Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

Главная страница » Защита имени и наследия Рерихов » В защиту исполнителя Завещания С.Н. Рериха
      рус  eng
версия для печати

И.Ю. Дьяченко,
кандидат культурологии, старший научный сотрудник ОНЦ КМ Международного Центра Рерихов

«Никакая клевета не повлияет на следствие эволюции»[1]

(ответ на статью А.И. Кузнецова в журнале Института Наследия)

В № 3 (10) 2017 г. электронного журнала Института Наследия появилась статья А.И. Кузнецова «”Живая Этика” в интерпретации Л.В. Шапошниковой» [2]. Хотелось бы оговориться сразу, что публикация А.И. Кузнецова не носит научного характера, хотя и представлена в рецензируемом издании. Сам автор называет свою публикацию «обзором», и это не случайно, поскольку в таком случае он не обязан проводить серьезный и глубокий анализ того, о чем пишет. Тем не менее, на основании этого материала он выносит суждения с далеко идущими последствиями, поскольку клевещет на труды Елены Ивановны Рерих как создателя учения Живой Этики, клевещет на труды и деятельность Л.В. Шапошниковой, которая является ведущим исследователем творческого наследия семьи Рерихов последних десятилетий, обвиняет созданный Л.В. Шапошниковой Международный Центр Рерихов и поддерживающие его организации в конфронтации с государством и т.д. Все это написано с неубедительной аргументацией, нелепыми рассуждениями, интеллектуальными спекуляциями, бездоказательностью по отношению к такой важной и ответственной теме в мировой культуре, как наследие семьи Рерихов. Еще одна важная составляющая ненаучности рассматриваемой публикации – нетерпимость и предвзятость, а также отсутствие доброжелательности. В материале А.И. Кузнецова четко видна направленность на дискредитацию любыми способами наших выдающихся соотечественников – Рерихов и Л.В. Шапошниковой, желание приписать Живой Этике «религиозный» характер, а деятельность Международного Центра Рерихов квалифицировать как «сектантскую». Рассматривая в целом написанное А.И. Кузнецовым, следует сказать, что точка зрения автора, работающего в светском учреждении и позиционирующего свои высказывания с наукой, выглядит недопустимой в отношении другой светской организации, ведущей культурно-просветительскую деятельность – Международного Центра Рерихов, – с точки зрения отношений в гражданском (правовом) обществе. А.И. Кузнецов в своем «обзоре» без стеснения открыто выражает и, по сути, навязывает читателю даже не свою позицию как представителя научного института, а позицию церкви, которая в нашей стране, как всем известно, отделена от государства, согласно Конституции РФ (ст.14, п.1: «Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»). Так, по всем признакам складывается впечатление, что статья носит «заказной» характер.

По «правилам» жанра автор не удосужился вникнуть в существо дела ни в отношении самих Рерихов, ни Л.В. Шапошниковой, ни тем более в отношении мировоззренческих аспектов Живой Этики. Комментировать все нелепые рассуждения автора статьи не имеет смысла, поскольку он не исследователь рериховского наследия, а дилетант, у которого нет к этому наследию никакого интереса, а тем более – достойных статей, которые открывали бы новые страницы в изучении жизни и деятельности семьи Рерихов. Странно видеть подобный материал, в котором просто «сводятся счеты» с известным ученым нашего времени в рецензируемом издании уважаемого института. Такого рода публикации достойны, пожалуй, «желтой» прессы, не утруждающей себя вопросом, а так ли все на самом деле, как описывает автор? В данном случае, следует обратить внимание на некоторые доводы автора, чтобы и все остальные могли быть подвергнуты сомнению.

О Людмиле Васильевне Шапошниковой

Прежде всего, в статье А.И. Кузнецова ничего не сказано о самой Людмиле Васильевне Шапошниковой как ученом, а упомянуты только названия ее кандидатской диссертации и докторской (?), сведения о которой не подкреплены никакими доводами. Совершенно не создается образа человека, который много лет занимался изучением наследия семьи Рерихов. Однако, ничем не смущаясь, автор статьи приписывает Л.В. Шапошниковой «амбиции» и «честолюбие» из-за незащищенности ее несуществующей работы. Вскользь сказано о ее «научно-педагогической работе» и «большой общественной нагрузке», которую она в те годы вела. Почему же ничего не сказано? Видимо, здесь нéчего сказать плохого.

