Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

2016 г.

04.09.2016

О ситуации вокруг Музея имени Н.К. Рериха МЦР в свете международных стандартов, международного опыта и традиций, касающихся общественных музеев

Международные стандарты в области защиты и поддержки музеев и их коллекций являют собой важнейшие основы, или принципы, выработанные в результате длительного опыта деятельности в области Культуры. Они, безусловно, имеют эволюционную направленность и эволюционную суть.

I. Вклад Рерихов

Н.К. и Е.И. Рерихи имели непосредственное отношение к выработке этих стандартов. Хорошо известно, что Пакт Рериха – это первый международный договор о защите культурных ценностей, в том числе и музеев, как в мирное время, так и во время вооруженных конфликтов. Он ввел некоторые чрезвычайно важные правила, о которых будет сказано ниже, в части III настоящего изложения.

В области, касающейся конкретно общественных музеев и общественных культурных организаций, имеет значение не только Пакт Рериха, но и общественная деятельность Николая Константиновича Рериха и в особенности инициированное им Международное движение в защиту культурных ценностей под Знаменем Мира. Оно дало мощный импульс для развития общественных культурных организаций во многих частях мира и для выработки соответствующих правил. Называя Знамя Мира Красным Крестом Культуры, Н.К. Рерих ввел для Рериховских культурных организаций, работающих под этим знаком, те правила, которые уже существовали для общественных организаций Красного Креста и Красного Полумесяца. Одно из важнейших правил – независимость общественной культурной организации. Это означает, что государственные органы не должны участвовать в качестве ее учредителей и членов; кроме того, органы власти не имеют право вмешиваться в ее решения и деятельность. Николай Константинович много раз писал о роли общественного и государственного начал в деле охраны культурных ценностей, проводил четкое разграничение между ними и настаивал на том, что общественные организации и государство должны сотрудничать [1]. Однако такое сотрудничество возможно только при равноправии. Иными словами, общественная организация не должна быть подчинена государству. В настоящее время это правило стало одним из основополагающих международных стандартов, оно относится ко всем общественным организациям, вне зависимости от области их деятельности. Положение о независимости общественной организации – ее неподчиненности государству – закреплено в Уставе международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца (в том числе и Российского Красного Креста) [2], в стандартах Совета Европы [3] и в российском законодательстве [4]. Оно нашло отражение также в актах ЮНЕСКО – в директивах этой организации, которые касаются сотрудничества ЮНЕСКО с неправительственными организациями [5]. В них сказано, что неправительственной (общественной) является организация, которая не создана правительством и чьи цели, функции, структура и деятельность являются неправительственными, демократическими и некоммерческими по своему характеру [6].

Рерихи внесли важный вклад в выработку международных стандартов, касающихся не только общественных организаций в области культуры, но и общественных музеев. В Резолюции Музея Рериха в Нью-Йорке от 24 июля 1929 года сказано:

«Объявляя Музей Рериха собственностью американского народа, мы, Попечители Музея Рериха, настоящим заявляем неизменное условие, что Музей Рериха никогда не должен быть разобщен, продан, не должен изменять свое название или цель – служить памятником искусству Николая Рериха <…>

В будущем, чтобы увековечить вышеизложенные цели и принципы Музея Рериха и для того, чтобы желание его пожизненно избранных Попечителей не было изменено, каждый из Попечителей должен в течение своей жизни назначить себе официального преемника, с той целью и с той уверенностью, чтобы назначенный преемник в будущем проводил в жизнь те идеалы, с которыми основатели Музея Рериха позаботились о его возникновении. И в дальнейшем чтобы каждый назначенный Попечитель, который также будет исполнять свои обязанности пожизненно, в свою очередь определил себе преемника, увековечив таким образом судьбу этого храма искусства <…>

Мы, Попечители Музея Рериха, настоящим приносим наш дар народу Америки <…>» [7].

В тексте приведенной Резолюции Музея Рериха в Нью-Йорке от 1929 года выражены несколько важных принципов, которые впоследствии стали общепризнанными для всех музеев и общественных музеев в том числе. Это – соблюдение воли дарителя (дарителей); принадлежность музея всему народу (национальное достояние) вне зависимости от того, является ли он общественным или государственным; постоянство существования музея – вечность этого храма творчества. Об этом будет сказано ниже.

Следует добавить, что именно при общественном Музее Николая Рериха в Нью-Йорке был создан и действовал общественный Постоянный комитет по продвижению Пакта Рериха, который являлся координирующим центром Международного движения за Пакт и Знамя Мира.

Итак, Рерихи внесли существенный вклад в выработку международных принципов и правил, касающихся общественных культурных организаций, а также общественных музеев, благодаря координации Международного движения за Пакт под Знаменем Мира и своей общественной музейной деятельности.

Это следует помнить. И, соответственно, осознать, что, когда Святослав Николаевич Рерих передавал наследие Н.К. и Е.И. Рерихов Родине в лице основанного им в Москве общественного Международного Центра Рерихов, он не случайно настаивал на том, что этот Центр и создаваемый им Музей должны быть общественными и независимыми, не подчиненными государственному органу, ведающему культурой. Более того, С.Н. Рерих, принимая данное решение, учел тяжелую судьбу наследия Юрия Николаевича Рериха в СССР, когда по воле государственных органов, от которых это полностью зависело, наследие оказалось недоступным для широкой публики. В конце 80‑х годов ХХ века Святослав Николаевич передавал Родине не только наследие своих великих родителей, но и эволюционную форму общественной культуры, которая способна принять это наследие, сохранить и развить во имя будущего России и всего мира.

II. Некоторые проблемы современного Международного Рериховского движения в свете международных стандартов об общественных организациях

Поскольку выше был затронут вопрос о международных стандартах, касающихся общественных организаций, укажем на некоторые важные моменты.

Так называемая «общественная организация» Национальный Рериховский Комитет (НРК) предусматривает участие в качестве своих учредителей органов государственной власти, в том числе Министерство культуры Российской Федерации [8]. Иными словами, НРК не соответствует ни российскому законодательству, ни международным стандартам, которые касаются общественных организаций, поскольку данная организация – вне зависимости от ее названия – подконтрольна государству и не является общественной в действительном смысле этого слова. На это нужно обратить внимание по двум причинам.

Во-первых, начиная со второй половины 2015 года были попытки противопоставить проектируемый НРК Международному Центру Рерихов как фокусу Международного Рериховского движения. Во-вторых, сам НРК претендовал стать наилучшей формой или платформой для сотрудничества между общественными Рериховскими организациями и государством в деле сохранения и изучения наследия Рерихов. Не случайно эти амбиции НРК не смогли реализоваться до сих пор. Эта организация, не являющаяся общественной, не может служить фокусом общественного движения. Сотрудничество государственного и общественного начал не может осуществляться путем их слияния в один организм, в одну организацию – НРК, ибо это противоречит не просто международным стандартам и юридическим правилам, а долгому опыту многих поколений.

