды, Турция и Франция.

Другой значительный факт, который Третья вашингтонская конференция по Пакту Рериха 1933 года вписала в историю, состоит в том, что Конференция приняла проект Пакта и все свои резолюции единогласно. По поводу решений Третьей конференции Николай Константинович Рерих отметил: «Единогласное постановление делегатов вызвало несколько воодушевленных замечаний, ибо люди уже отвыкают от возможности единогласных постановлений»[8]. Как мы все знаем, единогласные решения при принятии международных актов – это чрезвычайно редкие случаи в международном праве, в том числе в области защиты культурных ценностей. Факт единогласного принятия решений во время Третьей конференции по Пакту Рериха еще более примечателен, если учесть действительно высокий уровень защиты культурных ценностей, предусмотренный в Пакте. Он предоставляет объектам культуры безусловной защиты. Комментируя Пакт Рериха, профессор Ири Томан отметил: «Важно подчеркнуть, что никакое другое условие в этом договоре не упомянуто, даже условие военной необходимости»[9].

Вслед за Вашингтонской конференцией по Пакту Рериха, в 1933 году в Монтевидео состоялась Седьмая конференция Панамериканского союза, на которой по предложению Чили была принята единогласно резолюция, рекомендующая принятие Пакта Рериха странами обоих Америк.

15 апреля 1935 года в Белом доме в Вашингтоне в присутствии Президента Ф.Рузвельта представители США и 20 латиноамериканских государств подписали Договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников – Пакт Рериха. При подписании Президент Ф.Рузвельт сказал: «Предлагая этот Пакт для подписания народам всего мира, мы стремимся к всемирному применению одного из важнейших принципов сохранения современной цивилизации» [10]. Соответственно, Постоянный Комитет за продвижение Пакта Рериха в Нью-Йорке уже после принятия Пакта заявил: «Договор теперь открыт для подписания всеми народами мира»[11].

Необходимо подчеркнуть, что Пакт Рериха был задуман и разработан как универсальный международный договор, и он был подписан для реализации этого замысла. В этом состоит одна из главных причин того, что Международное движение за Пакт Рериха и Знамя Мира имело всемирный характер. Следует напомнить и о единогласном решении Третьей Конференции по Пакту в 1933 году, которая рекомендовала принять Пакт Рериха «правительствами всех наций как демонстрацию благородного отношения своих народов к делу защиты культуры» [12].

Сам текст Договора свидетельствует об изначально задуманном универсальном характере Пакта Рериха:

§ В преамбуле Пакта указывается на цель этого международного договора, а именно: всемирное принятие флага (Знамени Мира), который уже создан и хорошо известен.

§ Статья VI гласит: «Государства, не подписавшие настоящий договор в момент его открытия для подписания, могут в любое время подписать его или присоединиться к нему».

Учитывая вышесказанное, можно с уверенностью сказать: принятие этого договора в 1935 году давало всем народам, всему человечеству уникальную возможность спасти в грядущей Великой войне множество бесценных сокровищ мировой культуры.

Иногда картины великих Мастеров дают нам то знание и понимание истории, которые никогда не может дать книга. Я бы хотела обратить ваше внимание на некоторые картины Рериха. На первый взгляд, может показаться, что у них мало общего с Пактом Рериха. Николай Константинович создал серию картин накануне Первой мировой войны. Впоследствии их назвали пророческими. Вот некоторые из них: «Ангел Последний» (1912), «Меч Мужества» (1912), «Короны» (1914). Эта серия картин вызвала интерес, но не была понятна широкой публике. Обратимся, к примеру, к картине «Короны»: мы видим трех королей, которые сражаются между собой и, кажется, не замечают, как их короны превратились в облака и улетают вдаль… Несколько лет спустя смысл картины стал ясен, когда с исторической сцены Европы ушли три монархии и династии: Романовы в России, Гогенцоллерны в Германии и Габсбурги в Австро-Венгрии. Эта серия картин дала основание Горькому назвать Николая Константиновича «великим интуитивистом». Накануне Второй мировой войны Рерих создал другую серию пророческих картин. Одна из них называется «Армагеддон» (1936).

Рерих понимал, что надвигается Великая война, и делал всё возможное для спасения сокровищ культуры. В России, в 1914 году, он извлек один важный урок: слишком поздно начинать работу над договором о защите культурных ценностей, когда война уже началась. Поэтому в период до начала Второй мировой войны он спешил с Пактом Рериха.

