Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

Главная страница » Эволюционные действия Рерихов » Центрально-Азиатская экспедиция
      рус  eng
Живая Этика|Центрально-Азиатская экспедиция|Институт «Урусвати»|Пакт Рериха
версия для печати
СТРАНИЦЫ  123|Участники|Хронология|Библиография: 123|Зал Экспедиции

Опубликовано: Шапошникова Л.В. От Алтая до Гималаев: По маршруту Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха. - М.: МЦР; МАСТЕР-БАНК, 1998.

Путешествие Н.К. Рериха


«Бьется ли сердце Азии? Не заглушено ли оно песками? От Брамапутры до Иртыша и от Желтой реки до Каспия, от Мукдена до Аравии – всюду грозные беспощадные волны песков. Как апофеоз безжизненности, застыл жестокий Такламакан, омертвив срединную часть Азии. В сыпучих песках теряется старая императорская китайская дорога. Из барханов торчат остовы бывшего когда-то леса. Обглоданными скелетами распростерлись изгрызанные временем стены древних городов. Где проходили великие путники, народы переселений? Кое-где одиноко возвышаются керексуры, менгиры, кромлехи и ряды камней, молчаливо хранящих ушедшие культы. Конечности Азии бьются вместе с океанскими волнами в гигантской борьбе. Но живо ли сердце?»

Н.К. Рерих


Погибающий караван. Чантанг. [1927]
Погибающий караван. Чантанг. [1927]
Лагерь экспедиции на Чантанге. [1927]
Лагерь экспедиции на Чантанге. [1927]

В год огненного зайца, что соответствовало 1927 году Грегорианского календаря, неизвестный местным жителям караван пересекал тибетское плато Чантанг. Надвигалась зима, и караван спешил, держа неуклонно путь к столице Тибета, священной Лхасе. Однако каравану не суждено было дойти до нее. В долине Шенди его остановили тибетские солдаты. Пришлось разбить незапланированный лагерь. На следующий день прибыл командир задержавшего караван отряда. Командир пересчитал верблюдов и лошадей и велел открыть ящики, где находился экспедиционный груз. Вслед за ним приехал важный чиновник от губернатора Нагчу. Он допросил седобородого человека, который возглавлял караван, и, важно отдуваясь, сел писать донесение. Донесение было кратким и выразительным. «Такого-то числа, – писал чиновник, от усердия высунув язык, – восьмого тибетского месяца, года огненного зайца в Шенди прибыл король Амери, который будет изучать буддизм и приобретать священные рукописи и изображения святых».

Возможно, эта запись малограмотного чиновника была одним из первых официальных тибетских донесений о Центрально-азиатской экспедиции выдающегося русского художника и ученого Николая Константиновича Рериха. Экспедицию не пропустили ни в Лхасу, ни даже в Нагчу. Ее задержали и оставили в летних палатках на плато, похожем на арктическую тундру. Пологие осыпающиеся горы окаймляли его по краям. Наступала зима. Пошли снега, и метели потянули по смерзшимся камням белые шлейфы. Николай Константинович пытался связаться с Лхасой. Его посланцы уходили и больше не появлялись. Морозы доходили до шестидесяти градусов. В аптечке замерзал коньяк. Дули ураганные ветры. Офицер зорко следил за тем, чтобы не было никаких контактов с редко проходящими караванами. Он запретил экспедиции покупать продовольствие у местных кочевников. Связь с миром прекратилась.

«Тибетское стояние» Центрально-азиатской экспедиции Рериха продолжалось девять страшных месяцев. Плато Чантанг находится на высоте 4 – 4,5 тысяч метров над уровнем моря. Суровая зима на таких высотах губительна для людей и животных. Умерло несколько человек, погибли караванные животные, но основной состав экспедиции все-таки выжил в этих невероятно тяжелых условиях. Много лет спустя станет известно, кто обрек экспедицию на гибель и кто не хотел возвращения Рериха в Индию. Документы, найденные в архивах независимой Индии, свидетельствуют против колониальных властей и английской разведки.

И все-таки Рерих одержал трудную, почти невозможную победу над стихией и враждебным людским заговором. Экспедиция вырвалась из смертельных объятий морозного плато. Ее дальнейший путь пролегал по неисследованной области Трансгималаев.