На самом деле Л.В. Шапошникова, получив основательную подготовку на восточном отделении исторического факультета МГУ (1950), окончила аспирантуру (1954), работала на кафедре истории Индии, затем была переведена в Институт стран Азии и Африки, где работала старшим преподавателем на кафедре истории Индии. За эти годы она прошла стажировку в Хайдерабадском университете (1957‑59), преподавала русский язык в Мадрасском университете (1963‑65), работала в Мадрасском отделении Представительства Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами (1970‑72). Л.В. Шапошникова обладала ценным качеством для любого ученого – неутомимостью позитивного действия, которое проявляло себя в преподавании советским студентам материала по истории Индии, писании книг, путешествиях, исследовании культур и истории народов Востока, причем все это она делала не поверхностно, а качественно, с большой самоотдачей. Автор статьи просто не знает, что в Индии, когда Людмила Васильевна преподавала русский язык своим индийским студентам, она создала для них и вместе с ними Пушкинский клуб, чтобы они лучше знали и ценили русскую культуру, и это прекрасно ее характеризует, к тому же она уже тогда проявляла себя и прекрасным организатором, и педагогом. Но, самое главное, что она была истинным человеком науки, очень увлеченным Индией, ее древней культурой, поэтому она смогла оставить у индийцев добрую память о себе и своей стране, авторитет которой в глазах индийцев она еще более подняла.

Работая в Индии, Л.В. Шапошникова находила возможность путешествовать к племенам, которые ее давно интересовали как историка и этнографа. К тому же она, по ее признанию, в те далекие годы уже размышляла над идеей Н.К. Рериха о едином истоке русской и индийской культур, что впоследствии найдет свое развитие в ее трудах. Она тогда оказалась первым советским ученым, который на месте занялся изучением дравидийских племен. Зная местные языки, она без препятствий могла изучать организацию родовой общины, постигала особенности материальной и духовной культуры, мироощущение людей, предки которых создавали великие цивилизации в долине Инда – Мохенджо-Даро и Хараппа. Книги Шапошниковой «Таинственные племена на Голубых горах», «Мы – курги», «Австралоиды живут в Индии», «По Южной Индии», «Дороги джунглей», за которые она получила международную премию имени Д. Неру, со дня выхода их в свет становились библиографической редкостью (и сейчас тоже), поскольку в них происходило прикосновение к первоисточнику знаний об индийской культуре, передавался опыт непосредственного общения современного ученого с представителями племен, которые жили в традициях еще каменного века. Эти простые люди не хотели расставаться с Людмилой Васильевной, сложили о ней песню и просили о них написать. И в своих трудах она выполнила их просьбу, развеивая привычные представления о дикости и примитивности древних людей. И вслед за Рерихом, который пришел к этому убеждению через раскопки и изучение множества артефактов, Л.В. Шапошникова напрямую свидетельствовала о том, что простота их жизненного уклада не повлияла на богатство внутреннего мира, глубинное познание окружающей действительности и открытость сердец, а огонь их творческого духа и сегодня дает о себе знать в укладе жизни современных индийцев, почитании ими древних традиций, знаний и культуры. Ее книги об Индии – это дальнейшее развитие традиций русской индологии, укрепление сердечной дружбы с индийским народом, как справедливо написал об этом писатель Н.С. Тихонов в предисловии к книге Л.В. Шапошниковой «Мы – курги» (1978) [3].

Этот первоначальный этап жизни и деятельности Л.В. Шапошниковой сыграл огромную роль в ее становлении как ученого и мыслителя. Продолжая путешествовать по Индии в те же годы, она встречалась со многими отшельниками, мудрецами и философами, и в этом были также, по ее признанию, поиски самой себя, своего дальнейшего научного направления и того, что человеку вообще нужно на этой земле. Многое она открывала для себя в индийской философии, находила ответы на вечные вопросы бытия и смысла жизни. И именно тогда в Индии начиналось ее собственное «великое путешествие», которое в итоге привело к Рериху и уже навсегда связало ее имя с именем великой семьи.

