Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

Главная страница » Защита имени и наследия Рерихов
      рус  eng
версия для печати


Т.В.Житкова, Латвия
вице-президент Международной ассоциации писателей и публицистов,
член Союза писателей России

«ДАЙ БОГ, ЧТОБЫ ТВОЯ СТРАНА ТЕБЯ НЕ ПНУЛА САПОЖИЩЕМ…»
Общественный музей: быть или не быть?

Стихотворение «Дай Бог!», строчку из которого я поставила в заголовок, Евгений Евтушенко написал в 1990-м году. По удивительному совпадению, в том же году, С.Н.Рерих, младший сын Н.К. и Е.И. Рерихов, передал принадлежавшую ему часть наследия своих родителей в Россию, согласно их воле. Передал безвозмездно. Наследие было перевезено из Индии в Москву в ящиках, общий вес которых составлял несколько тонн. Святослав Николаевич поставил лишь одно единственное, но решающее условие: наследие должно храниться в общественном Музее имени его великого отца. Руководство страны приняло это условие. Для нужд музея Мосгорисполкомом был выделен ряд объектов, из которых С.Н.Рерих выбрал старинную городскую Усадьбу Лопухиных, памятник истории и культуры XVII-XIX-го вв. Усадьба представляла собой настоящие руины, разорение и запустение царило повсюду. Но правительство СССР дало гарантии помощи, усадьбу должны были восстановить. В таких непростых условиях небольшой коллектив во главе с известным индологом Л.В.Шапошниковой принялся за работу.

В 1991 году Советский Союз перестал существовать, обещания, данные С.Н.Рериху, не были выполнены. Государство ничем не помогло общественному Музею, напротив, рядом правительственных чиновников против него была развязана настоящая война.

Почему совпадение этих двух событий – стихотворение Евтушенко и передача наследия Рерихов в Россию – мне показалось удивительным? Да потому, что поэт, сам того не подозревая, обозначил в нем знаковые моменты в непростой судьбе общественного Музея имени Н.К.Рериха в Москве и судьбе его главного мецената.

Осенью прошлого, 2013-го, года для общественного Музея имени Н.К.Рериха наступило очередное тяжелейшее испытание: Музей перестал финансироваться. Его главный меценат, Б.И.Булочник, лишился своего бизнеса. Речь об этом пойдет ниже.

Часто спрашивают, почему же младший сын Рерихов, выдающийся художник, ученый, мыслитель, общественный деятель, не доверил наследие своих родителей какому-либо из государственных музеев? Во-первых, потому, что обещания властей, данные его старшему брату, Ю.Н.Рериху, в части создания музея имени Н.К.Рериха в СССР, выполнены не были. В то же время несколько сотен картин, переданных Юрием Рерихом на временное государственное хранение и предназначенных для создания этого музея, по сию пору пылятся в запасниках Русского музея в Санкт-Петербурге. И, конечно, эти картины давно переведены государством на постоянное хранение.

Во-вторых, у самого С.Н.Рериха к тому времени был печальный опыт общения с государственными чиновниками СССР, которые после безвременной кончины Юрия Николаевича Рериха не допустили Святослава Николаевича к его наследству, в результате чего первая часть наследия Рерихов, привезенная Ю.Н.Рерихом в Россию из Индии в 1957 году, оказалась полностью разграбленной.

Следует отметить и тот факт, что к прибывшей из Индии второй части наследия Рерихов, Святослав Николаевич присовокупил свою личную большую коллекцию, состоявшую из его картин и картин отца, всего 288 полотен, оставленных им в семидесятых годах прошлого века на попечение Министерства культуры СССР для проведения передвижных выставок. Это художественное собрание должно было составить основу коллекции общественного Музея имени Н.К.Рериха. Такова была воля младшего сына Рерихов. Но она до сих пор не выполнена, и коллекция С.Н.Рериха, находящаяся сейчас в Государственном музее народов Востока (ГМВ), Международному Центру Рерихов (МЦР) не только не передана, но поставлена на государственный учет.

Мог ли при таких условиях С.Н.Рерих доверить государству вторую, самую драгоценную часть наследия своих родителей, содержащую богатейшие архивы, редчайшие коллекции и бесценные художественные полотна? Вопрос риторический.

