Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Наследие Рерихов в опасности|Правда о коллекции С.Н. Рериха | Трагедия коллекции Ю.Н. Рериха| Росимущество против МЦР | Наследие Рерихов в Индии | В защиту мецената МЦР | В защиту Музея имени Н.К.Рериха

О «благом» порыве чиновника

Не прошло и недели после смерти Людмилы Васильевны Шапошниковой, генерального директора Музея им. Н.К. Рериха, первого вице-президента Международного Центра Рерихов, а нападки на Музей, основанный С.Н. Рерихом и созданный Л.В. Шапошниковой, вновь продолжаются. Видимо, кто-то почувствовал, что настал его час и самое время в этот трудный для Музея момент внести очередную смуту в общественное сознание.

Обращение к Министру культуры о необходимости взять под защиту Наследие Рерихов, находящееся в Музее им. Н.К. Рерихов в Москве, опубликовано на сайте Санкт-Петербургского государственного музея семьи Рерихов от лица директора этого музея А.А. Бондаренко. Для человека со стороны это выглядит, как благое дело: если угроза есть, и государство может помочь, то, конечно, надо помогать. Но вряд ли этот человек задумается о том, что угроза в первую очередь исходит от ряда чиновников из Министерства культуры. Вряд ли он задумается о том, что за благородным призывом о помощи кроются какие-то иные интересы. И тем более, этот человек не задумается о том, что чтобы "помочь", придётся пожертвовать этическими нормами и переступить через закон.

В обращении А.А. Бондаренко сомневается в сохранности Наследия, находящегося в МЦР. Надо сказать, что эти сомнения безосновательны. 25 лет в труднейших условиях музей, несмотря на противодействие Министерства культуры РФ, развивался, а коллекция картин пополнялась и велась активная научная и общественная деятельность Центра.

А.А. Бондаренко говорит о сектантском духе. Сектантство предполагает ограниченность, отделённость и отход от основной идеи. Но та широкая популяризаторская общественная деятельность, в мировом масштабе проводимая Центром, говорит об обратном. Где ещё в мире на таком высоком уровне с привлечением деятелей науки и культуры изучается наследие Рерихов? Деятельность Центра и его руководителя Л.В. Шапошниковой была отмечена не только в России, но и международными организациями, такими как ООН и ЮНЕСКО. Напротив же, попытки Министерства культуры отделить творчество Рерихов от философского Учения Живой Этики, составляющего основу этого творчества, даёт ограниченное и, порою, вовсе не правильное понимание значения творчества Рерихов.

Способен ли назначаемый чиновник, чуждый идеям Рерихов, верно направить развитие такого музея? Может ли он сравниться с человеком, как, например, Людмила Васильевна Шапошникова, которая посвятила свою жизнь миротворческим идеям Рерихов и последние десятилетия своей жизни в тяжелейших условиях руководила МЦР?

Позиция МЦР понятна в первую очередь с этической стороны. С.Н. Рерих доверил наследие Центру и указал на необходимую форму существования и развития наследия на базе именно общественного музея.

Тут следует отдать дань уважения тем, кто стремится в точности выполнить волю С.Н. Рериха, несмотря на множественные трудности, угрозы и соблазны. С точки зрения общечеловеческой этики так и должно быть. Ведь это дань уважения огромному труду Рерихов. И все философствования о том, что можно переорганизовать МЦР и отдать Наследие под государственное управление являются предательством воли С.Н. Рериха. А. Бондаренко, с одной стороны, говорит о большом значении наследия Рерихов, а с другой стороны, игнорирует волю С.Н. Рериха. Частичное уважение к творчеству Рерихов является непониманием этого творчества вообще или сознательным вредительством.

Для тех, кто сомневается в сохранении общественного статуса Музея им. Н.К. Рериха в Москве, следует сказать, что, во-первых, это воля С.Н. Рериха, законного собственника Наследия, на момент передачи его МЦР. Прямые указания со стороны С.Н. Рериха об этом приведены в ряде документов [1,2,3,4,5]. Во-вторых, есть существенные основания не доверять Министерству культуры сохранность и популяризацию Наследия. Тут следует вспомнить историю с разорением Наследия, находившегося в квартире Ю.Н. Рериха. А.А. Бондаренко сам говорит о том, что госорганы, а вместе с ними, можно понимать, и Министерство культуры, ничего не сделали, чтобы уберечь это Наследие. Так же Министерством культуры не выполнены обещания создать музей Николая Рериха ещё в советское время. Невыполнение воли С.Н. Рериха о передаче МЦР 288 картин, невыполнение поручения Президента РФ о содействии передачи Наследия МЦР, противодействие работе МЦР на протяжении последних 25 лет – всё это говорит о том, что идеи Рерихов для Министерства культуры не являются жизненными. Министерство торопится скорее забрать Наследие, чтобы спрятать его от народа, исказить его суть. Исказить суть подвига наших великих соотечественников, семьи Рерихов, трудившихся ради блага нашей Родины и мира в целом.

На фоне приведённых фактов заявление А.А. Бондаренко о передаче Наследия под государственное управление является предательством воли С.Н. Рериха, прикрытое благими стремлениями и несёт в себе желание разрушить Наследие.

О непростом правовом статусе Наследия в нашем государстве указывают следующие обстоятельства: судебное разбирательство МЦР и Министерства культуры длится беспрецедентно долго, уже 25 лет; справедливые решения суда в пользу выполнения воли С.Н. Рериха и передачи Наследия МЦР были дважды отменены. Печально, что в правовом государстве мы видим явное несоблюдение закона. Министерство культуры берёт на себя незавидную роль скользкого ужа, который всеми правдами и неправдами пытается обойти закон и воспрепятствовать выполнению воли С.Н. Рериха. С человеческой точки зрения – это некультурно, с правовой – это незаконно.

А.А. Бондаренко пишет о единстве страны и народа на основе сохранения и востребованности культурных сокровищ. Это, безусловно, необходимо. Но для этого, по его мнению, как видно из обращения, народ должен совершить незаконное и некультурное действие. А ведь это чуждо идеям Рерихов. Мнимое единство в предательстве и подлости, конечно, возможно, но вряд ли русский народ этого желает.

    ______________________________

1. Рерих С.Н. Медлить нельзя // Советская культура, 29.07.1989.

2. Завещательное распоряжение С.Н. Рериха «Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в Москве» от 19.03.1990 г.

3. Письмо С.Н. Рериха к Президенту РФ Б.Н. Ельцину от 26.04.1992 г.

4. Акт № 4193 от 02.11.1978 г. о передаче Министерству культуры СССР (получатель Русский музей в Ленинграде) на временное хранение коллекции картин Рерихов в количестве 296 полотен, принадлежавших С.Н. Рериху, для проведения передвижных выставок по стране на основании приказа Минкультуры СССР № 776в от 13.10.1978 г. // Приказ Министерства культуры СССР от 30.05.1989 г. № 234 «О мерах по обеспечению сохранности произведений Н.К. и С.Н. Рерихов (коллекция С.Н. Рериха)». Распоряжение (дополнение к завещанию) С.Н. Рериха от 22.10.1992 г.

5. Распоряжение (дополнение к завещанию) С.Н. Рериха от 22.10.1992 г.


Правление Иркутской региональной общественной организации
«Рериховское культурное творческое объединение»