Автор статьи не нашел ничего лучшего для обоснования выбора Л.В. Шапошниковой рериховской темы, как ее выход на пенсию в 1985 г. Ей было тогда почти 60 лет, но новый жизненный этап для нее начался не в этот год, как утверждает А.И. Кузнецов в силу своего незнания, а намного раньше, о чем он не подозревает. На самом деле еще в 1968 году Людмила Васильевна встретилась в Индии со Святославом Рерихом, последним представителем великой семьи. И для них обоих эта встреча стала судьбоносной. Святослав Николаевич каким-то непостижимым образом ждал ее, о чем и сказал ей при первой встрече, а Людмила Васильевна была к тому времени готова принять «рериховскую» тему в силу своей научной подготовленности, знаний и опыта. И этого ее опыта было для Святослава Николаевича достаточно, чтобы она могла выполнить возложенную на нее миссию, когда он задумал создание Центра-Музея имени Н.К. Рериха на родине, передачу для этого ей (как доверенной) находящуюся в его руках часть семейного наследия для его сохранения, изучения и популяризации заложенных в творчестве Рерихов идей.

У А.И. Кузнецова ничего не сказано об отношениях С.Н. Рериха и Л.В. Шапошниковой как Учителя и ученика, о том, какое влияние оказал Святослав Рерих на мировоззрение своей ученицы и сподвижницы. К 1989 г. они уже сотрудничали более 20 лет, и за эти годы Людмила Васильевна как историк, этнограф и исследователь культуры Центральной Азии сделала огромный вклад в науку, так как сумела повторить маршрут Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха (1923–28 гг.), за исключением его тибетской части, опубликовала свои этнографические и географические наблюдения, которые имеют ценнейшее значение для мировой науки. По приглашению С.Н. Рериха она приезжала в Кулу, в дом Рерихов в Индии, где они много времени общались на философские темы. Фраза из статьи А.И. Кузнецова: «К моменту приезда С.Н. Рериха в Москву в 1989 году для создания музея своего отца Л.В. Шапошникова имела все основания для начала карьеры на поприще общественной организации, связанной с Индией» в силу указанных выше причин является несостоятельной.

В Советский Фонд Рерихов Людмила Васильевна вошла, потому что таковым было желание С.Н. Рериха как дарителя наследия своей семьи, который предложил ей возглавить создаваемый Музей имени его отца, Н.К. Рериха. Святослав Николаевич инициировал и переименование Советского Фонда Рерихов в Международный Центр Рерихов, о чем свидетельствует документ, подписанный им 22 октября 1992 г. [4]. Правопреемство МЦР подтверждалось судами в разные годы, в последний раз в 2011 году.

Л.В. Шапошникова была первым вице-президентом Международного Центра Рерихов и Генеральным директором Музея имени Н.К. Рериха, и ее действительно особая заслуга состоит в создании этой организации общественного типа (по желанию С.Н. Рериха), которая стала развивать культурно-просветительскую и научную деятельность. За четверть века Центр-Музей стал организацией, где была развернута масштабная культурная работа: проходили стационарные и передвижные выставки по всей стране и за рубежом, на которых посетители могли видеть подлинники картин Николая и Святослава Рерихов; была создана музейная экспозиция, в которой были отражены основные вехи жизненного и творческого пути Рерихов; проходили лекции, научные семинары и конференции, главной темой которых было исследование рериховского наследия и на которых присутствовали ученые, представляющие РАН, РАО, РАЕН, РАКЦ и др., а также деятели культуры и искусства разных стран; были организованы концерты классической музыки при участии ведущих отечественных и зарубежных исполнителей, лауреатов международных конкурсов пианистов, вокалистов и т.д. Все эти факты говорят о том, что Л.В. Шапошникова с честью выполнила доверенное ей: она не только сохранила переданное ей С.Н. Рерихом наследие семьи, но и приумножила его, занимаясь комплектованием музейных фондов; она не только подняла изучение рериховского наследия на новую высоту, но и создала школу научных исследований в рериховедении; она не только познакомила соотечественников с идеями Н.К. Рериха по сохранению культурного наследия (Пакт Рериха), но и продолжила это великое дело, начатое Николаем Константиновичем и его семьей еще в 1930‑е гг., и в общероссийском, и в мировом масштабе. Во всем этом ее огромная заслуга перед Россией, для которой ею был открыт путь в будущее, связанный с культурой, и именно культуру Л.В. Шапошникова предложила утвердить как национальную идею. Вклад Людмилы Васильевны в науку и научное познание был высоко оценен деятелями науки, искусства и государства.