Особо обращает на себя внимание несоответствие статуса НРК требованиям к общественным организациям, предъявляемым ЮНЕСКО [9]. Конечно, НРК не обязан сотрудничать с ЮНЕСКО и не обязан отвечать этим условиям. Из этого мы можем сделать вывод о том, что те, кто задумал и продвигает НРК, никогда не намеревались серьезно заниматься утверждением идей Рерихов, Пакта и Знамени Мира в международном плане.

С конца 2015 – начала 2016 года Министерство культуры РФ активно продвигает в качестве координирующего центра или фокуса Международного Рериховского движения – вместо Международного Центра Рерихов – Государственный музей Востока и, в частности, проектируемый на правах филиала ГМВ новый государственный музей Рериха. Это уже не раз прозвучало в ответах, подготовленных в ведомстве министра В.Р. Мединского и полученных многими Рериховскими организациями. Так, Рериховскими организациями Австрии, Болгарии, Германии, Латвии, Финляндии и Эстонии весной 2016 года был получен ответ из администрации Президента РФ на их совместное письмо в защиту МЦР, состоящий полностью из цитаты, взятой из текста, подготовленного Министерством культуры РФ. В этом тексте Министерства культуры РФ сказано:

«Продвигавшаяся Николаем Рерихом концепция достижения “Мира через Культуру” пользуется бесспорной поддержкой и авторитетом в общественных кругах многих стран.

Об этом свидетельствует расширение сети общественных рериховских обществ в России и за рубежом и поддержка идеи Николая Рериха международными организациями (прежде всего ЮНЕСКО).

Философские воззрения Рериха всегда выступают успешным катализатором гуманитарных региональных и международных проектов, нацеленных на сплочение представителей политики, культуры и науки, различных этносов и религий.

Принимая на себя роль координатора рериховского движения, можно продемонстрировать историческую преемственность в вопросах поддержания мира, что, несомненно, серьезно содействовало бы усилиям российской дипломатии. Позитивный отклик нашла бы такая поддержка и среди зарубежного “русского мира”.

В настоящее время есть реальная возможность объединить наследие Рерихов и создать единый профессиональный центр изучения и популяризации рериховского наследия – государственный музей семьи Рерихов. Его размещение в усадьбе Лопухиных стало бы достойной реализацией первоначального замысла С.Н. Рериха о музее и центре Рериховского наследия» [10].

Замысел Святослава Николаевича Рериха о создании общественного Музея был, согласно его воле, реализован основанным им же общественным Международным Центром Рерихов. Вот уже 26 лет этот общественный Центр-Музей мирового уровня работает в усадьбе Лопухиных в Москве и поддерживает высокий авторитет российской культуры во всем мире, продвигая понимание творчества Рерихов – великих деятелей российской и мировой культуры – среди широких международных общественных кругов. Важными составляющими их творческого наследия являются Пакт Рериха об охране культурных ценностей и идея Н.К. Рериха о Мире через Культуру, которые МЦР в содружестве с Международным Рериховским движением уже столько лет успешно популяризирует на международном уровне.

Руководство Министерства культуры РФ предпочитает не замечать объективную реальность существования МЦР и его успешной деятельности, распространяя в своих текстах информацию, которая абсолютно не соответствует действительности. Делает оно это потому, что желает присвоить не принадлежащее ему наследие Святослава Рериха, которое тот лично передал Международному Центру Рерихов, а также изъять у общественного Музея МЦР усадьбу Лопухиных, восстановленную МЦР из руин полностью на общественные средства, без единой государственной копейки.

В представлении руководства Министерства культуры РФ присвоение имущества общественной организации МЦР неминуемо приведет к ее ликвидации, а государственный музей, создаваемый в результате этого присвоения, получит заодно и все другие «активы» МЦР, в том числе и сотрудничающее с МЦР Международное общественное культурное Рериховское движение. Однако данное ведомство в своих притязаниях допустило очень крупную осечку с точки зрения международного права и международных стандартов. Оно всерьез рассчитывает сделать подчиненную ему государственную структуру – ГМВ с проектируемым филиалом государственного музея Рериха в усадьбе Лопухиных – координирующим центром Рериховского движения.

Может ли система государственных органов иметь своим руководящим центром общественную организацию? Ответ очевиден: не может. Также невозможно и общественному движению, в том числе международному, иметь своим координирующим центром государственную структуру. Это равносильно тому, как если бы швейцарское государство предложило Международному движению Красного Креста и Красного Полумесяца в качестве координирующего центра швейцарские государственные структуры. Международный Комитет Красного Креста и Международная федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца изначально являются общественными. И, несмотря на то, что Швейцария во многом является символом нейтрального государства, если бы подобный безумный шаг был сделан, и государственная структура была бы принята в качестве координирующего центра международного гуманитарного движения – это привело бы к потере доверия к Международному движению Красного Креста и Красного Полумесяца во всем мире. Равно как и к самой Швейцарии.

Рассмотрение в свете международных стандартов обязывает сказать: попытка выдвинуть проектируемый государственный музей Рериха в качестве центра или координирующего начала Рериховского движения – несостоятельна. Более того, сам вопрос слишком серьезный, и непозволительно, чтобы идеологические «технологи» из руководства Министерства культуры РФ, экспериментирующие с Международным культурным общественным Рериховским движением, относились к нему столь невежественно и легкомысленно!

В Рекомендации CM/Rec (2007)14 Комитета министров [Совета Европы] государствам-членам о правовом статусе неправительственных организаций в Европе сказано (п. 28 пояснительного доклада Рекомендации):

«Хотя неправительственные организации и подчиняются закону, как и все остальное, свобода от управления органами власти крайне необходима для сохранения “неправительственного” характера неправительственных организаций. Эта свобода должна распространяться не только на решение о создании неправительственной организации и на выбор ее цели, но и на способ управления неправительственной организации и ее основные направления деятельности. В частности, властями не должны предприниматься попытки фактически превратить неправительственные организации в учреждения, работающие под их управлением».

Что же сказать о нынешнем руководстве Министерства культуры Российской Федерации, которое стремится стать «координатором» целого общественного движения, состоящего из неправительственных организаций?! Данная попытка тем более поражает, учитывая международный характер движения.

Желание подчинить свидетельствует, конечно, о неуважении. Получая письма, которые информируют Рериховскую организацию о том, что отныне ей свыше административно назначен координатор, а о собственном выборе и предпочтениях она может попросту забыть, – нельзя не почувствовать беспредельное пренебрежение и явно и неприкрыто выраженное непризнание статуса общественных организаций как равноправных партнеров государства в деле Культуры.

Руководство Российской Федерации всегда выступало за соблюдение международного права. Это, безусловно, укрепляет авторитет России и может вызывать только уважение.