Центральная Азия всегда манила русских путешественников. Самые выдающиеся из них – Пржевальский, Потанин, Козлов, Роборовский – посвятили свои жизни ее изучению. Их маршруты пролегали по самым труднодоступным и неисследованным областям Азиатского материка. Предприняв свою Центрально-азиатскую экспедицию, Николай Константинович Рерих не только продолжил научно-экспедиционную традицию своих знаменитых предшественников, но и обогатил ее, проникнув в область Трансгималаев.

В жизни Рериха эта экспедиция сыграла огромную роль. Первая половина его жизни была подготовкой к этому длительному путешествию, вторая же прошла под его знаком.

Н.К. Рерих. Заморские гости. 1901
Н.К. Рерих. Заморские гости. 1901

Николай Константинович Рерих родился в 1874 году в семье петербургского нотариуса. Призвание, проявившееся в нем в ранние годы, не было однозначным. Его влекли живопись, археология, история культуры и прежде всего богатейшее культурное наследие Востока. Все это, слитое воедино в одном человеке, позже дало удивительный результат и сделало его творчество уникальным и ярким.

В 1897 году Николай Рерих окончил Петербургскую Академию художеств. Его дипломная работа «Гонец. Восстал род на род» отразила один из эпизодов жизни древних славян, ее же создатель проявил в полной мере способность чувствовать Время и научно мыслить. «При современном реальном направлении искусства, – писал Рерих в связи с этим, и – значение археологии для исторического изображения растет с каждой минутой. Для того чтобы историческая картина производила впечатление, необходимо, чтобы она переносила зрителя в минувшую эпоху; для этого же художнику нельзя выдумывать и фантазировать, надеясь на неподготовленность зрителей, а в самом деле надо изучать древнюю жизнь как только возможно, проникаться ею, пропитываться насквозь».

Исторические сюжеты и фольклорные мотивы Руси стали тематической основой многих картин Рериха. Такие его полотна, как «Идолы», «Заморские гости», «Город строят» и многие другие, не только вошли в сокровищницу русской культуры, но и стали широко известны за рубежом.

Глубоко проникая в русскую культуру, стараясь понять ее древние истоки, Рерих все больше и больше увлекался культурой Востока и в особенности Индии. Как ученого-археолога его интересовали проблемы взаимодействия культур Востока и Запада, Индии и России. Он был убежден в том, что в глубокой древности существовал общий источник, сформировавший славянскую и индийскую культуры. Рерих стал думать об экспедиции в Индию и Центральную Азию.

Весной 1913 года в Париже произошла встреча, которая многое решила в его судьбе. В этом городе долгие годы жил и работал русский востоковед и археолог Виктор Викторович Голубев. Из Франции легче было попасть в те страны Азии, которыми он занимался. Многие из них были колониями Франции, Англии, Голландии. Колониальные власти неохотно впускали русских востоковедов. Французский паспорт спасал Голубева от многих осложнений и неприятностей. Возможно, именно пример Голубева подсказал Рериху тот единственный путь, который приведет его в Индию. Этот путь начинался со «стартовой площадки» третьей страны.

В тот весенний день оба они, Рерих и Голубев, рассматривали коллекцию Виктора Викторовича, которую тот привез из Индии. Вернее, рассматривал и спрашивал Николай Константинович, а Голубев отвечал на вопросы. Они долго стояли у снимков фресок пещерных храмов Аджанты, затем перешли к другим экспонатам. Рерих осторожно и бережно касался их, пристально разглядывал и как будто о чем-то размышлял. Через какое-то время он перестал задавать вопросы и уже внимательно слушал объяснения Голубева. Движения его стали стремительны, во всем облике художника чувствовалась взволнованность, как будто какая-то неотступная мысль завладела всем его существом и заставляла быстро переходить от одного экспоната к другому, а потом вдруг замирать надолго у каких-то из них. Голубев с удивлением поглядывал на Рериха, которого знал как человека спокойного и выдержанного. Взволновала же Николая Константиновича перспектива, которую ему подсказала коллекция Голубева, – «от русской жизни пройти по новому направлению к истокам индийского искусства и жизни». Тогда в Париже оба они всерьез принялись обсуждать планы будущей экспедиции в Индию. Рерих торопил Голубева. Он опасался, что французские ученые поймут то, что сделал Голубев, и сами займутся поиском общих истоков славянской и индийской культур. Но французы не поняли. Не до конца понял это и сам Голубев. Вскоре он забыл об этом разговоре. Его влекла уже новая страна...