И Рерих, и Международное движение добились успеха: Пакт Рериха был принят. Несомненно, мы также должны отдать большую дань ведущей роли всех американских стран, и, в особенности, пониманию президента Рузвельта, ибо Пакт Рериха стал величайшим достижением человечества.

Нам известен выбор европейских стран: некоторые из них пренебрегли Пактом Рериха, другие отвергли его. И именно эти страны понесли тяжелейшие потери культурных ценностей: разрушения Второй мировой войны превзошли все дотоле известное; они были действительно опустошительными и чудовищными. В результате упомянутого выбора, Пакт Рериха не имел юридической силы в Европе во время Второй мировой войны, и это относилось также к взаимоотношениям США с их европейскими противниками. Вполне логично поэтому, и это также следует из приказов главнокомандующего Силами союзников генерала Эйзенхауэра, что в отношении культурных ценностей американские войска должны были применять Гаагские конвенции 1907 года и предусмотренную в них оговорку о военной необходимости[13]. Однако, если бы имел приложение Пакт Рериха, к примеру, бомбардировка Силами союзников Дрездена в феврале 1945 года была бы недопустимой, она бы противоречила Пакту.

Нельзя не согласиться с Патриком Бойланом, который в 1993 году в своем докладе для ЮНЕСКО написал: «… Я до сих пор не могу подобрать слов, чтобы полностью выразить впечатление от своего первого посещения в прекрасной саксонской столице Дрезден, которая оставалась практически нетронутой до – откровенно говоря, совершенно непонятного – 36-ти часового почти непрерываемого бомбардировочного налета в феврале 1945 года, всего лишь за неделю до прибытия в город Красной Армии и менее, чем за три месяца до конца войны в Европе»[14]. Здесь нужно подчеркнуть следующее: история показала, что концепция военной необходимости не смогла ограничить ведение военных действий, она не помогла спасти жизнь гражданского населения и культурных ценностей.

Накануне Второй мировой войны Пакт Рериха предоставил уникальную возможность. И эта возможность была упущена.

После Второй мировой войны Пакт Рериха не был предложен всем странам мира для присоединения к нему, как это сделал Рузвельт в 1935 году. Таким образом, Пакт остался в географическом отношении региональным договором, ограниченным в пределах Западного полушария.

Одно важное исключение в отношении территориального действия Пакта все таки появилось – правительство Индии под руководством Джавахарлала Неру приняло Пакт Рериха в августе 1948 года.

После Второй мировой войны Пакт Рериха внес значительный вклад в деле принятия Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 года. Если в 1930-х годах необходимость договора о защите культурных ценностей оспаривалась, то после принятия Пакта Рериха, с одной стороны, и ужасающих разрушений Второй мировой войны, с другой стороны, уже никто больше не сомневался, что такой специальный договор нужен. В 1950 году Комитет по Пакту Рериха и Знамени Мира передал всю документацию по Пакту Рериха Генеральному директору ЮНЕСКО Хайме Торресу Бодету. А 14 мая 1954 года, как нам хорошо известно, была подписана Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. В настоящее время 126 государств являются Сторонами Конвенции, которая в силу этого является самым важным универсальным договором в области защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта.

Согласно преамбуле Гаагской конвенции 1954 года, Конвенция руководствуется «принципами защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, установленных в Гаагских конвенциях 1899 и 1907 годов и в Вашингтонском Пакте от 15 апреля 1935 года». Иными словами, в Гаагской конвенции 1954 года четко указано, что она наследует принципы Пакта Рериха и руководствуется ими.

Еще один очень важный момент. Пакт Рериха впервые ввел в международном праве принцип защиты культурных ценностей в мирное время. В 1972 году в Париже была принята Конвенция о сохранении мирового культурного и природного наследия. Хотя Конвенция нигде не ссылается на Пакт Рериха, нет никаких сомнений в том, что она закрепляет и развивает установленный Пактом принцип защиты культурных ценностей в мирное время.

Ввиду этого, в 2012 году Генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова отметила:

«В Пакте нашел выражение усердный труд гражданского общества и организаций по всему миру, направленный на защиту культурного наследия. Заложенные в Пакте принципы с давних пор вдохновляли ЮНЕСКО в деятельности по сохранению любых форм наследия и мирового культурного разнообразия.