Но как понимать действия руководства Министерства культуры РФ, которые прямо и грубо нарушают международные стандарты, касающиеся общественных организаций?

III. Общественный Музей имени Н.К. Рериха и международные стандарты

Что такое общественный музей? Пожалуй, важнейшие характеристики этого учреждения с точки зрения международных стандартов следующие: это музей, принадлежащий общественной организации и управляемый ею.

Людмила Васильевна Шапошникова в связи с 15‑летием Международного Центра Рерихов сказала следующее:

«Создание Музея имени Н.К. Рериха как общественной организации было связано с культурным мировоззрением Святослава Николаевича. Что такое общественный музей? Это организация, которая, объединив на добровольных началах энтузиастов, хранит культурные ценности, проводит исследования, различные мероприятия, связанные с тематикой музея, не находясь в подчинении у государства. Святослав Николаевич в концепции общественного музея выразил свое отношение к культуре как таковой, считая, что культура должна быть не государственной, а общественной, без всяких идеологических границ. Он считал, что государство должно поддерживать культуру только в финансовом отношении, не вмешиваясь в ее внутреннюю жизнь. И то, что мы создали такой музей, было одной из причин, почему на нас набросилась чиновничья рать и в первую очередь Министерство культуры. Мы показали, что музей может существовать без подчинения государству. И именно в этом Министерство культуры увидело угрозу и себе, и связанным с ним традициям и тем тенденциям, которые поддерживались и развивались государством в сфере культуры, когда, собственно, культура таковой не являлась, а существовали лишь отдельные ее элементы. Это вопрос мировоззрения, и на этой почве начались столкновения. Патриарх российской культуры Дмитрий Сергеевич Лихачев тоже считал, что культура должна быть общественной, а не государственной. Он защищал нас, писал об этом президенту Б.Н. Ельцину. Но президент не отреагировал адекватно на его письмо... В заключение хотелось бы отметить, что ситуация, сложившаяся вокруг МЦР, не благоприятствует его работе. Но, тем не менее, за эти 15 лет было сделано немало, не буду все перечислять. Мы распространяли широкую информацию о нашей деятельности, и многое вам известно. Все эти годы у нас не было мирного времени. Нет его и сейчас. Но, несмотря ни на что, мы будем продолжать борьбу и отстаивать свой Центр-Музей имени Н.К. Рериха не только потому, что он нам дорог, но и потому, что год от года растет его значение для самой российской культуры» [11].

Общественный музей в условиях постсоветского пространства. Независимость и неподчиненность

Процитированные выше слова Людмилы Васильевны не только чрезвычайно важны, но и исключительно актуальны сегодня. В существовании Музея, не подчиненного государству, Министерство культуры РФ увидело угрозу себе и связанным с ним традициям и тенденциям, которые поддерживались в советский период. Это вопрос мировоззрения – таков вывод Людмилы Васильевны. Он подтверждается и фактами сегодняшнего дня.

В интервью Российской газете от 26 января 2016 г. господин Тигран Мкртычев, заместитель директора Государственного музея Востока и один из инициаторов создания в усадьбе Лопухиных государственного музея Рерихов за счет разрушения существующего общественного, сказал ни более ни менее, что основная проблема – в экспозиции общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР [12]. Эти слова не могут не поражать. Дополнение, сделанное им ради приличия, что экспозиция не соответствует современным требованиям экспонирования, не может скрыть суть сказанного. В своем интервью Т.К. Мкртычев откровенно представляет эту суть. Он подчеркивает, что в будущей экспозиции задуманного государственного музея Рериха искусство Н.К. Рериха будет отделено от философии Рерихов и заявляет, что философия его не интересует. «Мы оставляем возможность МЦР заниматься этим [философией Рерихов], – подчеркивает Т.К. Мкртычев. – Но существует огромное художественное наследие Николая Константиновича Рериха. Есть очень большая коллекция, собранная семьей. И это все дает возможность заниматься другими исследованиями и делать доступным творчество семьи Рерихов для широкого круга любителей восточного и русского искусства. Не буду вас обманывать, я не слежу за литературой по Рериху, которую выпускает МЦР» [13]. Иными словами, Т. Мкртычев не знаком с достижениями авторитетной школы рериховедения, основанной выдающимся ученым, мыслителем и деятелем культуры Л.В. Шапошниковой. Он попросту отделяет философию космической реальности – Живую Этику – от искусства Рерихов и считает, что художественное творчество Николая Константиновича и Святослава Николаевича можно понять без их философии.

Напомним, что это в свое время было официальной позицией идеологического аппарата СССР, согласно которой Н.К. Рериха как художника принимали, хотя и с оговорками, а Н.К. Рериха как философа – нет. В то время практическое проведение в жизнь этой позиции имело под собой законодательное основание. Так, в Конституции СССР, также как и других социалистических стран, была закреплена руководящая роль партии, марксистско-ленинской философии, которой должны были в своей деятельности соответствовать все государственные и общественные организации. В статье 6 Конституции СССР от 1977 года было сказано: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза. КПСС существует для народа и служит народу. Вооруженная марксистско-ленинским учением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный научно-обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма».

В настоящее время не существует законодательно закрепленной единой государственной идеологии, которой все должны подчиняться. На каком основании господин Тигран Мкртычев желает отделить философию Рерихов от их искусства, тем самым делая невозможным истинное понимание этого искусства?

В более позднем майском интервью 2016 года Т.К. Мкртычев [14] продолжает это разделение, несмотря на то, что теперь он делает как бы поворот и заявляет, что Живая Этика в проектируемом государственном музее Рерихов все же будет присутствовать. Он обещает представить в музее роль литературно-философского наследия Е.И. Рерих – Живой Этики – в художественном творчестве Н.К. Рериха путем экспонирования первых изданий Учения, предметов, принадлежащих Елене Ивановне, и пр.

Безусловно, в этом подходе дает о себе знать школа О.В. Румянцевой в ГМВ, которая, согласно ее же утверждениям, положила столько лет на то, чтобы отделить Живую Этику от Н.К. Рериха. Следуя заданному идеологическому курсу, Т.К. Мкртычев пренебрегает многочисленными свидетельствами самого Н.К. Рериха о том, что его творчество и творчество Елены Ивановны связано едиными идеями, единым мировоззрением, одними и теми же Учителями. Слова Н.К. Рериха «творили вместе…», адресованные его супруге Елене Ивановне, выражают глубину единства творчества этих двух великих людей. Именно единство творчества старших Рерихов, а также их сыновей представлено в уникальной экспозиции общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР. Однако это совершенно не интересует Тиграна Константиновича – идеолога создания государственного музея Рерихов на месте общественного.