Правоту С.Н.Рериха, доверившего это наследие именно культурной общественности России, наглядно доказывает тот факт, что на сегодняшний день квартира Ю.Н.Рериха в Москве совершенно пуста. Нет ни большого собрания, картин Н.К.Рериха, ни многочисленных коллекций, ни редких рукописей, ни богатой библиотеки – нет ничего из того, что окружало выдающегося ученого-востоковеда, этнографа и блистательного лингвиста в его московской квартире и что было собрано Рерихами за время их уникальной Центрально-Азиатской экспедиции. В этой связи первый заместитель Генерального директора Музея имени Н.К.Рериха А.В.Стеценко заметил: «За почти 55 лет ни прокуратура, ни милиция, никто не обратил внимания на то, что культурное наследие уничтожалось» [1]. Между тем, МЦР не единожды напоминал этим структурам о бедственном состоянии вышеупомянутой части наследия Рерихов. Но Международному Центру Рерихов не давали возможности взять ее под контроль и охрану.

Попытки национализации наследия Рерихов, хранящегося в общественном музее МЦР, а также выселения МЦР из Усадьбы Лопухиных, переданной московскими властями в долгосрочную аренду, не прекращаются до сих пор. В связи с этим возникают следующие вопросы, на которые хотелось бы получить ответы. Почему частная собственность в современной России объявляется чуть ли не священной, а общественная собственность таковой быть не может? Почему до сих пор не изжиты в сфере управления культурой мнения, принадлежащие сугубо советским временам развития нашей страны и состоящие в том, что все более или менее крупные коллекции должны непременно принадлежать государству? Да и нужно ли управлять культурой, не лучшим ли выходом будет культуре помогать? Тот самый «весь цивилизованный мир», на который некоторые так любят ссылаться, в государственной собственности имеет совсем небольшой процент музеев.

Охота на мецената

Не буду описывать, какие испытания выпали за четверть века на долю сотрудников Музея и особенно его бессменного руководителя Л.В.Шапошниковой, титаническими трудами которой этот Музей создавался и защищался, и которая была приглашена на этот пост самим С.Н.Рерихом. Скажу лишь о том, что 20 лет назад, в самый критический момент, когда наследие Рерихов уже было в Москве, а Усадьба Лопухиных еще лежала в развалинах, появился человек, который абсолютно бескорыстно предложил финансовую поддержку общественному начинанию по созданию музея. Этим человеком был Борис Ильич Булочник. Благодаря его помощи, в усадьбе Лопухиных проведены археологические изыскания, отремонтировано и отреставрировано с привлечением самых современных технологий главное здание, где располагается экспозиция Музея, восстановлен флигель, теперь там функционируют творческие отделы, воссоздано Красное крыльцо XVII-го века, ставшее ее украшением. В соответствии с договором аренды, идут работы по восстановлению каретника и части флигеля, входивших в ансамбль усадьбы и разрушенных в советское время.

Борис Ильич подарил Музею более 300 картин и рисунков Рерихов, купленных на аукционах и у частных лиц. Благодаря его помощи и поддержке публикаторский отдел МЦР на основе архива Рерихов издал их эпистолярное и научно-философское наследие, каталоги, художественные альбомы, брошюры и многое другое. Ежеквартальный журнал «Культура и время» получил знак «Золотой фонд прессы». Общий тираж этих изданий достиг 700 тысяч. Широкая выставочная деятельность, как в России, так и за рубежом, могла состояться только благодаря финансовой помощи Б.И.Булочника. Всего не перечислишь.

Очевидно, что его вклад в сохранение и преумножение культурного наследия России бесценен. Чем же отблагодарила Родина Бориса Ильича Булочника, выдающегося российского мецената, помогавшего не только Международному Центру Рерихов, но и детским фондам, одаренной молодежи, ученым, художникам, студентам, путешественникам, всем тем, до кого его благодетельная рука могла дотянуться? Посмотрите на заголовок статьи. Там – вся правда. У Бориса Ильича фактически отобрали банк, председателем правления которого он был. И не просто отобрали банковскую лицензию, а целую неделю, денно и нощно нещадно поливали его имя грязью во всех СМИ. И хотя в тот же день лицензия была отозвана еще у одного российского банка, об этом практически никто не упоминал. Зато Мастер-Банк был ославлен в России и за рубежом, как чуть ли не самая главная «прачечная» страны. Тот факт, что эта информационная атака была заказной, сомнений не вызывает. Но возникает множество вопросов.