Пакт Рериха подготовил почву для создания нескольких ключевых инструментов ЮНЕСКО в сфере международного права, направленных на защиту культурных ценностей как в мирное время, так и во время вооруженных конфликтов. В числе этих инструментов – Гаагская конвенция от 1954 г. по защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и двух Протоколов к ней (от 1954 и 1999 гг.)».[15]

Я хотела бы добавить, что Пакт Рериха служил в прошедшие десятилетия и как аргумент в пользу того, что необходимо ратифицировать Гаагскую конвенцию 1954 года и соблюдать правил о защите культурных ценностей во время вооруженных конфликтов.

В качестве примера можно привести следующий случай: разграбление Национального музея Ирака в Багдаде в 2003 г., когда с юридической точки зрения США являлись оккупирующей державой[16]. Факты и обстоятельства разграбления Музея хорошо известны, и я не буду останавливаться на них. Также хорошо известно, что США ратифицировали Пакт Рериха еще в 1935 г., но они не ратифицировали Гаагскую конвенцию 1954 года вплоть до 13 марта 2009 г. Иными словами, в 2003 г., в период, когда они являлись оккупирующей державой в Ираке, США все еще не являлись Стороной Конвенции (были лишь государством, подписавшем ее), но были Стороной Пакта Рериха.

Исследуя с юридической точки зрения произошедшее в 2003 г. разграбление Национального музея Ирака, американский юрист Кортни Кэмпбелл вполне обоснованно показывает, что США были обязаны, с точки зрения как международного договорного права, так и международного обычного права, в качестве оккупирующей державы предпринять необходимые меры для защиты Национального музея Ирака, и в качестве доказательства сказанного ссылается в том числе и на Пакт Рериха. В 2009 г. Кэмпбелл писала: «Пакт Рериха и Гаагская конвенция [1954 года], при совместном чтении обоих договоров, представляют собой как бы единый фронт государств, охватывающий весь мир. Государства совместно несут общую ношу по защите их собственных, а также принадлежащих другим государствам культурных ценностей...»[17]. Далее она отмечает: «Если интерес США в защите культурных ценностей распространяется только и исключительно на те из них, которые расположены на территории обоих Америк, то этот интерес противоречит цели Пакта Рериха»[18]. Сказанное совершенно верно. Как уже было показано выше, целью Пакта Рериха является универсальная (всемирная) защита культурных ценностей и это следует, прежде всего, из самого текста Пакта, но также и из обращения Рузвельта при подписании этого договора.

Затем Кэмпбелл обосновывает свое видение, что совместное прочтение Пакта Рериха и Гаагской конвенции 1954 года доказывает существование международно-правого обычая, накладывающего обязанность на оккупирующее государство защищать такие культурные ценности как музеи[19]. И она справедливо делает вывод о том, что ратификация со стороны США Гаагской конвенции 1954 года будет в полном соответствии с теми идеалами, которые США уже решили поддерживать, ратифицируя Пакт Рериха[20].

* * *

Обратимся теперь к следующему вопросу: в чем значение Пакта Рериха для настоящего и будущего? Чтобы понять это, рассмотрим Пакт в качестве международного договора.

Говоря о Пакте Рериха, часто отмечают, что это первый международный договор, который посвящен исключительно вопросам защиты культурных ценностей. Это, конечно, верно, но ограничиться лишь подобной констатацией (что мы часто и наблюдаем в юридической литературе, где упоминается Пакт), означает сказать чрезвычайно мало.

Пакт Рериха является первым международным договором, который целостно решает вопросы защиты культурных ценностей. Пакт впервые ввел и установил в международном праве следующие принципы и правила:

– ценности культуры независимо от их принадлежности являются культурным наследием всего человечества;

– они безоговорочно подлежат защите и уважению во время вооруженного конфликта;

– культурные ценности теряют иммунитет только в случае их использования в военных целях;

– культурные ценности подлежат защите в мирное время;

– ценности культуры должны быть зарегистрированы и включены в список с целью защиты как в мирное, так и в военное время;

– устанавливается общеизвестный и обязательный знак для защиты ценностей культуры как во время вооруженного конфликта, так и в мирное время (Знамя Мира);

– в отношении иностранных культурных ценностей применяется национальный режим защиты;

– персонал музеев, научных, художественных, образовательных и культурных учреждений подлежит защите также, как и сами эти учреждения.