Неподчиненность общественной организации и общественного музея Министерству культуры, недопустимость какого-либо идеологического контроля над ними – эти обязательные и общепринятые сегодня международные стандарты попросту отвергаются нынешним руководством Министерства культуры РФ и ГМВ. Но времена изменились, и о подобном неприятии неловко открыто говорить. Вот и придумал господин Т.К. Мкртычев в своем интервью, что «экспозиция общественного Музея имени Н.К. Рериха не отвечает современным стандартам музейного экспонирования» [15]. Однако там, где международные стандарты в отношении общественных музеев не пустые слова, а реальность, государственные органы, ведающие культурой, никогда и не подумают вмешиваться в экспозицию музеев. Общественный Музей Тейлора в Нидерландах гордится тем, что сохранил единственную в мире аутентичную экспозицию музея XVIII века [16]. И никому из чиновников от культуры в Нидерландах и в голову не приходит идея «осовременить» Музей Тейлора и изменить экспозицию, несмотря на то, что данный музей получает финансирование от государства.

Впрочем, вряд ли кто-то, обладающий минимальным культурным багажом, принимает всерьез «аргументы» Тиграна Константиновича Мкртычева. Кажется, он и сам понимает это, потому в майском интервью 2016 года он уже откровенно называет причину того, почему ГМВ может диктовать Международному Центру Рерихов, как и что будет происходить с экспозицией общественного Музея имени Н.К. Рериха. А причина состоит в том, что… здания МЦР переданы с конца 2015 года в оперативное управление Государственному музею Востока! [17] Это еще одно поражающее откровение господина Мкртычева. Тигран Константинович объясняет: «Действительно, когда нам было передано в оперативное управление здание усадьбы Лопухиных, одним из наших первых шагов была попытка установить взаимодействие и сотрудничество с руководством Международного Центра Рерихов. Мы неоднократно общались, лично встречались. Однако у нас совершенно разные оказались позиции. Наша позиция состоит в том, что мы создаем государственный музей. На основе этого государственного музея мы создаем новую экспозицию, и с этой платформы мы готовы к любым видам сотрудничества» [18]. Иными словами: экспозицию общественного Музея имени Н.К. Рериха в усадьбе Лопухиных мы ликвидируем – и вам, Международному Центру Рерихов, предлагаем сотрудничать с нами в этом разрушительном действе.

Это откровенное высказывание очень ценно, ибо дает представление о том, как господин Тигран Мкртычев понимает сотрудничество – у этого чиновника от культуры полностью отсутствует осознание недопустимости государственного идеологического контроля над общественным музеем и тем более насилия над ним.

Вся проблема в том, что подобные чиновники – в ГМВ и в самом руководстве Министерства культуры РФ – не понимают и, кажется, никогда и не старались понять, что такое общественный музей.

Полноценный и равноправный музей. Хранитель национального достояния

Со второй половины 2015 года А.П. Лосюков и его единомышленники из так называемого НРК несколько раз озвучили следующую позицию. По их мнению, С.Н. Рерих был вынужден предложить создание общественного музея в силу обстоятельств, сложившихся в условиях развала Советского Союза. Из этого якобы следует, что при условии нормально работающего стабильного государства Святослав Николаевич никогда бы такое не предложил; отсюда вывод и предложение А.П. Лосюкова и тех, кто разделяет его позицию, – превратить общественный Музей имени Н.К. Рериха в государственный, как и полагается во всех государствах, где царят не хаос и развал, а порядок и развитие.

Таким образом, общественный музей в понимании этих людей – это что-то промежуточное, это не есть полноценный настоящий музей. В этом смысле высказывался и директор Государственного института-музея семьи Рерихов в Петербурге А. Бондаренко. По сути, это позиция Министерства культуры РФ, ибо теперь уже ясно, что господин А.П. Лосюков и те, кто с ним, являются глашатаями данного министерства.

Конечно, подобные «аргументы» не выдерживают элементарного логического анализа, не говоря уже о знаниях в области музееведения. Известно, что Россия в настоящее время не единственная страна, где нет хаоса и разрухи, и государство работает стабильно. Есть и другие такие государства. К примеру, Нидерланды, о которых мы уже говорили. Первый и старейший музей Нидерландов – общественный. Это музей Тейлора. Ему свыше 200 лет. По логике господина А.П. Лосюкова и Минкульта РФ, голландцы давно, с тех пор как у них в стране порядок, должны были его закрыть и сделать государственным, но почему-то они этого не сделали, да еще и гордятся своим общественным музеем. И не только в Нидерландах, но и во многих других странах мира существуют общественные музеи, которые государство не только не собирается закрывать, но всемерно поддерживает [19].

Несколько слов о Музее Тейлора. Он был создан в период, когда церковь стремилась к тоталитарному контролю за мировоззрением людей. Его основатель Питер Тейлор – предприниматель, деятель Просвещения – хотел дать возможность согражданам самостоятельно формировать свое понимание мира на основе лучших достижений искусства, науки и теологии. Соответственно, именно в этих трех направлениях получили развитие коллекции и работа общественного Музея. Два века существования Музея были отмечены бурными событиями в западноевропейской истории, в том числе противостоянием двух конфессий (протестантизма и католицизма), а также молодой европейской науки и церкви. Тем не менее, никто не покушался на общественный музей, «созданный гражданами ради граждан». Это есть действительное достижение Культуры, и вполне можно понять, почему Нидерланды номинировали в 2011 году этот музей на статус культурного наследия ЮНЕСКО.

Вернемся к идеям Министерства культуры РФ. За последние четыре года и в особенности за последний год можно было услышать один и тот же рефрен в разных исполнениях – от министра культуры РФ В. Мединского [20] до заместителя ГМВ Т. Мкртычева [21]. Речь идет об утверждениях высоких чиновников от культуры о том, что МЦР – частная организация, кучка людей, которые суть угроза для наследия Рерихов, они могут в любой момент разграбить наследие, лишить народ России его достояния и разбежаться кто куда. Подобные утверждения – это уже своеобразный апофеоз хулы на общественный музей как явление!

По сути, Министерство культуры РФ пытается осуществлять водительство, основываясь на отживших свой век идеях, несостоятельность которых показал весь ХХ век.

Конечно, в России и в бывших социалистических странах Восточной Европы долгие десятилетия существовал законодательно установленный государственный идеологический контроль в сфере культуры, что совершенно исключало какой-либо реальный опыт в отношении общественных музеев в действительном значении понятия общественный. Те музеи, которые в советский период именовались общественными (созданные на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях, в учреждениях науки и образования, при местных органах исполнительной власти, в воинских соединениях, частях и подразделениях, в общественных организациях и т.п.) имели музейные фонды, которые согласно законодательству принадлежали государству [22]. К тому же музей, который именовался в советский период общественным, никогда не имел в своем распоряжении произведения искусства национального и мирового значения. Иными словами, об общественном музее, который принадлежал бы независимой общественной организации и управлялся ею, в тот период речь в принципе не могла идти. Именно поэтому в наших странах (в России и в Восточной Европе) государственные органы до начала 90-х годов прошлого века не имели реального опыта работы с общественными музеями.