Почему Центробанк России выдвинул заведомо невыполнимые требования к Мастер-Банку, дав на их исполнение всего лишь сутки? Почему лицензия была отозвана в день, когда должно было состояться очередное судебное заседание по иску Мастер-Банка к Банку России? Почему по жалобе адвоката Г.Г.Красюкова [2], которая была направлена министру внутренних дел В.А.Колокольцеву еще в 2012 году, не были приняты надлежащие меры? В ней адвокат подробно описывает факты нарушения законности и преследования председателя правления Мастер-Банка Б.И.Булочника неизвестными лицами, в чем непосредственное участие принимала следственная группа, возглавляемая следователем по особо важным делам Управления по расследованию организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД С.А.Капустиным.

Адвокат указывает, что никто в Мастер-Банке, включая руководителя, не знал, кто возбудил уголовные дела, когда, по какой причине и против кого. Он приводит примеры беззаконий, совершенных 14 марта 2012 года следственной группой во главе с Кусакиной (нарушен целый ряд статей УПК РФ), когда люди в масках и с автоматами разбивали кувалдами стекла в окнах банка, ломали двери (эту картинку телеканал «Россия» выдавал за происходившее 20 ноября 2013 года, в день отзыва у банка лицензии), оказывали физическое воздействие на некоторых сотрудников; когда следователь и полицейские не допускали адвокатов и всячески препятствовали выполнению их обязанностей, отказывались предъявить постановление на обыск, проникали в помещения банка без понятых и сотрудников банка, производили выемку документов, составлявших банковскую тайну, без участия сотрудников банка, адвокатов и т.д.

Не сложно предположить, почему фамилии сотрудников полиции, принимавших участие в обыске, не были указаны в протоколе обыска, что само по себе тоже является нарушением законности.

Адвокат обратил внимание министра внутренних дел на то, что следствие находится в начальной стадии, что не существует никаких выявленных фактов преступной деятельности в Мастер-Банке, но, тем не менее, ГУЭБ и ПК интенсивно распространяют информацию в СМИ о наличии в этом банке преступной группы и называют суммы ущерба: 16-го марта это было 100 миллионов рублей. 17-го марта уже 20-25 миллионов, а 16-го июля – более 2 миллиардов (газета «Коммерсантъ»).

В июле 2012 года сценарий обыска в Мастер-Банке был повторен в доме Булочников: тот же беспредел, те же люди в масках и с автоматами, то же пренебрежение к элементарной законности, то же устрашение. Сильное давление было оказано и на сотрудников Мастер-Банка, от которых с угрозами требовали фактически оговорить своего непосредственного руководителя. Их репутация тоже была замарана в СМИ. После таких «promotion» многие люди окончательно потеряли веру в справедливость и доверие к тому, что у нас говорят с экранов телевизоров и пишут в газетах.

По оценкам экспертов, в результате отзыва лицензии у Мастер-Банка пострадало более трех миллионов человек и порядка 300 организаций. Как же так получается, что под вывеской заботы о правах вкладчиков, этих самых вкладчиков лишают честно заработанных денег? Почему, когда выгодно, на закон можно закрыть глаза, а в другом случае, тоже, когда выгодно, посмотреть на него глазами широко открытыми? Почему закон в финансовой сфере применяется так бездушно, без учета действительных социальных рисков и без учета общественной значимости руководителя банка? Кому было выгодно опорочить деловую репутацию Б.И.Булочника и помешать ему и впредь оказывать помощь российской науке и культуре? Почему государство до сих пор не оценило его подвижничество и не воздало ему должное как крупному российскому меценату, но зато с завидной легкостью «пнуло сапожищем» и выставило в качестве примера борьбы с незаконным отмыванием «черного нала» и даже борьбы с терроризмом? До сих пор не предоставлено ни одного доказательства его вины. Неужели судьба человека, большой личности, и судьба уникального общественного Музея имени Н.К.Рериха, для которого он так много сделал и который составляет славу Государству Российскому, так мало стоят в глазах некоторых чиновников, оставивших своим непродуманным (или как раз хорошо продуманным?) решением об отзыве лицензии у Мастер-Банка, общественный музей без средств к существованию? Или в этом все же есть определенная интрига, как считают многие, направленная как раз против МЦР и его Музея?