Из вышесказанного ясно следует, что Пакт Рериха дает нам целостный, всеохватный подход или, вернее, целостную систему защиты культурных ценностей.

1. Пакт Рериха предусматривает защиту культурных ценностей «в любое время угрозы» (Преамбула Пакта) – и в военное и мирное время (статья 1, пункт 3 Пакта). То есть, Пакт защищает в равной мере во время вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера, и, более того, он защищает в случаях, которые нельзя считать вооруженными конфликтами – во время революций, беспорядков и общественных волнений. Это чрезвычайно важно. На Третьей вашингтонской конференции, посвященной Пакту Рериха, официальные представители государств, также как и юристы подчеркнули именно это назначение Пакта Рериха[21].

1.1. В период вооруженных конфликтов Пакт Рериха защищает во время и после военных действий, включая периоды оккупации, а также периоды, которые не являются оккупацией, например дислокация войск на территории союзного государства в военное и мирное время.

1.2. Во время вооруженных конфликтов Пакт Рериха защищает ценностей культуры по отношении ко всем видам военных действий: бомбардировки с воздуха и с моря, сухопутная война, и т.д.

2. На сегодняшний день, Пакт Рериха ставит под защиту наиболее широкий, или вернее, всеохватный круг ценностей культуры: исторические памятники, музеи, научные, художественные, образовательные и культурные учреждения, а также их персонал.

Необходимо подчеркнуть, что Пакт Рериха – единственный в настоящее время договор, который защищает персонал упомянутых выше учреждений.

3. Все вышеупомянутые объекты имеют право на безоговорочную защиту, которую они теряют только в случае их использования в военных целях.

4. Пакт Рериха защищает и собственно в мирное время. Это положение Пакта Рериха необходимо рассматривать в его неразрывной связи с другим требованием Пакта к государствам, являющимся его Сторонами, а именно: принять внутренние законодательные меры, направленные на обеспечение защиты, предусмотренной Пактом. Вместе эти два положения означают, что во внутренней политике этих государств в мирное время особое внимание должно быть уделено культуре, которая включает в себя также искусство, духовность, образование и науку.

5. Охраняемые Пактом объекты имеют право на защиту под Знаменем Мира в любое время и должны быть включены в единый для мирного и военного времени список защиты.

Принимая во внимание все вышесказанное, мы должны подчеркнуть, что Пакт Рериха не только являет всеохватный подход, но также предоставляет и очень высокий уровень защиты наиболее широкому кругу защищенных объектов.

Ввиду этого, в своем Комментарии к Гаагской конвенции 1954 года, опубликованном ЮНЕСКО в 1996 году, Ири Томан отмечает: «Конвенция 1954 года стремится только дополнить Пакт Рериха. Следовательно, она не заменяет собой Пакт даже в отношениях между Высокими Договаривающимися Сторонами Конвенции 1954 года, имея в виду в особенности то, что Пакт Рериха охватывает своей защитой и иные вопросы, и иные ситуации»[22].

Вышеизложенное дает понимание «иных вопросов и иных ситуаций», которые не предусмотрены Гаагской конвенцией 1954 года, но охвачены Пактом Рериха.

Именно всеохватный характер системы защиты Пакта Рериха определяет его огромное значение для кодификации и прогрессивного развитии международного права в этой области в будущем. Есть ряд аспектов огромной важности Пакта; здесь будут упомянуты лишь некоторые из них.

предусмотренный Пактом Рериха широчайший круг защищенных объектов заслуживает нашего внимания в будущем. Например, Гаагская конвенция 1954 года оставляет вне охвата своей защиты научные и образовательные учреждения. Эти учреждения защищены – с оговоркой о военной необходимости – международным обычном правом и, в частности, Гаагскими конвенциями 1899 и 1907 гг[23]. Они также защищены, в качестве гражданских объектов, Дополнительными протоколами 1977 года к Женевским конвенциям.