О Елене Ивановне Рерих и Живой Этике

Известно, что мировоззренческой основой всего наследия семьи Рерихов является философия Живой Этики, ее идеи, отражающие закономерности процесса всемирной эволюции, в которой участвуют человек и космос. В этом мировом процессе человеку отведена важная роль, связанная с творческим развитием его личности. Сама по себе тема эволюционного восхождения человечества не нова, но в Живой Этике она зазвучала по-новому, с учетом тех достижений в науке, искусстве, философской мысли, которые были достигнуты в ХХ веке.

Переходя к данной теме, следует обратить внимание на несколько положений, которые в статье А.И. Кузнецова искажены, а потому недостоверны. Прежде всего это касается Елены Ивановны Рерих, создателя книг учения Живой Этики, о которой автор статьи если и упоминает, то только в контексте некоей ее психической «болезни». При этом автор ссылается на свидетельство д-ра А.Ф. Яловенко, который проживал некоторое время с семьей Рерихов в Кулу (Индия), но не был специалистом по «нервным» болезням, которые он приписал Е.И. Рерих. Мнение Яловенко опровергается наблюдениями другого врача, который специализировался именно на «нервных» болезнях, – К.Н. Рябинина, прошедшего с Рерихами важный участок маршрута их Центрально-Азиатской экспедиции в Монголии и Тибете (1927–28 гг.) и писавшего о Е.И. Рерих совсем иначе. Об этом свидетельствуют его дневники [5]. В данном случае автор статьи А.И. Кузнецов, намеренно умаляя роль Е.И. Рерих в создании Живой Этики, создавая ее отрицательный образ, желает посеять недоверие и к самому ее труду, а затем и к его интерпретации.

На самом деле роль Е.И. Рерих в создании уникальных по своей тематике книг Живой Этики является фундаментальной. Во-первых, потому что Елена Ивановна обладала соответствующими знаниями для создания такого титанического труда. Еще с юности она проявляла интерес к философии, изучала философию западную и восточную, интересовалась ею и в дальнейшем и прекрасно в ней разбиралась. Этот интерес к философии разных стран и народов был связан у Елены Ивановны со стремлением к познанию глубин человеческого бытия, самой природы человека и его возможностей, к познанию мира, в котором человек живет. Во-вторых, Елена Ивановна была человеком искусства, владела многими языками и проявила себя одаренным мыслителем, но поверх всех ее творческих способностей и замечательных человеческих качеств ей была свойственна высокая духовность, которая определяется наличием синтеза мышления, опирается на глубокое понимание высшего начала жизни и является основой человеческой культуры.

В своей статье А.И. Кузнецов упоминает о «записях» и «дневниках» Елены Ивановны Рерих, которые составили учение Живой Этики, но, как он считает, они «не оформлены ею в завершенную концепцию». Это не соответствует действительности. На самом деле книги Живой Этики, которые готовила к изданию Е.И. Рерих на основе своих дневниковых записей, начали выходить в свет уже в 1924 году, причем не только на русском языке, но и на европейских языках. И те огромные знания, которые Елена Ивановна приобрела в процессе создания этих книг, были изложены ею системно, концептуально и с использованием определенной методологии. Данная методология позволяет рассматривать все происходящее на земле с точки зрения закономерностей всемирного эволюционного процесса, охватывающего весь космос и все его элементы, включая планету Земля и человека, которые взаимодействуют между собой. Антропный принцип в этом находит свое дальнейшее развитие: сознание человека, объемлющее мироздание, поиск им Истины находится в прямой зависимости от нравственности человека, развития духовной составляющей его природы (т.е. чувства сердечности, развития возвышенного мышления, дружелюбия, сотрудничества и пр.). В этом состоит уникальность Живой Этики (название Агни Йога – для европейского читателя) как философской системы знаний, поскольку ни одно прежнее философское учение, дававшееся миру, не имело подобного подхода. Термин «йога», если обратить внимание на другое название, относится к системе древнеиндийской философии.