Глубоко прискорбен тот факт, что сегодня, в XXI веке, руководство Министерства культуры РФ вместо того, чтобы пополнить свои знания об общественных музеях и создавать новую практику созидательных взаимоотношений с ними, обеспечивая тем самым свободу творчества независимой общественной культуры, ведет неправедную борьбу, направленную на ликвидацию крупнейшего общественного музея России – Музея имени Н.К. Рериха МЦР.

В сложившейся ситуации обращение к международным стандартам, к международному опыту и традициям в этой области является просто необходимостью.

Согласно Рекомендации ЮНЕСКО о музеях, принятой в ноябре 2015 года, музей – это «постоянное некоммерческое учреждение, служащее делу общества и его развития, доступное широкой публике, занимающееся приобретением, хранением, исследованием, популяризацией и экспонированием материальных и нематериальных свидетельств о человеке и среде его обитания в целях изучения и образования, а также для удовлетворения духовных потребностей. В качестве таковых музеи являются учреждениями, цель которых состоит в представлении природного и культурного разнообразия человечества и которые играют существенно важную роль в охране, сохранении и передаче наследия» [23].

Обратите внимание – существенные характеристики, которые определяют понятие музея, ни в коей мере не связаны с тем, принадлежит ли это учреждение государству и подчиняется ли оно ему.

В истории культуры человечества государственные музеи и общественные музеи в равной мере доказали свою пользу обществу. Потому и международные стандарты не проводят никакой разницы между музеями на основании их принадлежности и подчиненности государству. Эти две формы музеев – государственная и общественная – являются равноценными. Следовательно, и равноправными. Это чрезвычайно важно.

Другой существенный момент. В ст. 23 рекомендации ЮНЕСКО о музеях от 2015 года сказано о том, что музеи являются хранителями наследия. Что это означает? Ведь государственные музеи являются собственностью государства. Общественные музеи соответственно являются собственностью общественной некоммерческой организации.

Суть данного положения состоит в том, что культурное наследие – это явление, имеющее огромное значение для общества. Потому собственность в отношении него – не абсолютная. Собственник наследия – будь это государство или общественная некоммерческая организация – обязан сохранять это наследие на благо общества и передавать будущим поколениям.

В 1964 году в Великобритании был опубликован доклад Котеслоу, который напрямую касается вопроса роли музеев Великобритании как хранителей культурного наследия во имя и на благо общества. В нем сказано: «Основной принцип, на котором основывается закон, состоит в том, что когда частные лица дают свою собственность на благо общества, государство обязано следить за тем, чтобы это имущество использовалось для выполнения целей, определенных дарителем, и больше никаких других. Когда произведение искусства передано музею или галерее с тем, чтобы оно было выставлено и доступно всем, тем самым общественность приобретает право в отношении этого объекта и это право нельзя отменить. Руководство музея или галереи не являются собственниками этого объекта в обычном смысле этого слова: они лишь несут ответственность… в выполнении намерений дарителя» [24]. Сказанное относится ко всем видам музеев в Великобритании – государственным, общественным, муниципальным, университетским.

Можно сказать, что данное положение есть общепринятый принцип, потому в Рекомендации ЮНЕСКО от 2015 года говорится о музеях как о хранителях наследия.

В свете изложенного можно оценить упомянутые высказывания руководителей Министерства культуры РФ и Государственного музея Востока о том, что в общественном Музее МЦР наследие Святослава Николаевича не находится в надежных руках, ибо его могут в любой момент «растащить» частные лица. Подобные высказывания не только свидетельствуют об отсутствии знаний в области музееведения и общественных музеев, но, как уже было ранее сказано, они есть хула на общественный музей как явление! Более того, подобные утверждения идут против фактов и являются конкретно клеветою на общественный Музей имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов, ибо именно он не только сохранил полностью доверенное ему наследие Святослава Николаевича Рериха, но и приумножил его, тем самым став Музеем, обладающим крупнейшей коллекцией картин Рерихов в мире!

За четверть века Музей имени Н.К. Рериха МЦР, основанный и созданный С.Н. Рерихом и Л.В. Шапошниковой, наглядно продемонстрировал огромный потенциал и успешность общественной формы культуры в России.

Что касается злоупотреблений – нарушения воли дарителя, который передал объект искусства и культуры на благо общества, – то история и современность убедительно показывают, что подобные нарушения могут происходить с разными музеями и коллекциями – муниципальными [25], государственными [26], общественными [27], и университетскими [28]. Важно отметить, что в таких случаях всегда нарушается, как отмечено в докладе Котеслоу, право общества на доступ к этим произведениям искусства в соответствии с волей дарителя.

Лучшие достижения и лучшие практики государств в этой области состоят в том, что государство стремится всеми возможными мерами (законодательными, административными, судебными) помогать музеям – общественным, государственным, университетским или муниципальным – выполнять волю дарителя, выполнять свою функцию хранителя переданного им наследия для нынешних и будущих поколений.

Как же в свете этих лучших практик и международных достижений выглядит Министерство культуры РФ? Международный Центр Рерихов неукоснительно выполняет волю Святослава Николаевича – собственника наследия, передавшего его МЦР на благо Родины. Международный Центр Рерихов создал мирового уровня Музей, ставший замечательным живым культурным центром в соответствии с концепцией Святослава Рериха. Вместо того чтобы помогать общественному Музею МЦР выполнять волю Святослава Рериха, руководство Министерства культуры РФ осуществляет действия, направленные на его ликвидацию. Таким образом, само министерство полностью нарушает международный стандарт об обязательном выполнении воли дарителя – в данном случае, воли Святослава Николаевича Рериха – о создании общественного музея.

Далее. Руководство Министерства культуры РФ не предпринимает никаких действий для того, чтобы выявить причины пропажи бесценных полотен Рерихов, которые находились в руках государства, курировавшего мемориальную квартиру Ю.Н. Рериха, и обеспечить постоянный доступ общественности к оставленному им СССР, в лице Министерства культуры страны, художественному наследию Рерихов [29]. Снова имеет место нарушение воли дарителя – Ю.Н. Рериха – со стороны Министерства культуры РФ.

Защита нематериальных характеристик общественного музея

Теперь перейдем к одному из важнейших международных стандартов, касающихся музеев в принципе, в том числе и музеев общественных. Он введен Пактом Рериха. О нем писал болгарский юрист-международник Емил Александров в 1978 году. На основе расширительного толкования Пакта Рериха Александров вполне обоснованно приходит к выводу, который нельзя не поддержать: Пакт Рериха охраняет музеи не только как материальные объекты, он защищает и их нематериальные характеристики [30]. Таким образом, основываясь на Пакте Рериха, мы можем ясно указать на следующий международный стандарт:

– общественные музеи имеют право сохранять свой юридический статус, завоеванное признание, характер деятельности, место в общественной и культурной жизни, условия развития деятельности. Государство обязано обеспечивать это право общественных музеев.