Однако Пакт Рериха предоставляет этим объектам намного более высокий уровень защиты, чем указанные выше договоры: согласно Пакту они защищены безусловно (нет оговорки о военной необходимости); более того, в соответствии с Пактом, единственным основанием считать научных и образовательных учреждений военными объектами является их использование в военных целях. Ничто другое – ни местонахождение, ни предназначение или характер этих строений не может служить основанием считать их военными объектами, подлежащими вражеской атаке.

Особого внимания заслуживает предоставленная Пактом Рериха защита персоналу научных, художественных и образовательных учреждений.

К сожалению, прошедшие десятилетия ясно выявляют существующую сегодня тенденцию во время вооруженных конфликтов в Азии и Африке умышленно нацеливать огонь против школ и учителей. Исследования ЮНЕСКО показывают, что в ходе многих войн образованию наносится не только сопутствующий конфликтам ущерб, но оно само по себе является мишенью для атак: по классным комнатам намеренно наносятся удары, учителей же прослеживают и убивают[24].

Поэтому эти положения Пакта Рериха имеют особую ценность.

в Пакте Рериха нет оговорки о военной необходимости. Оговорка о военной необходимости – один из самых спорных вопросов во время проведения обоих Гаагских конференций 1954 года и 1999 года, которые приняли соответственно Гаагскую конвенцию (и Первый протокол от 1954 г.) и Второй протокол к ней от 1999 г.

Известно, что большинство стран во время Гаагской дипломатической конференции 1954 года не желали включать в текст Гаагской конвенции оговорку о военной необходимости, т.е. предпочитали подход Пакта Рериха, т.к. он дает эффективность защите культурных ценностей. Однако США и Великобритания в особенности настаивали на оговорку о военной необходимости[25]. Поскольку эти страны выразили позицию, что оговорка является условием sine qua non для их присоединения к Конвенции, оговорка эта была принята, причем даже в предусмотренных Конвенцией случаях специальной защиты. США ратифицировали Гаагскую конвенцию 1954 года в 2009 г. Великобритания все еще не ратифицировала ее. В опубликованном ЮНЕСКО в 1996 году Комментарии к Конвенции и, в частности, в комментарии к оговорке о военной необходимости в случаях специальной защиты, Ири Томан отмечает: «Эта оговорка должна помочь властям тех стран, которые все еще не присоединились к Конвенции, показывая им как мало обязательств влечет за собой такое присоединение. Учитывая минимальный уровень обязательств, как могут эти власти оправдывать тот факт, что они все еще остаются вне системы относительно слабой защиты, предусмотренной Конвенцией? Эти замечания адресованы прежде всего тем странам, которые своими действиями во время Конференции значительно ограничили охват Конвенции и, после того как их требования были приняты и система защиты была сведена к минимуму, они все еще не присоединились к Конвенции»[26].

Я бы хотела обратить внимание на следующее. Во время Гаагской конференции 1954 года выступавших против оговорки о военной необходимости называли «идеалистами», а тех, кто настаивали на нее – «реалистами». Однако жизнь доказала, что защита культурных ценностей без оговорки о военной необходимости не утопична, а вполне реалистична.

§ Существует Пакт Рериха, согласно которому (статья 5) исторические памятники и культурные учреждения имеют право на защиту, которая снимается только в том случае, если они используются в военных целях. Никаких других условий защиты. Никакой оговорки о военной необходимости. Договор был принят в 1935 г., следовательно введенное им правило вполне реалистично.

§ Существуют Дополнительные протоколы 1977 года к Женевским Конвенциям и, в частности, статья 53 Дополнительного протокола I 1977 года и статья 16 Дополнительного протокола II 1977 г., которые предусматривают защиту культурных объектов и мест отправления культа. Ратифицируя Протоколы, Нидерланды дали статье 53 следующее толкование: «Правительство Королевства Нидерландов понимает [эту статью следующим образом]: если и пока объекты и места, защищенные этой статьей, используются в нарушение параграфа (b) для поддержки военных усилий, они тем самым теряют защиту»[27]. Италия сделала сходное заявление. Подписывая протоколы, Великобритания заявила: «Относительно статьи 53: если объекты, защищенные этой статьей, незаконно используются в военных целях, они тем самым теряют защиту от атак, направленных против такого незаконного военного использования»[28]. США сделали подобное заявление.

§ Предусмотренная Вторым протоколом 1999 г. к Гаагской конвенции 1954 года усиленная защита в своей сути сводится к тому же правилу: усиленная защита снимается, когда культурная ценность в силу своего использования стала военным объектом.