Так, Живая Этика является универсальным кладезем знаний («Учение знания» по терминологии Живой Этики), обнаруживает их единый источник, из которого могут черпать свое вдохновение и философская мысль, и научная, и религиозная. В силу своей специфики Живая Этика не может быть религией, как ее хотят представить, поскольку она ставит изучение религиозного опыта разных народов, в котором находит много общего, на научную основу, а эта основа формируется на глубоко осмысленной и сознательной этике. Исходя из своей универсальности, систему познания Живой Этики характеризует синтез разных способов познания действительности – научных (эмпирических) и вненаучных (связанных с внутренним миром человека), получивших свое подтверждение в научных открытиях разных лет.

Живая Этика есть учение, обращенное к человеку, открывающее ему в новой форме и на современном языке древние истины об окружающей его реальности, дающее ему новое осмысление своей миссии на Земле. Никакие известные человечеству заповеди блага, принесенные в мир Буддой, Христом и многими выдающимися подвижниками, реформаторами, святыми, не расходятся с теми, которые встречаются в Живой Этике. В ней утверждается, что, только следуя путем добра, знания, труда, творчества, любви к ближнему и дальнему, человек может облагородить свою человеческую природу и подняться на следующую ступень своего эволюционного развития. Этот путь человек должен пройти осознанно, прикладывая личные усилия к преодолению возникающих препятствий. Живая Этика, в отличие от всех существующих философских и религиозных учений, а также и многообразных духовных движений, рассматривает культуру как основу человеческого бытия, дает оригинальное определение культуры и утверждает, что только на основе культуры возможно сотрудничество между народами и их взаимопонимание. «Не может быть международного соглашения и взаимного понимания без Культуры» [6]. Живая Этика полна гуманизма, она возвышает человека, его мысль и сознание, открывает для него новые возможности в творческих исканиях и нравственном совершенствовании, дает великую надежду на будущее. Она полностью оправдывает свое название – «Этика», которое направляет человека к созидательному действию в жизни каждого дня, поэтому она «Живая».

А.И. Кузнецов считает, что «в основе системы идей “Агни-Йоги” лежит теософская концепция беспредельной и бесконечной Вселенной, проявляющейся в повторяющихся циклах создания и распада материальных форм». Автор здесь делает акцент на слово «теософская», как на нечто ему непонятное и чуждое, что должно наложить тень и на Живую Этику. Однако, заглядывая в глубь веков, можно отметить, что уже в древних Ведах говорилось о космических ритмах, чередовании циклов созидания и разрушения, когда организованный космос возвращается к первоначальному хаосу, и затем процесс созидания повторяется вновь. Эти знания впоследствии восприняла древнегреческая философия (вспомним Гераклита с его незабвенным образом Огня как главной стихийной силы космоса), а затем и другие философские школы. Теософия в XIX веке синтезировала эти знания, описывая процесс космогенезиса. Известные ученые К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский и др. развивали эти положения в своих трудах. Более того, Чижевский поставил перед будущей наукой проблему – выяснить, откуда исходят эти ритмы? Что является их причиной? Живая Этика дает ответ и на этот и на многие другие вопросы, бесконечно расширяя научное познание.

Попытка поставить под сомнение положения Живой Этики, которые открывают древность знаний о космосе, означает, что автор не учитывает того, что космические процессы в отношении Земли давно интересовали пытливый ум человека, который накапливал об этом свои суждения. Сегодня эти процессы изучает наука космология как отдельное направление в астрономии, а также ряд направлений в геофизике (геомагнетизм, аэрономия и др.). Наиболее подробно о взаимодействии Земли и космоса можно узнать из наследия мировой философской и научной мысли, трудов М.В. Ломоносова, А. Гумбольдта, наиболее близких нам по времени А.Л. Чижевского («Физические факторы исторического процесса», «Земное эхо солнечных бурь» и др.), В.И. Вернадского («Философские мысли натуралиста»), К.Э. Циолковского («Воля Вселенной», «Космическая философия» и др.) и других, мысль которых выходила далеко за границы Земли и была синтетична. Сегодня на международном уровне обсуждаются проблемы единства судеб Земли и космоса, что созвучно идеям Живой Этики [7].