С.Н. Рерих. Профессор Николай Рерих. 1942
С.Н. Рерих. Профессор Николай Рерих. 1942

Но для Рериха с того момента будущая экспедиция стала столь неизбежной, как и тот «великий индийский путь», о котором писал художник в год парижской встречи. Индия и Восток уже задышали на его полотнах в неясных еще образах-видениях, образах-предчувствиях. Октябрьская революция застала Николая Константиновича в Сердоболе (Сортавале). К тому времени Рерих был уже известным и признанным художником, крупным деятелем русской культуры. В Сердоболе Рерих вместе с семьей, женой Еленой Ивановной и двумя сыновьями, Юрием и Святославом, жил с 1916 года. У него была хроническая пневмония, и врачи рекомендовали художнику чистый воздух Карелии. В 1918 году Финляндия закрыла границу с Советской Россией.

Формально Рерих оказался отрезанным от Родины. Начался зарубежный период его жизни. Но сразу нужно сказать, что Рерих считал этот период временным. Он бережно хранил свой российский паспорт, но в то же время прекрасно понимал, что пребывание за рубежом дает ему возможность осуществить свою давнишнюю мечту об экспедиции в Индию. Из Советской России попасть в Индию в те годы было совершенно невозможно. Рерих начал поиск «стартовой площадки». Ею волею судеб оказалась Америка. Культурные начинания Рериха в этой стране были поддержаны выдающимися художниками, такими как Рокуэлл Кент, Джон Слоун, Уильям Зорах и другие. В Нью-Йорке удалось организовать музей, где были выставлены полотна русского художника. С появлением музея возникли и материальные возможности для организации экспедиции. Музей финансировал будущую экспедицию, которая пошла под американским флагом. Это обстоятельство и было зафиксировано тибетским чиновником в вышеупомянутом донесении как «король Амери». В 1923 году все четверо Рерихов прибыли в Индию. Индия стала начальным и конечным пунктом Центрально-азиатской экспедиции. Там русский художник провел всю свою оставшуюся жизнь. Там он заложил первые камни в фундамент советско-индийского сотрудничества. Там же и умер в 1947 году, ожидая визы для возвращения на Родину.

«Велик вклад Николая Константиновича Рериха, – писал вице-президент Академии художеств СССР В.С. Кеменов, – в сокровищницу мировой культуры, искусства и науки, в развитие взаимопонимания между народами, в укрепление мира. Самоотверженная жизнь Рериха поражает многообразием, целеустремленностью и масштабом его деятельности. В личности Рериха слились многие достоинства. Замечательный художник, яркий, своеобразный, работавший в разных областях изобразительного искусства: в станковой и монументальной живописи, театре, графике, декоративно-прикладном искусстве, – Рерих создал около семи тысяч произведений. Мыслитель, гуманист, ученый, историк культуры, поэт, писатель, художественный критик, отважный путешественник-исследователь неизвестных науке районов Центральной Азии. Выдающийся общественный деятель, инициатор международного движения, направленного в защиту культурных ценностей в случае войны, получившего название «Пакт Рериха». Страстный приверженец идеи мира, внесший особенно большой вклад в укрепление дружбы между народами Советского Союза и Индии, где он прожил вторую половину своей жизни».

Рерихи во время экспедиции по Индии. 1923
Рерихи во время экспедиции по Индии. 1923

Но вернемся к 1923 году, к тому моменту, когда идущий из Марселя пароход «Македония» вошел в гавань Бомбея. Среди пассажиров, сошедших с трапа, был и Н.К. Рерих с семьей. Первые шаги по индийской земле потрясли его, но и в чем-то разочаровали. «Неужели Индия? – записал он в своем дневнике. – Тонкая полоска берега, тощие деревца. Трещины иссушенной почвы».

На индийской равнине Рерихи оставались недолго. Они стремились туда, где вознесли свои снежные пики высочайшие горы мира – Гималаи. Как яркие сновидения, прошли перед их глазами пещерные храмы Элефанты, Аджанты, Эллоры, старинные города Дели, Агра, Джайпур, Бенарес, Сар-натх. Через шумную и жаркую Калькутту они прибыли в Дарджилинг. Курортный английский городок, центр чайной промышленности, стоял в предгорьях Восточных Гималаев. К северу от Дарджилинга, совсем рядом, находилось небольшое гималайское княжество Сикким. В ясные, погожие дни над городом возникал гигантский снежный массив священной Канченджанги. Здесь, в этих горах, и началась практическая подготовка к Центрально-азиатской экспедиции.

СТРАНИЦЫ  123|Участники|Хронология|Библиография: 123|Зал Экспедиции
































Н.К. Рерих. Приказ Ригден Джапо. 1926