Итак, мы видим, что правило, которое впервые было введено Пактом Рериха теперь уже принято, т.е. оно вполне реалистично.

Разница между этими международными юридическими инструментами состоит в том, что Дополнительные протоколы 1977 года к Женевским конвенциям и Второй протокол 1999 года к Гаагской конвенции предоставляют такой высокий уровень защиты только для тех культурных ценностей, которые имеют наибольшую ценность для человечества, тогда как Пакт Рериха предоставляет этот же высокий уровень защиты всем объектам под его охраной, т.е. значительно более широкому кругу защищенных учреждений и памятников.

Чем скорее мы предоставим эту защиту всем историческим памятникам, культурным, художественным, образовательным и научным учреждениям, а не только определенной категории культурных объектов, тем лучше.

На Третьей конференции за Пакт Рериха, Николая Константиновича справедливо сравнили с Анри Дюнаном. И Дюнан, и Рерих стояли у истоков международных движений; и тот, и другой инициировали международные договоры – соответственно Женевскую конвенцию 1864 года и Пакт Рериха; оба были провидцами. Рерих видел путь защиты культуры и культурных ценностей, и жизнь подтвердила правильность и жизненность указанного им пути.

* * *

Пакт Рериха – первый договор, который ввел в международное право защиту культурных ценностей в мирное время. Это связано с одной из главных целей Пакта, а может быть и самой главной – образовательной.

Международная правовая защита предоставляется культурным ценностям, потому что они являются наследием всего человечества. Именно в силу этого, сам факт существования международной правовой защиты сокровищ культуры способен воспитывать у молодежи чувство уважения к своей собственной национальной культуре, также как и к культурам других народов.

Николай Рерих настаивал, что ключ к эффективности международных договоров состоит в воспитании в широкой публике и молодом поколении уважения и даже способности ценить и любить сокровищ культуры. В настоящее время мы найдем эту идею Рериха в подавляющем большинстве актов ЮНЕСКО – рекомендаций и деклараций[29]. Мы открываем ее также в положении Второго протокола к Гаагской конвенции 1954 года, которое гласит (статья 30, пар. 1): «Стороны стремятся с помощью соответствующих средств, и в частности с помощью информационных и образовательных программ, содействовать признанию всем их населением культурных ценностей и уважению к ним».

Достижение этой важнейшей образовательной цели Пакта Рериха была доверено Знамени Мира. Именно поэтому, в соответствии с замыслом Николая Константиновича и положениями Пакта Рериха, Знамя Мира должно было стать нашим постоянным спутником жизни. Пакт предусматривает использование своей отличительной эмблемы и в мирное, и в военное время над историческими памятниками, музеями, научными, художественными, образовательными и культурными учреждениями.

Николай Рерих писал, что если школьники от своих первых же дней усвоят значение Знамени Мира – Красного Креста Культуры, то в конечном счете произойдет и очень важный сдвиг в сознании[30]. Это очень важно, потому что Знамя Мира выражает собой уважение и защиту культурных ценностей, предоставленные им Пактом. Именно поэтому Знамя может действительно взрастить в наши сердца прочный мир. Николай Константинович настаивал, что ничто другое не может принести нам настоящий и прочный мир, только Культура может сделать это. Международное движение за Пакт Рериха в 30-е годы прошлого столетия разделяло эту важнейшую идею Николая Константиновича, и мы также разделяем ее сегодня.

Мы можем лучше понять идею Н.К.Рериха о «Мире через Культуру», если мы всмотримся в нашу историю. Все историки права и искусства признают, что Римская империя ввела практику разграбления предметов искусства. Она грабила искусство Греции, Египта и Малой Азии как символ (трофей) своей победы над ними, как символ силы Римской империи. Эта практика была перенята готами и крестоносцами, последние оправдывали свои грабежи «верой в то, что у них есть высшее право собственности на все значимые культурные ценности, которые они смогли захватить, а также долг уничтожать и право осквернять все оставшиеся культурные ценности»[31]. Можно продолжить длинный список подобных примеров, но самый драматичный из них в нашем недавном прошлом – это разграбление и уничтожение культурных ценностей, организованные армией Гитлера, которые превзошли в этом отношении всех предшествующих войн европейской истории. Уничтожение культурных ценностей или их ограбление осуществлялось нацистами по идеологическим причинам, и как отмечают некоторые юристы: «Страны “оси” ... нанесли удар душе тех культур, которые они стремились уничтожить или поработить...»[32]. Здесь стоит отметить, что Международный Комитет Красного Креста, комментируя современные вооруженные конфликты указывает, что вылечить физически человека – это только полдела; другая половина состоит в защите культурных ценностей, поскольку разрушение культурных объектов, которые люди любят и ценят, глубоко ранит их внутренний мир, их душу[33]. Слишком часто в современных конфликтах разрушение культурных объектов является не просто сопутствующим ущербом, а следствием целенаправленных атак.