Что важно сегодня для развития науки? Для расширения сферы научного познания? Представление о жизни космоса, его беспредельной эволюции, иерархической структуре, законах, по которым развивается вся эта система: от низших форм жизни к самым высшим, определяя человеку его ступень в сложнейшем процессе космической эволюции. Космос одухотворен и разумен, это живое пространство, в котором уравновешиваются мириады жизненных форм с неисчислимыми уровнями сознаний. В нем существуют и Те, кто достиг более высоких духовных ступеней в своем развитии по сравнению с человеком. Их называют Учителями человечества (или «Иерархией Служения», «Иерархией Знания», «Иерархией Света», согласно терминологии Живой Этики). В земной истории, в традициях разных народов и времен они известны как выдающиеся подвижники и святые, культурные герои, основатели философских систем и этических учений, религиозные наставники, гении науки, искусства и культуры. Отличительное качество всех этих Индивидуальностей, известных и неизвестных нам, – синтез как особенность высокого сознания и мышления, что достигается гармонией знания и чувства, интеллекта и духовности. Синтез позволяет выявить истинную суть предмета (или явления), увидеть целое, осмысление которого дополняют составляющие его части, в свою очередь, их понимание может происходить лишь в свете этого целого. Понятие «космического синтеза» требует отдельного изучения. Деятельность Учителей человечества, владеющих синтезом и проявляющих его в своей культурно-духовной деятельности, играет основополагающую роль в эволюционном процессе. Исходя из вышесказанного, выглядит нелепой и непродуманной фраза А.И. Кузнецова: «Учителя передают свои знания с помощью неких “Иерархов”. К таковым причисляются люди, которые входили в близкий круг семьи Рерихов, а также знавшие членов семьи Рерихов. Поэтому к “Иерархам” можно относить и Л.В. Шапошникову».

Живая Этика рассматривает все мироздание как единую Общину, которая может и должна быть научно осмыслена. Живая Этика не провозглашает религиозный культ, не имеет отношения к церкви, в ней нет догм, она признает лишь культ знания, но не обыденного, а того, которое несли человечеству на протяжении тысячелетий Великие Учителя человечества.

Идеи Живой Этики синтетичны, поскольку они органично объединили научную мысль Запада и философскую мысль Востока, выбрав в этой мысли все самое ценное, направляющее к поиску истины и духовному совершенствованию человека. Ссылки на мнение неких рериховских организаций, что Живая Этика носит синкретический характер, не выдерживает критики. Возможно, такие определения дают люди, не различающие в принципе понятия синтеза и синкретизма? Столь же нелепы утверждения автора, что Елена Ивановна Рерих выдвигала «некие сентенции», которые «следовало возводить в уровень фактологически доказанного общеобязательного правила – Закона» и т.д. На самом деле в приводимом автором фрагменте никто никаких сентенций не выдвигает, в нем лишь перечислены несколько космических законов, которые еще только предстоит открыть науке, изучающей природу и человека.

О Живой Этике в творчестве Рерихов

Уже было сказано, что книги Живой Этики, появившись в 1920-е гг., печатались и расходились практически во всех странах Европы и на американском континенте на многих языках мира, переиздавались в 1950‑80‑е гг. В России о них широко узнали после возвращения на родину Юрия Николаевича Рериха в 1957 г. Святослав Рерих, передавая наследие своей семьи на родину для создания общественного Центра-Музея имени Н.К. Рериха, передал через Л.В. Шапошникову томики Живой Этики, изданные на русском языке. Именно С.Н. Рерих ввел Людмилу Васильевну в мир идей этого учения, беседовал с ней на многие темы, пояснял то, что вызывало у нее вопросы.

Следует рассмотреть принципиальный вопрос, связанный с изучением Живой Этики в Международном Центре Рерихов. Святослав Рерих, передавая наследие своей семьи на родину, считал, что в Центре будет изучаться многогранное наследие Николая Константиновича и Елены Ивановны, более того, будет происходить развитие заложенных в этом наследии идей. «Русские и Восток, Россия и Запад, народная культура, всемирные народные ценности, единство культуры человечества, ценностные ориентации, понятие о совершенном человеке, человек и природа, внутренние возможности человека, наука и религия – все это так или иначе было, конечно, затронуто в трудах Н.К. и Е.И. , но их подходы требуют развития в применении к нынешнему этапу всемирной эволюции» [8]. Именно это и предприняла в своих трудах Л.В. Шапошникова («Мудрость веков», «Веления космоса», «Великое путешествие» и др.), где наблюдается развитие заложенных в творчестве Рерихов идей. В ее трудах нет никакого «смещения акцентов в изучении наследия семьи Рерихов», как считает А.И. Кузнецов. Утверждать это, значит, в принципе не знать рериховского наследия. Иначе бы автор не смог написать подобное: «Биографические материалы из жизни семьи Рерихов и художественное творчество Николая и Святослава Рерихов “подверстываются” под “Живую Этику”».