Стоит отметить и то, что если Пакт Рериха вводит это требование и применительно к вооруженным конфликтам, и к оккупированным чужим государством территориям, тем более это требование является обязательным для государства по отношению к музеям на своей собственной территории в мирное время.

Данный международный стандарт подтверждается устойчивой практикой и лучшими достижениями в тех странах, где уже не одно столетие существуют общественные музеи. Они попросту не могли бы существовать, если бы этот международный стандарт не был реальностью.

Поддержка общественных музеев со стороны государства

Итак, соблюдение воли дарителя, хранение музеем наследия для всей общественности и будущих поколений, сохранение и защита нематериальных характеристик музея. К этим важнейшим требованиям следует добавить и требование о постоянстве существования музея. Постоянство существования музея ожидается и предполагается как широкой общественностью, посетителями, учащимися, исследователями, так и дарителями музеев. Поддержка в достижении постоянства существования музеев, в том числе общественных, университетских, муниципальных, государственных оказывается государством разными методами.

Следует отметить, что в тех странах, где уже есть долгий опыт работы и развития общественных музеев, существует законодательство и соответствующая ему устойчивая практика, выражающаяся в том, что общественные музеи получают поддержку со стороны государства. Во-первых, почти всегда они получают очень значительные налоговые облегчения, поскольку музеи работают на благо общества. Во-вторых, общественные музеи могут получать от государства гранты или иное финансирование на пополнение своих музейных фондов. Кроме того, часто они получают финансирование от государства на разных уровнях (центральном, региональном или муниципальном) в рамках программ, имеющих образовательные, научные или культурные цели. Общественные музеи получают и административную и методологическую помощь. Практика финансовой и административной помощи, конечно, очень разнится, имея в виду существенные отличия между странами Западной Европы и США. Несмотря на эти отличия, можно с уверенностью сказать, что общественные музеи всегда являются частью целостной политики и стратегии государства в области культуры.

Как обстоят дела в этом отношении в России? В Государственном докладе о состоянии культуры в Российской Федерации в 2013 году, подготовленном Министерством культуры РФ, между прочим, читаем: «В функционировании негосударственных музеев проблемами являются отсутствие нормативных документов, регулирующих их деятельность, <…>, а также слабая поддержка со стороны государства или ее полное отсутствие» [33]. К негосударственным музеям относятся и общественные. Этим заключением в Докладе практически все сказано.

Законность формирования музейной коллекции

Деятельность музеев должна соответствовать современному требованию о законности приобретения всех предметов, являющихся частью музейной коллекции. Хорошо известно, что Святослав Николаевич Рерих в своем письме от 26 апреля 1992 года Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину сообщил о том, что принадлежащая ему коллекция картин Н.К. и С.Н. Рерихов (свыше 280 произведений) передана Международному Центру Рерихов. В том же письме Президенту он подчеркивает, что Государственный музей Востока удерживает данную коллекцию незаконно, и просит о содействии со стороны Президента в том, чтобы его воля была исполнена и коллекция была передана МЦР. Следует подчеркнуть, что юридическая оценка Святославом Николаевичем здесь – самая важная, ибо он собственник, он выражает свою волю и от его воли полностью зависит законность или незаконность нахождения коллекции в определенном месте. Эту волю Святослава Николаевича ничто не может изменить. Она до сих пор не выполнена российским государством в лице Министерства культуры РФ и ГМВ.

Как выглядит ГМВ в свете международных стандартов, учитывая, что этот государственный музей незаконно удерживает коллекцию С.Н. Рериха и к тому же стремится посредством мощного административного ресурса Министерства культуры РФ насильственно и незаконно поглотить общественный Музей имени Н.К. Рериха и все его музейные фонды?

Разнообразие музеев и их наследия – величайшая культурная ценность

Министерство культуры РФ ведет борьбу с общественным Музеем МЦР, стремясь практически уничтожить его. Подобные действия полностью противоречат всем указанным выше международным стандартам в этой области.

Здесь необходимо обратить особое внимание на статью 23 Рекомендации ЮНЕСКО о музеях от 2015 года, в которой сказано: «Разнообразие музеев и наследия, хранителями которого они являются, составляет их величайшую ценность».

Стремясь ликвидировать крупнейший общественный музей на своей территории и вывести за пределы музейного пространства философское наследие Рерихов и достижения основанной Людмилой Васильевной Шапошниковой школы рериховедения, послужившие фундаментом уникальной экспозиции общественного Музея имени Н.К. Рериха МЦР, руководство Министерства культуры Российской Федерации осуществляет действия, которые полностью противоречат статье 23 Рекомендации ЮНЕСКО, свидетельствуя тем самым, что – в духе худших традиций идеологического контроля советских времен – разнообразие музеев и культурного наследия не является для этого ведомства ценностью. Эти действия – знак нетерпимости нынешнего руководства Министерства культуры РФ к общественным музеям и к общественной форме культуры.

Повторим некоторые факты. Государство имеет в своей собственности свыше 300 художественных произведений Н.К. Рериха, переданных ему Юрием Николаевичем Рерихом, которые не представлены в постоянной экспозиции, а находятся в запасниках государственных музеев, в основном, в Государственном Русском музее. Кроме коллекции Ю.Н. Рериха, государство в лице Минкульта имеет в своей собственности ряд других картин Н.К. Рериха, которые также находятся в запасниках.

Учитывая, что Министерство культуры РФ не проявляет никакой заинтересованности в том, чтобы выполнить волю дарителя Ю.Н. Рериха и обеспечить соблюдение права общественности на постоянный доступ к переданным им картинам Николая Константиновича путем создания государственного музея его имени; учитывая, что оно проявляет интерес лишь к изъятию наследия Святослава Николаевича Рериха, переданного им лично Международному Центру Рерихов и его общественному музею, и к изъятию здания, реставрированного усилиями МЦР на средства общественности, мы можем обоснованно сделать вывод о том, что нынешнее руководство Министерства культуры РФ:

– имеет корыстный интерес в отношении имущества, принадлежащего общественной организации МЦР;

– стремится любой ценой не допустить существования в пространстве России независимого общественного музея, осуществляющего свою деятельность на основе школы рериховедения Л.В. Шапошниковой.

При этом руководство Министерства культуры РФ и Государственного музея Востока обвиняют МЦР в стремлении «монополизировать тему наследия семьи Рерихов», в «дискредитировании» и «агрессивной критике» идеологических оппонентов МЦР.

В древней мудрой Индии философские, идейные противоречия разрешались в диспутах, победа в которых основывалась на знаниях, на силе мысли и способности убеждать. В наших краях несколько иные «традиции», ведь еще в начале прошлого столетия за «неправильные» философские и идейные воззрения, будь они коммунистическими или буржуазными, могли попросту расстрелять. В споре между идейными оппонентами побеждал тот, кто владел властью и грубой физической силой.

