Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Факты и домыслы о Рерихах

Г.Г. Пантелеева,
кандидат философских наук, инженер
ФГБУН «Морской гидрофизический
институт РАН», г. Севастополь

Книга о Рерихе – фундаментальное исследование или
пиар-ход предвзятого интерпретатора?

О рекламе книги Эрнста фон Вальденфельса
«Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм»

Чем большее признание во всем мире получают благородные идеи Н.К. Рериха, тем яростнее ополчается невежество. Лишь полная некомпетентность и предвзятость способны допустить грубые нападки в адрес выдающегося русского художника, ученого, просветителя, патриота России, трудившегося на благо Родины и всего человечества. Один из последних всплесков негатива в адрес Рериха связан с изданием в 2015 году на русском языке книги Эрнста фон Вальденфельса «Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм» [1]. В попытках умалить великое имя русского художника зарубежный автор использует открытую ложь, безответственную подтасовку фактов и другие недостойные приемы. При этом текст книги в значительной степени базируется на источниках, которые специалисты оценивают как далекие от действительности. В результате формируется неприглядный образ нашего великого соотечественника, который всеми способами готовы озвучивать и распространять доморощенные публицисты, видимо, удовлетворяя таким путем свою потребность в саморекламе за счет выдающегося человека.

Вместе с автором скандальной книги пособниками распространения клеветы становятся безответственная газета, радиостанция и издательство. В поднятую немецким журналистом мутную волну заметно добавляет черноты Максим Артемьев, опубликовавший в январе этого года в «Независимой газете» статью «Гений пиара» [2]. Книгу Вальденфельса в авторской передаче анонсирует обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Николай Александров [3]. Эту книгу рекламирует и редакция ООО «Нового литературного обозрения», издавшая книгу Вальденфельса и подавшая в аннотации на своем сайте предвзятую недостоверную информацию о Н.К. Рерихе [4]. Массированный вброс негативной информации пагубно сказывается не только на нравственном состоянии общества, но и на состоянии энергетического поля культуры.

Сразу отметим, что книга Вальденфельса не имеет никаких оснований быть представленной как биография Николая Рериха. На этот счет еще при немецком издании было дано обстоятельное пояснение Международного Центра Рерихов, прозвучавшее как ответ на статью Сабины Нойберт в газете «Neues Deutschland» (см.: [5]). Чтобы придать книге «Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм» хоть какую-то значимость, редакция «Нового литературного обозрения» называет ее фундаментальным исследованием [4]. Это должно предполагать, прежде всего, объективность, однако анализ уже первой главы показывает обратное. Эта глава, с интригующим названием «Таинственное происхождение», явно тенденциозна [6]. Вполне очевидно, что проведенное автором «исследование» изначально рассчитано на сенсационное разоблачение родословной Н.К. Рериха, представление ее в неприглядном виде без всяких на то оснований.