То, что идеи Живой Этики пронизывают все творческое наследие Рерихов, соответствует истине. Достаточно взять в руки книги Н.К. Рериха (более тысячи очерков в разных сборниках «Держава Света», «Нерушимое», «Врата в Будущее», «Адамант» и др.), чтобы убедиться, что он постоянно обращается к теме Живой Этики (или Агни Йоги):

– «Агни-Йога, в полном согласии с новыми проблемами науки, намечает знаки изучения стихий и тончайших энергий» («Сердце Азии»);

– «В горах Азии много говорят об Агни-Йоге – Учении Огня. Эта Йога синтезирует все предыдущие Йоги. Как вы должны знать, все Йоги не имеют ничего в себе сверхъестественного. Они лишь учат, как пользоваться природными нашими силами» («Прекрасное»);

– «Агни-Йога дает настоятельные советы врачу обратить внимание на своеобразные новые заболевания, которые, если не будут предусмотрены, могут залить человечество неслыханными бедствиями» («Здоровье»);

– «В прекрасных научных лучах Агни Йоги эволюция стучится в двери» («Радость творчества»);

– «Самые древние учения Азии, на пространстве многих веков, говорят о великолепной стихии Огня. Жизненно важные наставления даны в Ведах» («Гималаи»);

– «Истинная Живая Этика сейчас более чем когда-либо необходима в жизни, чтобы выкорчевывать все злоумышленные и ложно искривленные понятия» (из письма Н.К. Рериха американским сотрудникам от 21.10.1935 г.);

– «Где же люди сейчас могут слышать о живой этике, об очищении сознания, о дисциплине мысли? В церквах об этом говорят мало... В школах нет предмета этики, а ведь такой предмет во всей его живописной историчности был бы одним из самых увлекательных. Этика духа, учение о сердце имеет за собою прекраснейшую литературу во всех веках. Но ведь не принято читать эти летописи. Не принято в характерном слоге древности искать жизненность, нужную нам и для сего дня. Для нас, обуянных бесцельною быстротою, телесным соревнованием, досуг ли восхититься красотою издревле завещанных образов?» («Не убий»);

– «Когда мы говорим о Живой Этике, которая должна стать любимым часом каждого ребенка, тогда мы и взываем к современному сердцу, прося его расшириться, хотя бы до размеров Заветов Древности» («Познавание Прекрасного»);

– «Среди предмета Живой Этики слово о путях справедливости должно быть очень веским. Оно научит молодежь от школьных лет оценивать всю непрактичность злых дел» («Справедливость»);

– «В школах, среди преподавания живой этики, основы Культуры будут подчеркнуты всячески» («Добрые вести»);

– «Каждый приобщившийся к Живой Этике, понявший необходимость нравственных основ, отлично понимает, что искренность и сотрудничество будут теми прочными устоями, на которых складывается совершенствование» (очерк 24 марта 1939 г.);

– «Имеете ли Вы все книги Живой Этики? В них так много нужных ко времени наставлений. Ведь не только нужно прочесть их, но и глубоко усвоить, чтобы основы жизни были применяемы во всем земножитейском быту» («Содружник»).