Международный Центр Рерихов публикует книги, журналы, каталоги и другие издания, которые создают широкую панораму философского, художественного, научного и общественного творчества семьи Рерихов, а также их жизненного пути. Каждый читатель, ознакомившись с изданиями МЦР и с публикациями его «идеологических оппонентов», вправе сделать свои выводы.

Руководство же Министерства культуры РФ и Государственного музея Востока стремится физически прекратить существование МЦР по принципу – нет музея, нет проблемы. Пусть читатель сделает свои выводы о том, кто в действительности проводит политику «монополизации» и агрессивной ликвидации, в буквальном смысле, своего оппонента.

Министерство юстиции РФ, осуществляя в июне 2016 г. по инициативе Министерства культуры РФ проверку МЦР на предмет экстремизма, никаких признаков экстремизма в деятельности этой общественной организации не нашло. При таком развитии событий последнее достижение мысли со стороны руководства Государственного музея Востока состоит в том, что оно объявило МЦР «центром радикального Рериховского движения». Объясним, что эта «радикальность» состоит, по мнению руководства ГМВ, в твердом и неизменном отстаивании прав общественного Музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов на основе законодательства Российской Федерации, гарантирующего независимость общественной организации и ее права собственности, равно как и на основе международно-правовых стандартов.

Государство может выполнять международные стандарты, может плестись в хвосте их выполнения, может их попросту не выполнять, являя бездействие. Однако в отношении общественного Музея Рериха МЦР нынешнее руководство Министерства культуры РФ активно движется в направлении, полностью противоположном тому, которое задано международными стандартами.

Так, в свете международного права и международных стандартов, мы оцениваем суть мировоззренческих противоречий в позициях Международного Центра Рерихов и руководства Министерства культуры РФ. Если Министерство культуры продолжит свою неправедную борьбу за ликвидацию общественного Музея имени Н.К. Рериха в Москве, оно неизбежно будет выглядеть с каждым днем все более и более неприглядно.

Общественный Музей имени Н.К. Рериха МЦР сохраняет и приумножает великое национальное достояние России. Он способствует созиданию высокого авторитета российской культуры в мире. Международный Центр Рерихов и сотрудничающее с ним общественное Международное Рериховское движение продолжают дело великих русских людей – Николая Константиновича, Елены Ивановны, Юрия Николаевича и Святослава Николаевича Рерихов, которые внесли огромный вклад в мировую культуру XX и XXI вв. Мне не известно ни одно подобное культурное движение в мире.

Как нужна современной действительности та работа по утверждению Культуры и Мира, которую С.Н. Рерих возложил на общественный Музей имени Н.К. Рериха и на общественное Рериховское движение, сотрудничающее с МЦР! Хочется надеяться, что эта высокая культурная миссия все же встретит со стороны российского государства не творимые ныне руководством Минкульта подавление и преследование, а открытую руку сотрудничества и поддержки.

Марга Куцарова,
юрист-международник,
руководитель филиала Международного Центра Рерихов в Болгарии,
председатель Национального общества имени Рерихов в Болгарии – члена МЦР.



[1] Рерих Н.К. О культуре и мире моление. // Знамя Мира. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2011. С. 239, 240, 255, 263, 264, 277, 278, 302, 310-315, и др.

[2] Основополагающие принципы Международного Движения Красного Креста и Красного Полумесяца, принятые на ХХ Международной конференции Красного Креста в Вене в 1965 году; Устав Международного Движения Красного Креста и Красного Полумесяца, принятый на XXV Международной конференции Красного Креста в Женеве в 1986 году; Устав Российского Красного Креста, ст. 1.13.4.

[3] Рекомендация CM/Rec (2007)14 Комитета министров [Совета Европы] государствам-членам о правовом статусе неправительственных организаций в Европе, ст. 6; Кодекс рекомендуемой практики гражданского участия в процессе принятия решений (принят Конференцией Международных неправительственных организаций [при Совете Европы] 1 октября 2009 года), С. 6.

[4]См. ст. 17 и ст. 19 Закона «Об общественных объединениях» Российской Федерации.

[5] Directives concerning UNESCO’s partnership with non-governmental organizations. Approved by the General Conference at its 28th session and amended at its 31st, 34th and 36th sessions. В этих Директивах ЮНЕСКО сказано, что они полностью учитывают принципы и практики ООН, установленные в соответствующих решениях ЭКОСОС ООН.

[6] Там же (Article I.1.General Principles. Definition).

[7] Приложение // Елена Ивановна Рерих. Письма. Т. IV. Москва, 2002. С. 447.

[8] См. Заключение общественной экспертизы по проекту «О создании при поддержке государства Российской общественной организации по сохранению и изучению наследия семьи Рерихов». Международный совет Рериховских организаций имени С.Н. Рериха. 24 сентября 2015 года. Эл.ресурс: http://www.icr.su/rus/protection/heritage/museum/public-chamb/obshchestvennaya-ekspertiza-msro.php

[9] См. сноску 5.

[10] Ответ из администрации Президента РФ на письмо Рериховских организаций Австрии, Болгарии, Германии, Латвии, Финляндии и Эстонии, зарегистрированное 16.02.2016 г. за № И-13524. Ответ полностью представляет собой цитирование информации, полученной из Министерства культуры РФ, о чем сказано в самом письме. Часть ее приведена в статье. Подчеркивание в тексте добавлено мною – М.


[11] Шапошникова Л.В. Препятствиями мы растем. К 15-летию Международного Центра Рерихов. Электронная библиотека Международного Центра Рерихов: http://lib.icr.su/node/1065 . Подчеркивание в тексте сделано автором – М.К. Автор выражает благодарность Игорю Легкоступу за предоставление данной статьи Людмилы Васильевны Шапошниковой.

[12] После Рерихов. О встрече двух музеев на территории одной усадьбы Лопухиных. Интервью Тиграна Мкртычева, заместителя директора по научной работе Государственного музея Востока, Российской газете. 26 января 2016 года. https://rg.ru/2016/01/27/rerih.html

[13] Там же.

[14] «Обсуждение проекта гос. Музея семьи Рерихов. Видео-интервью с Т.К. Мкртычевым». Май 2016 г. Сайт печально известного Андрея Люфта: http://www .lebendige-ethik.net/

[15] Там же.

[16] Teylers Museum, официальный сайт Музея: http://www.teylersmuseum.nl/

[17] См. «Обсуждение проекта гос. Музея семьи Рерихов. Видео-интервью с Т.К. Мкртычевым». Май 2016 г. http://www.lebendige-ethik.net/

[18] Там же.