Именно поэтому Николай Рерих указывал, что Красный Крест имеет целью защитить физическое здоровье людей, а Знамя Мира должно заботиться об их духовном здоровье, защищать их душу. Духовное здоровье приносит мир в сердца и умы людей, поэтому Культура – это единственный путь к прочному Миру на Земле. В настоящее время Знамя Мира поднято во многих частях света как символ этой идеи, как символ того, что культура является важнейшим достижением человечества.

В 2012 г. в Аргентине – стране, подписавшей Пакт Рериха, – был принят закон, согласно которому Знамя Мира должно быть поднято над всеми образовательными учреждениями ежегодно 21 сентября в день, объявленный ООН Днем Мира. Знамя Мира должно быть поднято, чтобы воспитывать в молодом поколении культуру мира. В 1998 г. российские и американские космонавты обменялись в Космосе Знаменами Мира. В 2004 г. Президент Международного Центра Рерихов, выдающийся российский дипломат Юлий Воронцов вручил Знамя Мира спикеру парламента Индии. В последние два десятилетия Знамя Мира было поднято во многих частях света, в частности в России, Восточной Европе и Азии. На этом снимке вы можете видеть Знамя Мира на вершину священной горы Монголии – Богдо-Улы. А здесь вы видите Знамя Мира, поднятое перед зданием Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов в Москве (МЦР) – Знамя, которое сами Рерихи завещали для продолжения их труда во имя культуры и мира.

Мир через Культуру – это одна из самых значительных идей, воплощенных в Пакт Рериха. Именно в силу этой идеи Пакт предусматривает охрану культуры в мирное время и требует приоритет культуры, как в деятельности законодательной и исполнительной власти, так и в жизни общества.

Maрга Куцарова



[1] Boylan P. J. Review of the Convention for the Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict (The Hague Convention of 1954), Paris, UNESCO, 1993, p. 28; Elbinger L. K. The Neutrality of Art. The Roerich Pact's quest to protect art from the ignorance of man. Foreign Service Journal. April, 1990, p. 16; The Roerich Pact and the Banner of Peace. Ceremony of the Signing of the Roerich Pact by Plenipotentiaries of the Twenty-one American Republics at the White House, Washington, D. C. Permanent Committee for the Advancement of the Adoption of the Roerich Pact and the Banner of Peace: New York, 1935, p.6; Н.К.Рерих. Чутким сердцам. // Рерих Н.К. Листы дневника. Т. І. Москва: Международный ЦентрРерихов, Мастер-Банк, 1999. С. 228.

[2] Jiri Toman. The Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict. Dartmouth, UNESCO Publishing, 1996, p. 14.

[3] Ibid.

[4] Ibid., pp. 14-15.

[5] Ibid., pp. 18-19.

[6] Le Pacte Roerich. Bannière de Paix. The Roerich Pact. Banner of Peace. No. 1. Paris: 12, Rue de Poitiers, VII, 1931, pp. 15-16, p. 42; Знамя Мира. Москва: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2005. С. 76.

[7] Женевская конференция 1863 года также была созвана по частной (негосударственной) инициативе Международного Комитета Красного Креста.

[8] Рерих Н.К. Друзья сокровищ культуры // Знамя Мира. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2005. С. 230.

[9] Jiri Toman. The Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict. Dartmouth, UNESCO Publishing, 1996, p. 18.

[10] Address of the Honorable Franklin D. Roosevelt, President of the United States of America. // The Roerich Pact and the Banner of Peace. Ceremony of the Signing of the Roerich Pact by Plenipotentiaries of the Twenty-one American Republics at the White House, Washington, D. C. Permanent Committee for the Advancement of the Adoption of the Roerich Pact and the Banner of Peace: New York, 1935, p. 9. См. также: Знамя Мира, М.: МЦР, 2005. С. 262-263.