Идея написать биографию Н.К. Рериха у Э. фон Вальденфельса получила импульс к реализации после прочтения им дневниковых записей доктора К.Н. Рябинина, приглашенного Николаем Константиновичем для участия в Центрально-Азиатской экспедиции. «Дневник чрезвычайно возбудил мое любопытство», – пишет начинающий биограф [6]. Не поняв философский смысл книги Рябинина «Развенчанный Тибет», он, однако, увидел возможность воспользоваться необычными записями с целью скомпрометировать Рериха, уличив его в шпионской деятельности. Совершенно необоснованны в этом отношении доводы автора. Например, его подозрение вызывает тот факт, что экспедиция «покинула столицу Монголии, скажем, не с верблюжьим караваном, как можно было бы ожидать в те годы, а на грузовиках, предоставленных в ее распоряжение советским торговым представительством» [6]. «Вот только какой интерес могло иметь советское торгпредство к экспедиции с очевидно религиозными целями?», – любопытствует Вальденфельс, попутно искажая истинную цель экспедиции и стремясь придать не свойственный ей религиозный оттенок [6]. Еще более загадочным для него стало то, что «доктору Рябинину – уж, очевидно, никак не убежденному коммунисту – вообще разрешили выехать из Советского Союза…» [6]. Этих, по сути, вполне естественных и законных действий чиновников предвзятому интерпретатору биографии оказалось достаточно, чтобы заподозрить Н.К. Рериха в неблаговидном сговоре. Здесь явно слышится намек на сотрудничество с советскими органами безопасности. Между тем опровержение этому вымыслу было дано в ряде известных публикаций. Так, в статье профессионального историка, выдающегося исследователя жизни и творчества Рерихов Л.В. Шапошниковой «Николай Рерих – мыслитель или шпион?» [7] документально опровергаются недостойные попытки О. Шишкина и А. Сенкевича доказать, что Н.К. Рерих был советским шпионом. Подобные наветы аргументированно и последовательно разоблачает известный общественный деятель А.В. Стеценко. В его работе «Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется» обращается внимание на публичные выступления по телевидению и в других СМИ руководителя пресс-бюро Службы внешней разведки России Ю. Кобаладзе, где он однозначно заявлял, что Рерих не был связан с работой спецслужб. Сообщается также, что 22 октября 1993 года в газете «Известия» вышла статья Александра Шальнева «Николай Рерих не был агентом ОГПУ, свидетельствуют документы из секретных архивов» [8]. Характерно, что для своей книги Вальденфельс использует не столько реальные документы, сколько информацию безответственных публикаторов. Из первой же главы мы с изумлением узнаем, что с Н.К. Рерихом, выдающимся художником и мыслителем, Вальденфельс знаком лишь по немецко- и русскоязычным частям Интернета, а также по англоязычной энциклопедии Encyclopedia Britannica, которую он «купил в виде компакт-диска в киоске в Улан-Баторе» и в которой издатели посвятили биографии Н.К. Рериха «едва ли больше четверти полосы». Но именно из этого, по мнению писателя «важнейшего словаря англоязычного мира», что никак не соответствует действительности, он и черпает ложную информацию о художнике с мировым именем. Весьма специфично Вальденфельс подбирает и русскоязычные источники. Так, среди музеев, поместивших в российском Интернете сведения о Рерихе, им почему-то не упомянут Музей имени Н.К. Рериха, где не только собрана значительная коллекция картин художников Николая и Святослава Рерихов, но также ведется научное осмысление философских взглядов и миротворческой деятельности семьи Рерихов.

У претендующего на фундаментальность исследования немецкого автора, видимо, не возникло и мысли о том, чтобы взять за основу достоверные описания жизни и творчества Н.К. Рериха. Полученные из различных сомнительных источников сведения о родословной Рериха оказались весьма противоречивыми. По одной из версий у него в роду были: шведский генерал, высокопоставленный чиновник и член тайного масонского общества, уважаемый нотариус и законодатель. Но почти сразу же Вальденфельс меняет точку зрения. Ему вдруг «представляется маловероятным и то, что Константин Рерих, родившийся в 1837 г., активно участвовал в реформах 1861 г., и то, что его отец – Федор, чиновник высокого ранга, – состоял в масонских ложах, которые жестоко преследовались тогдашней российской властью» [6]. Далее у писателя возникает мысль, что Константин Рерих был, возможно, потомком немецких ремесленников, опять-таки, «если довериться свидетельствам, обнаруженным латвийским историком» [6]. В действительности оказалось, что консультантом по вопросам родословной Рериха был вовсе не историк, как его представил Вальденфельс, а врач по профессии И. Силарс, который, судя по всему, в истории мало что понимает. Соответственно, ожидать от такого исследователя глубокого профессионального подхода не приходится. Самомнительное приписывание Силарсу специальности историка и несостоятельность его выводов разоблачает член Международного Союза журналистов О.Л. Старовойтова (Рига, Латвия). Свидетелем событий тысячелетней давности Силарс не мог быть по естественным причинам, а доказательств у него нет, подчеркивает Ольга Леонидовна, «одни гипотезы, требующие тщательной проверки с привлечением и других источников» [9].

Тот факт, что недостойные измышления по поводу родословной художника Вальденфельс счел возможным избрать в качестве ключевой темы всего повествования, свидетельствует о его предвзятом отношении к великому человеку. Именно чувство неприязни дает ход клеветническим измышлениям, направленным на создание и внедрение в сознание людей непривлекательного образа. На негативе строится основная интрига книги и создается крайне необходимая для успешного пиара острота сюжета. В целом, глава изобилует такими оборотами, как «вероятно», «якобы», «по-видимому», «скорее всего», «если», «по всей вероятности», «представляется маловероятным». Данное обстоятельство полностью исключает доказательность используемого автором так называемого фактического материала. При таких сомнительных сведениях не может быть и речи о фундаментальности исследования. В итоге сам Вальденфельс признает несостоятельность приведенных им доводов: «И то и другое не может быть безусловно доказанным…» [6].