Культура как испытание

Дефицит культуры, отсутствие заботы о культуре, непонимание ее глубокого смысла и особой значимости в жизни народов той или иной страны приводят к торжеству грубой силы и устрашения – орудиям невежества. Великая страна разбрасывается наследием Рерихов, имеющим планетарно-эволюционное значение и способствующим формированию благоприятных условий для развития науки, философии, нравственности, всего того, что содействует росту духовного потенциала нации.

Посмотрите на маленькие страны, сколь бережно они охраняют каждый росток своей культурной самобытности, как хранят свои национальные традиции, песни, танцы, как гордятся своими писателями и художниками, учеными и героями, как охраняют культурное наследие. Что мы, русские, можем этому противопоставить? Мы, по чьей родине прокатилось столько чудовищных разрушений через весь двадцатый век? Мы, чье культурное наследие во многом либо разграблено и уничтожено, либо осмеяно и оболгано? Если Россия столь пренебрежительно относится к остаткам своего великого наследия, боюсь, что довольно скоро не найдется почти ничего. Настоящая культура погибнет под валом так называемого социального, или массового, искусства, лишенного и вкуса, и стиля, и красоты.

Симптоматично в этой связи высказывание президента ГМИИ имени А.С.Пушкина И.А.Антоновой: «Не исключено, что искусство как вид деятельности вообще закончилось – сказало свое слово и ушло» [3]. Звучит как приговор всему человечеству. Но так ли это? Если отталкиваться от постмодернизма с его идеологией хаоса и анархии, то, конечно, да, идти дальше некуда, сердцу нечем дышать, ибо перекрываются потоки духовной энергии, исходящие из прекрасных образцов материального и нематериального наследия, напитанных творческим духом выдающихся творцов прошлого и настоящего. Но искусство живо, искусство вечно, пока в его основе лежит красота, в которой претворены космос земной и космос небесный.

Международный Центр Рерихов и его общественный Музей сегодня – это уникальная общественная организация, обладающая самой крупной коллекцией картин и рисунков Рерихов в мире (их более 900), богатейшим архивом, редкими собраниями произведений восточного искусства, охватывающими период с 1-2 тысячелетия до н.э. по ХХ-ый век; фамильным фондом и библиотекой Рерихов, большим живописным собранием современных художников и скульпторов (более 500) и так далее. МЦР стоит на передовых позициях изучения проблем космического мышления в мире, здесь формируется новая школа рериховедения, работает научная библиотека, проводятся научные конференции и семинары, есть свой лекторий, ведется активная выставочная деятельность, продолжается многолетняя традиция музыкальных вечеров. Важно отметить и то, что Международный Центр Рерихов является членом ряда авторитетных международных организаций, таких, как Департамент общественной информации ООН, Международный совет музеев, Europa Nostra и других. Коллектив МЦР и его руководитель, Генеральный директор Музея имени Н.К.Рериха, академик Л.В.Шапошникова, были отмечены российскими и международными наградами за работу по сохранению культурного наследия.

В 2012 году МЦР совместно с Международным Комитетом по сохранению наследия Рерихов инициировал ряд крупных международных проектов, которые уже начали осуществляться. Успешно открылся в апреле 2012 года в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже выставочный проект «Пакт Рериха. История и современность». В своем приветствии Генеральный директор ЮНЕСКО госпожа Ирина Бокова подчеркнула: «Выставка воздает должное великому русскому деятелю, разносторонней и необычайно одаренной личности. Н.К.Рерих оставил заметный след в истории не только благодаря своему искусству, но и неугасимой вере в необходимость защиты мирового культурного наследия. Эта выставка – дань силе влияния его идеи. Самое главное, Николай Константинович сумел претворить эту идею в жизнь» [4].

Проект также успешно продолжился в 2013-м году в странах Латинской Америки и Европы и рассчитан до 2015 года. В работе еще один крупный проект по созданию в усадьбе Рерихов в Индии Мемориального музейного комплекса и возобновлению деятельности Гималайского института научных исследований «Урусвати» (Индия, штат Химачал Прадеш, Кулу), о чем МЦР заключил с индийской стороной соответствующее соглашение.