[11] The Roerich Pact and the Banner of Peace. Ceremony of the Signing of the Roerich Pact by Plenipotentiaries of the Twenty-one American Republics at the White House, Washington, D. C. Permanent Committee for the Advancement of the Adoption of the Roerich Pact and the Banner of Peace: New York, 1935, p. 6.

[12] Материалы Третьей международной конференции по Пакту Рериха. 17-18 ноября 1933. // Отдел рукописей Международного Центра Рерихов. Ф. 1, № 8753. С. 102.

[13] Jiri Toman. The Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict. Dartmouth, UNESCO Publishing, 1996, p. 74.

[14] Boylan Patrick. Review of the Convention for the Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict (The Hague Convention of 1954), UNESCO, 1993, p. 6.

[15] Бокова И. Приветствие // Пакт Рериха. История и современность. Каталог выставки. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2012. С. 9-10.

[16] США являлись оккупирующей державой, согласно Женевской конвенции от 12 августа 1949 года о защите гражданского населения во время войны.

[17] Campbell Courtney. Arts and Arms: an examination of the looting of the National Museum of Iraq. // Boston College International and Comparative Law Review, Vol. 32, 2009, p. 431.

[18] Ibid.

[19] Ibid., p. 432.

[20] Ibid., p. 437.

[21] Материалы Третьей международной конвенции Пакта и Знамени Мира Рериха в Вашингтоне. 17-18 ноября 1933 года // Знамя Мира. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2005. С. 115, 127.

[22] Jiri Toman. The Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict. Dartmouth, UNESCO Publishing, 1996, p. 320.

[23] Гаагские конвенции 1899 и 1907 г. защищают научных учреждений во время ведения военных действий и во время оккупации; образовательные учреждения этими конвенциями не защищены во время ведения военных действий, но только во время оккупации. В отличие от периода ведения военных действий, защита во время оккупации безоговорочная.

[24] См.: Brendan O'Malley. When schools are casualties of war. http://www.bbc.com/news/business-18509093

[25] Boylan Patrick. Review of the Convention for the Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict (The Hague Convention of 1954). Paris, UNESCO, 1993, p. 56.

[26] Jiri Toman. The Protection of Cultural Property in the Event of Armed Conflict. Dartmouth, UNESCO Publishing, 1996, p. 147.

[27] Ibid., p. 396.

[28] Ibid.

[29] Ряд актов ЮНЕСКО выражают эту идею. См., например, Рекомендацию 1968 года о защите культурных ценностей, подвергающихся опасности в результате проведения общественных или частных работ, в которой сказано (Преамбула, параграф 2): «наилучшей гарантией сохранения культурных ценностей является уважение и любовь, проявляемые к ним самим народом».

[30] Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. Т. 3. М.: МЦР, 2002. С. 583-584.

[31] Anthi Helleni Poulos. The 1954 Hague Convention for the Protection of Cultural property in the Event of Armed Conflict: An Historic Analysis. International Legal Information, No. 1, 2000, p.8

[32] Ibid., p.35

[33] Международное празднование пятидесятой годовщины Гаагской конвенции 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Обращение Жака Форстера, Вице-президента Международного Комитета Красного Креста (МККК), Каир, 14-16 февраля 2004 г.: «В последние годы дискуссии по гуманитарным вопросам были сфокусированы не только на краткосрочной проблеме выживания людей, пострадавших от вооруженных конфликтов, но и на способах обеспечить большего уважения к их достоинству. Уважение к культуре народа – это необходимое условие уважения достоинства людей. Поэтому растет понимание необходимости лучше защищать культурные ценности… Я надеюсь, что эта конференция увеличит осведомленность о том, что уважение к культурам других народов, неотъемлемой частью которых являются культурные ценности, сегодня является более насущным, чем когда либо… Уважать друг друга, значит уважать культуру другого. Поэтому надо убедить широкую общественность в том, что защита культурных ценностей не является второстепенной заботой, и что правила, принятые в области сохранения культурного наследия, являются неотъемлемой частью основополагающих правил, которые должны соблюдать все миролюбивые люди». www.icrc.org