Казалось бы, столь неутешительный вывод должен огорчить немецкого автора. Однако этим хитрым приемом он решает многое задуманное. Во-первых, как бы честное признание должно подчеркнуть стремление к объективности и тем самым придать основательность и уважение автору. Во-вторых, приводя необоснованные доводы, Вальденфельс с самого начала книги спешит, к удовольствию недоброжелателей, а возможно и собственному, бросить тень на великого человека. В-третьих, несмотря на полный провал поиска, по всему видно, что Э. Вальденфельс вполне удовлетворен не столько скромным результатом, сколько самим описанием процесса так называемого исследования. Суть в том, что извлеченное из небытия невероятное переплетение имен, титулов, адресов и судеб непонятно каких людей, рассчитано на то, чтобы запутать читателя, навязав ему искаженное представление не только о родословной, но и о личности великого художника-гуманиста. Между тем известный русский писатель Леонид Андреев, подчеркивая в статье «Держава Рериха» то важнейшее, что составляет суть созданного Рерихом, утверждает, что это «мир правды», присутствие которой неизменно волнует и озаряет мысли [10, с. 39]. Хорошо знакомый с многогранной творческой деятельностью Н.К. Рериха писатель Георгий Гребенщиков в биографическом очерке «Гонец Достигающий» выражает свое отношение к художнику и выдающейся личности следующими словами: «Вот человек, дни и годы жизни которого мне представляются как отборный жемчуг. Потому и хочется говорить о нем не просто как о художнике, не просто как о счастливейшем из наших русских современников, но как о мудреце, жизнь, труд и достижения которого волнуют и зовут к подвигу во имя той красоты, которой он подвижнически служит» [11, с. 106].

Особое недоумение вызывает мнение редакции «Нового литературного обозрения», взявшей на себя моральную ответственность за издание скандально известной книги. В прилагаемой аннотации ее автор буквально сравнивается с Н.К. Рерихом, что, прежде всего, неэтично. Для такого нелепого сравнения двух не сопоставимых ни в каком отношении личностей оказалось достаточным лишь того, что сам Вальденфельс «не один год прожил в Монголии и повторил рериховские маршруты по Индии и Тибету» [4]. Конечно, жить в Монголии можно сколько угодно, но считать это особым достижением немецкого автора, мягко говоря, весьма неожиданный ход мысли в литературной критике. Столь же удивительно утверждение редакции о повторении Вальденфельсом рериховских маршрутов. Но велика ли заслуга пройти некоторые участки известного пути, особенно при современных технических средствах? Повторить же маршруты первопроходца во всей полноте полученных им впечатлений и достигнутых результатов случайные люди, безусловно, не в состоянии. Совершенно различны и задачи, которые каждый из них решал на азийских тропах.

Странствия Н.К. Рериха, где бы они ни проходили: в Европе, Америке, Азии, – это всегда поиск реальных путей приближения к истине во благо человечества. Хорошо известно, что Центрально-Азиатская экспедиция (1924–1928), руководимая профессором Н.К. Рерихом, была направлена на решение ряда значимых для общества научных задач. В экспедиции был собран богатейший материал в таких областях знания, как ботаника, этнография, фармокопея, минералогия и т.д. С созданным Рерихами в 1928 году Гималайским Институтом научных исследований «Урусвати» успешно сотрудничали выдающиеся ученые того времени. Вдохновленный величием Гималаев художник в тысячах картин запечатлел несравненную красоту этой горной страны. Представленные во многих музеях мира полотна признанного Мастера гор несут очищающий дух Гималаев, побуждающий к благородному творчеству. Писатель Теодор Хелин в статье «Голос эпохи» называет Н.К. Рериха человеком, поставившим «бессмертную печать на эпоху», в которой он жил. Давая оценку его картинам, Т. Хелин писал: «Эти сюжеты воплощают добро, истину и красоту в такой степени, что их духовное воздействие неизбежно. Они рассказывают о новой силе, входящей в жизнь, которая должна продвинуть дух человека к новым и более благородным начинаниям. Для этой цели они были даны миру» [12, с. 50].