На прошедшей в середине января 2014-го года в Международном Центре Рерихов пресс-конференции, организованной для российских и иностранных журналистов, А.В.Стеценко обрисовал труднейшую финансовую ситуацию, в которой оказался МЦР и его Музей после того, как помощь со стороны главного мецената не смогла поступать по известным причинам. Только благодаря поддержке российской и зарубежной общественности были собраны средства, которые позволили покрыть расходы по нуждам Музея и его коллектива. Александр Витальевич поблагодарил всех, кто в столь трудную минуту оказал Музею финансовую помощь. Но даже такой поддержки не хватит на содержание всего Музея, а тем более на реализацию его культурно-просветительской и научной деятельности.

Еще в 2006 году Международному Центру Рерихов московским правительством была обещана поддержка. Заместитель мэра Москвы Л.И.Шевцова отмечала, что Музей имени Н.К.Рериха является одним из самых добросовестных пользователей по содержанию и сохранению культурного наследия и потому заслуживает передачи усадьбы Лопухиных в безвозмездное пользование. К большому сожалению и этот вопрос не решен. Также А.В.Стеценко обратил внимание журналистов на то, что общественным музеям необходима помощь бизнес-сообщества, необходимо понимание важности оказания помощи культуре, понимание того, что мир на Земле установится только через культуру, как о том писал Н.К.Рерих. Но, к сожалению, бизнесмены не спешат помочь Музею…

Странно, но факт, министр культуры РФ В.Р.Мединский никак не реагирует на просьбы руководства МЦР о помощи. К тому же, министерство всячески препятствует исполнению Завещания С.Н.Рериха в отношении возврата в общественный музей картин из коллекции С.Н.Рериха, находящейся в настоящее время в ГМВ. Более того, как стало известно из некоторых источников, этот министр считает необходимым национализацию наследия Рерихов, хранящегося в общественном музее. Государство препятствует также вступлению МЦР в права наследования имущества С.Н.Рериха и в который уже раз оспаривает решение суда по этому вопросу. Молчит и мэрия Москвы. Никак не реагирует на обращения и Президент России, объявивший 2014-ый год Годом культуры. Это тем более странно, что для спасения усадьбы Рахманинова в Швейцарии и поручение Президента было, и спонсора нашли, да вот незадача – наследники против. Они хотят все продать, а вырученное поделить. Вместе с тем, в центре Москвы, в пяти шагах от Кремля, гибнет Музей в буквальном смысле с бесценными экспонатами, хранящий наследие не менее великого сына России, Н.К.Рериха. Немалые деньги у государства нашлись даже для семи некоммерческих организаций, участвующих в развитии институтов гражданского общества. В чем же причина такого повального безразличия к судьбе общественного Музея, имеющего мировое значение? Возможно, очень скоро мы получим ответ на этот вопрос.

Ситуация в общественном Музее имени Н.К.Рериха в Москве остается тревожной и ему нужна реальная помощь и реальная поддержка [5]. Президент Международного Комитета по сохранению наследия Рерихов А.П.Лосюков, известный дипломат, на пресс-конференции высказал свое видение происходящего: «Я с тяжелым сердцем и огорчением слежу за проблемами, с которыми сталкивается Музей. Я думаю, что за последние десятилетия уровень культуры в нашей стране резко упал. <…> Культура – это широчайшее понятие, которое позволяет нам совершенно по-другому построить нашу жизнь. Культура – это понятие, пересекающее этнические, конфессиональные и другие границы. И если бы мы эту культуру поднимали, я уверен, что наша страна жила бы тоже по-другому. Мы постоянно ищем свою национальную идею. Мы должны сделать Культуру нашей национальной идеей. У нас есть прекрасное прошлое, на котором мы можем базировать эту работу. <…> Но если мы не будем заботиться в настоящем о нашем прошлом, о котором рассказывают музеи не только частные, но и общественные, и государственные, то мы не будем иметь и будущего» [6].