[19] Наибольший опыт работы общественных музеев накоплен в Западной Европе (прежде всего, Северо-Западной), а также в Северной Америке. Согласно Американской ассоциации музеев, большинство музеев в США – некоммерческие организации. См.: American Alliance of Museums: http://www.aam-us.org/; Ford W. Bell, President of the American Association of Museums. How Are Museums Supported Financially in the U.S. March 2012. United States Department of State Bureau of International Information Programs.

[20] См., к примеру, интервью министра культуры РФ В. Мединского от 25 июня 2014 года «Комсомольской правде». «Министр культуры РФ В. Мединский: Развенчивая одних героев, надо понять, каких мы получим взамен». www.kp.ru/daily/26247/3127966/. В этом интервью министр В. Мединский говорит: «Другой пример: некий частный фонд, учрежденный иностранными юрлицами, пытался оттяпать у государства уникальную коллекцию картин Рериха (почти 250 полотен!), хранящуюся в Государственном музее Востока. Мы остановили это безумие практически в последней инстанции – в Верховном суде. И тут же атака в СМИ с традиционными петициями деятелей культуры и обращениями к президенту. Под лозунгом, не поверите, “Минкультуры уничтожает (!) музей Рерихов”. Казалось бы, все с точностью до наоборот. Нет, наших “друзей” это не останавливает. Ведь на кону огромные деньги, полотна Рериха уходят на “Сотбис” за миллионы фунтов». Данное высказывание министра В. Мединского примечательно тем, что в нем нет ни одного утверждения, которое соответствовало бы действительности, начиная с утверждения о «частном» фонде, учрежденном «иностранными» юрлицами, и до конца высказывания. Нельзя не отметить и то, что общественный Музей имени Н.К. Рериха МЦР не только полностью сохранил доверенную ему коллекцию С.Н. Рериха, но и приумножил ее! Таким образом, он стал обладателем крупнейшей коллекции художественных произведений Рерихов в мире. Что касается министра В. Мединского, то в мае 2016 г. он получил представление от Генеральной прокуратуры РФ о том, что Министерство культуры РФ создает условия для незаконного вывоза культурных ценностей за границу, закрывая глаза на злоупотребления со стороны экспертов, занижающих в сотни раз стоимость произведений искусства. См. газету «Коммерсант» от 26.05.2016 г.: http://www.kommersant.ru/doc/2996372

[21] Интервью заместителя гендиректора российского Государственного музея Востока Тиграна Мкртычева порталу «Кредо» от 8 июня 2016 г.: https://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=120853 . В интервью господин Мкртычев говорит: «И они говорят, что у них наследие Рерихов будет целее. Но при этом МЦР – это частная организация. В любом случае есть учредители: Иванов, Петров и Сидоров. И в любой момент Иванов, Петров и Сидоров могут закрыть эту общественную организацию, могут распорядиться ее имуществом по усмотрению основателей этой организации».

[22] Государственный доклад о состоянии культуры в Российской Федерации в 2013 году. Подготовлен Министерством культуры РФ. 17 октября 2014 г. С. 73.

[23] Ст. 4 Рекомендации ЮНЕСКО обохране и популяризациимузеев и коллекций, их разнообразия и их роли в обществе. Принята 38-ой сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 17 ноября 2015 года.

[24]The Report of a Committee of Enquiry into the Sale of Works of Art by Public Bodies (The Cottesloe Report), 1964. Цит. по: Museums and Galleries Commission (Jeremy Warren, Editor). The Legal Status of Museum Collections in the United Kingdom.1996, р. 17.

[25] Ian Johnston. Ancient Egyptian Statue of Sekhemka disappears into private collection ‘in moral crime against world heritage’. Independent, 09.05.2016.http://www.independent.co.uk/news/uk/home-news/ancient-egyptian-statue-of-sekhemka-disappears-into-private-collection-in-moral-crime-against-world-a7019946.html. Муниципальный Музей города Нортгемптон в Великобритании, вернее Муниципальный Совет этого города, являющийся собственником Музея, продал древнюю египетскую статую из Сехемки, возраст которой свыше 4500 лет, анонимному коллекционеру из США или Катара за 16 миллионов британских фунтов. Теперь, вопреки воле дарителя, этот предмет искусства уже недоступен общественности. Египетский министр древностей определил это действие как «нравственное преступление против мирового культурного наследия», а государственный регулирующий орган в Англии (Совет по искусству) отнял у этого муниципального музея аккредитацию как минимум до 2019 года, что автоматически лишает его права получать государственное финансирование как на центральном, так и на муниципальном уровнях.

[26] Во второй половине ХХ века в отношении наследия Юрия Николаевича Рериха в СССР со стороны государственных органов, которые должны были охранять и исследовать это наследие (прежде всего, Министерство культуры страны), была допущена преступная халатность. Речь идет, конечно, о судьбе наследия Ю.Н. Рериха в его московской квартире. По этой теме см.: Ревякин Д.Ю. Гибнущее наследие: Московская квартира Ю.Н. Рериха. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2010. На фоне этого преступления против культурного наследия человечества продажа Муниципальным Советом Нортгемптона египетской статуи выглядит мелким прегрешением. К этому следует добавить, что воля Юрия Николаевича о том, чтобы картины Н.К. Рериха из его наследия, переданные Министерству культуры СССР, были представлены в постоянной экспозиции государственного музея имени его знаменитого отца, до сих пор не выполнена государством, и широкая общественность лишена права доступа к ним. Эти картины Н.К. Рериха и по сей день находятся в запасниках Государственного Русского музея и других государственных музеев.

[27] Крупнейшим преступлением против культуры первой половины ХХ века останется продажа коллекции Музея Рериха в Нью-Йорке, являвшейся национальным достоянием американского народа. Во второй половине 30-х годов ХХ века трое попечителей Музея Рериха в Нью-Йорке, включая его президента Л. Хорша, незаконными махинациями превратили Музей в свою частную собственность и буквально продали его, тем самым полностью его разрушив.

[28] Университет Ньюкасла продал в 1986 году Коллекцию этнографических материалов имени Джорджа Брауна, и это не единственный университет, где поступили подобным образом. См.: Museums and Galleries Commission (Jeremy Warren, Editor). The Legal Status of Museum Collections in the United Kingdom.1996, р. 5.

[29] См. по этому вопросу: Ревякин Д.Ю. Гибнущее наследие: Московская квартира Ю.Н. Рериха. М.: 2010.

[30] Александров Емил. Международно-правовая защита культурных ценностей и объектов. София: София Пресс, 1978. С. 94. См. также: Куцарова Марга. Пакт Рериха – основа международной правовой системы защиты ценностей культуры и ее будущее // Культура и время. – № 4 – 2005. – С. 72.

[31] Государственный доклад о состоянии культуры в Российской Федерации в 2013 году. Подготовлен Министерством культуры РФ. 17 октября 2014 г. С. 74.



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007

 

© 2001—2017 Международный Центр Рерихов