Что касается цели пребывания в Азии искателя сенсаций Э. Вальденфельса, то она предельно ясна: приписать Рериху авантюризм и тем самым посеять недоверие к его философским взглядам, принизив значение всего культурного наследия. Такое направление клеветнической мысли не ново и периодически возникает на основе информации, так сказать, из вторых рук. Образ авантюриста изначально создавался В.А. Росовым, затем был воспринят и использован в неблаговидных целях Э. фон Вальденфельсом и потом был взят за основу статьи М. Артемьевым. Опровергая клеветническую позицию первоавтора, академик Монгольской академии наук Ш. Бира подчеркивал, что Николай Рерих, объединявший усилия всех людей в защиту культурных памятников и призывавший страны объединить свои усилия в защиту культуры, являлся «Великим Миротворцем, но не политическим авантюристом» [13, с. 721], как его пытается представить Росов. Однако именно мнение Вальденфельса, искажающее образ Рериха, почему-то оказалось для Артемьева ближе всего. С поразительной готовностью он столь же безосновательно повторяет грязные измышления немецкого писателя, нацеленные на дискредитацию Н.К. Рериха. Даже название статьи «Гений пиара» взято Артемьевым потому, что так о Рерихе отзывался Вальденфельс. Весь собранный негатив о великом художнике выплеснут российским журналистом в самых нелицеприятных выражениях, которые нет смысла повторять. При этом он ничуть не потрудился составить собственное мнение о великом соотечественнике и его бессмертном культурном наследии на основании первоисточников: важнейших архивных документов Международного Центра Рерихов и литературных трудов самого Н.К. Рериха.

Заметим, что Артемьев самомнительно берет на себя ответственность критиковать Рериха как художника. Вторя немецкому автору, он утверждает, что Николай Рерих «писал горно-мистические пейзажи, пусть и однообразные, но не лишенные вдохновения» и уступает в мастерстве «своему сопернику в эмиграции» Василию Кандинскому. Во-первых, в эмиграции Н.К. Рерих никогда не был; хотя и трудился вдали от родных мест, но всегда для русского народа. Во-вторых, подобные невежественные замечания обнаруживают лишь собственную несостоятельность глухого к красоте человека. Леонид Андреев отмечал: «Рерихом нельзя не восхищаться, мимо его драгоценных полотен нельзя пройти без волнения. Даже для профана, который видит живопись смутно, как во сне, и принимает ее постольку, поскольку она воспроизводит знакомую действительность, картины Рериха полны странного очарования…» [10, с. 38]. Странно, что такое знаменательное явление в культурной жизни мирового сообщества, как творческий путь Н.К. Рериха, журналист Артемьев причисляет всего лишь к замысловатым причудам истории XX века [2].

Кому и зачем выгодно умалять великое имя? Суть этого риторического вопроса метко и точно раскрывает директор Международного института индийской культуры доктор Л. Чандра: «Нападки на Николая Рериха, похоже, вдохновлены международными мотивациями принизить зарождающиеся культурные парадигмы России, которые дадут ей новые силы для развития и гарантируют ее уникальное положение в мире взаимного уважения между народами. Дорогие друзья, пожалуйста, понимайте Николая Рериха как символ национального достоинства и мирового сознания. Для нас в Индии он – это космический ритм, исходящий из глубин славы российской» [13, с. 721].

Анализируя книгу Вальденфельса «Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм» и опубликованную в «Независимой газете» статью Артемьева «Гений пиара», нельзя не заметить, что этих разных людей объединяет неприязнь к личности и культурному наследию Н.К. Рериха, а также навязчивое желание заявить о себе в СМИ. Выбор в качестве цели для нападок всемирно известного имени можно объяснить тем, что таким путем оба они рассчитывали прикрыть собственную творческую несостоятельность и желание заработать себе хоть какую-то известность.

Артемьев, фактически повторяя клеветнические измышления немецкого писателя Вальденфельса, выступает в роли лица, распространяющего лживую информацию. Эту же роль играет и редакция «Нового литературного обозрения», давшая в аннотации предвзятую информацию о книге и ее авторе. Вместе с тем, мы нередко встречаем практически полную недоступность средств массовой информации для публикаций, раскрывающих личность Н.К. Рериха как великого русского художника, ученого, путешественника, общественного деятеля. Выдающийся ученый, философ, заслуженный деятель искусств РФ Людмила Васильевна Шапошникова с тревогой отмечала, что «истинная культура уходит из СМИ, которые постепенно превращаются в рупор массовой – так называемой культуры и откровенного невежества» [14, с. 20].