Невозможно с этим не согласиться. Тем более, что наследие Рерихов относится к тем редчайшим явлениям культуры, которые содержат в себе мощный импульс, энергии которого хватит на тысячелетия. А сейчас наш хрупкий и мало доброжелательный мир проходит испытание восприятием культуры, как о том писал великий русский художник и мудрец Н.К.Рерих. «Всему миру приходит трудное испытание, – предупреждал он. – После средневековых испытаний огнем, водой и железом предстоит испытание восприятием культуры, но если сила духа возносила людей против огня и железа, то та же сила вознесет их на ступени знания и красоты. Но это испытание труднее древних искусств» [7, с. 98]. Труднее. И мы это видим не только на примере МЦР, но и на примере современной общественной жизни.

2014-ый год является юбилейным сразу для трех членов великой семьи Рерихов: Николая Константиновича, Елены Ивановны и Святослава Николаевича. Он по праву мог бы стать не только годом Культуры, но и годом Рерихов, посвятивших служению ей всю свою жизнь. И он покажет, нужны ли России общественные музеи, будет ли и дальше Министерство культуры делить музейное сообщество на своих и чужих, на тех, кому надо помогать, а кому не обязательно. Будет ли принят жизненно необходимый закон о меценатах, имеющих возможность помогать не только государственным музеям, как прописано в проекте этого закона, но и всем, кто в их помощи нуждается.

К тому же, Конституция РФ содержит положение о признании и защите различных форм собственности, а Закон РФ об общественных объединениях ясно говорит о том, что «государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказывает поддержку их деятельности, законодательно регулирует предоставление им налоговых и иных льгот и преимуществ». Следовательно, игнорирование внезапно проявившейся проблемы с финансированием общественного Музея имени Н.К.Рериха в Москве, возникшей, кстати, при прямом участии государства, означает нарушение этого закона.

Думается, что Министерству культуры РФ следовало бы перестать вводить в заблуждение высшее руководство страны утверждениями о страшной опасности, грозящей наследию Рерихов, хранимому в стенах общественного Музея. За четверть века в нем не утерян и не поврежден ни один экспонат. Более того, их количество увеличилось в несколько раз. Могут ли государственные музеи, даже самые лучшие, похвастаться тем же? Ответ очевиден: нет, не могут. У всех на слуху кражи из Эрмитажа и других музеев.

Общественное сознание проснулось, и им все труднее и труднее манипулировать. Хочется надеяться, что в самое ближайшее время вопрос о помощи МЦР и его Музею будет решен положительно. И в Москве, в усадьбе Лопухиных, будет, как и прежде, напряженно биться сердце уникального организма – общественного Музея имени великого сына великой страны – Николая Константиновича Рериха.

Примечания

1. Из выступления на пресс-конференции «Год Культуры: нужен ли России общественный Музей имени Н.К. Рериха?» в Международном Центре Рерихов 14 января 2014 г.

2. Сканкопию жалобы адвоката Г.Г.Красюкова см. в приложении к Заявлению МОО «Международный Центр Рерихов» по поводу обвинений в адрес Бориса Ильича Булочника, председателя правления Мастер-Банка, мецената общественного музея имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов (МЦР) [Электронный ресурс] // Международный Центр Рерихов: сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=2861#advokat (дата обращения: 09.03.2014).

3. Андреева О. Жду зеленых листочков [Электронный ресурс] // Русский репортер. 2014. № 9 (337): сайт. Режим доступа: http://expert.ru/russian_reporter/2014/09/zhdu-zelenyih-listochkov/ (дата обращения: 09.03.2014).

4. Приветствие Генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой к открытию выставки «Пакт Рериха. История и современность» [Электронный ресурс] // Международный Центр Рерихов: сайт. Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/Bokova.php?sphrase_id=10957 (дата обращения: 09.03.2014).

5. Петицию в адрес президента РФ в защиту общественного Музея имени Н.К.Рериха можно подписать здесь: https://www.change.org/roerichmuseum

Реквизиты для оказания финансовой поддержки (на русском и английском языках): http://www.icr.su/rus/contacts/accounts.php

6. Из выступления на пресс-конференции «Год Культуры: нужен ли России общественный Музей имени Н.К. Рериха?» в Международном Центре Рерихов 14 января 2014 г.

7. Рерих Н.К. Адамант // Об искусстве: Сб.ст. М.: МЦР, Мастер-Банк, 2005.