Заметим, что нацеленность на дискредитацию деятельности выдающегося гуманиста и миротворца – затея далеко небезопасная. Уместно спросить: хорошо ли понимают ринувшиеся с нападками на все высокое и чистое, на все то, из чего слагается культура нашего будущего и без чего не состоится возрождение России, какую ответственность они берут на себя в попытках умалить великое имя и принизить значение культурного наследия Н.К. Рериха?

Литература

1. Вальденфельс Э. Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм // Пер. с нем. В. Брун-Цехового. М.: Новое литературное обозрение, 2015. 584 с.

2. Артемьев М.А. Гений пиара. Статья в Независимой газете [Электронный ресурс] // Независимая газета: сайт. Режим доступа: http: //www.ng.ru/non-fiction/2016-01-28/7_artemev.html (дата обращения: 18.03.2016).

3. Александров Н.Д. Книжечки. Эрнст фон Вальденфельс. Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм. – М.: Новое литературное обозрение [Электронный ресурс] // «Эхо Москвы»: сайт. Режим доступа: http: //echo.msk.ru/programs/books/1690492-echo/ (дата обращения: 12.03.2016).

4. Аннотация к книге Э. фон Вальденфельса Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм Вальденфельса [Электронный ресурс] // Новое литературное обозрение: сайт. Режим доступа: http: //www.nlobooks.ru/node/6460 (дата обращения: 15.03.2016).

5. Ответ Международного Центра Рерихов, направленный в газету «Neues Deutschland», на статью Сабины Нойберт «Загадочный пророк» от 20 декабря 2011 г., посвященную книге Эрнста фон Вальденфельса «Николай Рерих. Искусство, власть и оккультизм» [Электронный ресурс] // Международный Центр Рерихов: сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/protection/reviews/ICR_otzyv_Noibert.php?print=yes (дата обращения: 19.03.2016).

6. Глава из книги Эрнста фон Вальденфельса «Николай Рерих. Искусство, власть, оккультизм». Глава 1: Таинственность происхождения [Электронный ресурс] // The Art Newspaper Russia: сайт. Режим доступа: http: //www.theartnewspaper.ru/posts/2555/ (дата обращения: 21.02.2016).

7. Шапошникова Л.В. Николай Рерих – мыслитель или шпион? // Защитим имя и наследие Рерихов. Документы. Публикации в прессе. Очерки. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов, 2001. С. 497 – 502.

8. Стеценко А.В. Клевещите, клевещите, что-нибудь да останется // Защитим имя и наследие Рерихов. Документы. Публикации в прессе. Очерки. Т. 1. М.: Международный Центр Рерихов, 2001. С. 531 – 560.

9. Старовойтова О.Л. Геростраты с ноутбуком, или заметки на полях книги Эрнста фон Вальденфельса «Николай Рерих: искусство, власть и оккультизм» // Защитим имя и наследие Рерихов. Документы. Публикации в прессе. Очерки. Т. 6. М.: Международный Центр Рерихов, 2013. С. 946 – 949.

10. Андреев Л. Держава Рериха // Л. Андреев. Держава Рериха. [Сб. ст.] / Сост. Л.В. Шапошникова. М.: Международный Центр Рерихов, 2004. С. 38 – 40.

11. Гребенщиков Г. Гонец Достигающий // Держава Рериха. [Сб. ст.]. М.: Изобраз. искусство, 1993. С. 106 – 109.

12. Хелин Т. Голос эпохи // Держава Рериха. [Сб. ст.] / Сост. Л.В. Шапошникова. М.: Международный Центр Рерихов, 2004. С. 46 – 60.

13. Воронцов Ю.М. Похищение правды. Письмо президента Международного Центра Рерихов Ю.М. Воронцова по поводу статьи И. Королькова, опубликованной в еженедельнике «Московские новости» // [Электронный ресурс] // Международный Центр Рерихов: сайт. Режим доступа: http://lib.icr.su/node/2095 (дата обращения: 27.03.2016).

14. Шапошникова Л.В. В защиту имени и наследия Рерихов // В защиту имени и наследия Рерихов: Материалы междунар. науч.-обществ. конф. 2001. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2002. С. 19 – 30.

 

© 2001—2020 Международный Центр Рерихов