И этот ряд высказываний Н.К. Рериха о Живой Этике можно продолжать еще долго. А сколько цитирует Николай Константинович из самих книг Живой Этики – и не перечесть! Более того, каждый его очерк – это развернутое повествование на темы Живой Этики: об эволюции, о культуре, о духовности, о высших мирах, о знании, о невежестве, о материнстве и детстве, об образовании, о мысли, о культурном наследии человечества и еще многом-многом другом, с чем человек сталкивается в своей повседневной жизни. Обо всем этом говорит Живая Этика, вводя эти понятия и представления в сферу высоких суждений и процесса эволюции человека и космоса. Рерих жил этими мыслями и идеями, был их живым носителем (как и каждый из Рерихов). Его сознанию был свойственен синтез, потому не об отвлеченном он говорил, когда приводил примеры из прошлого нашей истории, из собственного жизненного опыта, размышлял о будущем, а всегда акцентировал внимание на главном: что делает человека человеком, в чем этот человек может найти себе опору в стремлении к истинному познанию бытия, без предрассудков, суеверий и догм. В своих картинах, признанных шедеврах мирового искусства, Н.К. Рерих воплощал те же вечные истины, непреходящие ценности бытия, образы великих подвижников, или Учителей человечества, красоту природы и человека. И эти картины, будь то жанровые произведения или символические, современники Н.К. Рериха воспринимали как «духовные послания». Мысль Рериха была всеобъемлюща, космична и в его литературных трудах, и в живописи.

У Святослава Николаевича каждая статья и книга также насыщены мыслями и философскими идеями Живой Этики. Это отчетливо проявлено в его книге «Искусство и Жизнь», статьях «Дух Гималаев», «Творческая мысль», «Искусство – великий магнит», «Источники моего вдохновения», «Врата в высшую жизнь» и других.

О Л.В. Шапошниковой как незаурядном мыслителе и ее трудах

В какой мере удалось Л.В. Шапошниковой развить те философские идеи, которые составляют суть Живой Этики и о которых она узнавала от С.Н. Рериха как носителя этих идей, продолжателя дела родителей, как своего Учителя и духовного наставника?

Прежде всего, Л.В. Шапошникова как незаурядный исследователь и мыслитель показала предопределенность появления и восприятия Живой Этики в пространстве России, потому что именно в России, в бóльшей степени, чем в любой другой стране, была для этого подготовлена необходимая почва всем ходом ее предшествующего историко-культурного развития, кульминацией которого стала Духовная революция (термин Л.В. Шапошниковой). Эта революция ознаменовала Серебряный век в русской культуре и совпала по времени с социальной революцией (конец XIX – начало ХХ века), что оказалось для нее трагичным в силу ряда причин, которые раскрыла Л.В. Шапошникова. Ею же был проведен подробный анализ всего пространства познания, которое сложилось в России на тот период, когда появилась Живая Этика (1920‑е гг.), и в этом пространстве были выявлены два направления – научное и вненаучное, связанное с внутренним миром человека. Выявлен синтез этих двух способов познания на примерах жизни и деятельности В.И. Вернадского, В.С. Соловьева, П.А. Флоренского, К.Э. Циолковского, Н.И. Пирогова, М.К. Чюрлениса, Н.К. Рериха и других деятелей науки и искусства. Показано формирование в пространстве Духовной революции космического мироощущения как важнейшего атрибута человеческого бытия, формировавшегося еще в глубинах веков и вошедшего в пространство познания ХХ века, став основным содержанием Живой Этики.

Л.В. Шапошникова, опираясь на многочисленные историко-культурные источники (составляющие мировое культурное наследие: литературные памятники, труды ученых и философов прошлого и современности, научные открытия, достижения в области искусства, особенно иконописи и др.) и тексты Живой Этики, раскрыла особенности методологии и важнейших положений ее системы познания, основанной на космическом мироощущении, показала открытый характер Живой Этики как философской системы.

Л.В. Шапошниковой дано целостное представление и обоснование энергетической (терминология Живой Этики) структуры мироздания в силу присутствия в нем разнообразных природных энергий, которые являются производными единой Всеначальной энергии, пронизывающей бытие. Указана цель эволюционного процесса (одухотворение материи). Даны характеристики такой природной энергии, как дух, вызывающий к жизни бесчисленное множество материальных форм разных уровней и состояний, эволюционирующих от низших к высшим, что создает единую взаимодействующую и взаимопроникающую систему, развивающуюся по единым законам и направляемую в своем развитии Великими Учителями человечества. Освещена роль человека как части космоса, носителя духовной энергии и качества сознания, способного к постоянному расширению, восприятию всего богатства мироздания и отражения его в разнообразных формах человеческого творчества. Раскрыто в целом действие ряда космических законов (Великих и частных), обоснована их суть и значение, связь с системой познания Живой Этики [9].

В трудах Л.В. Шапошниковой в свете космоэволюционных процессов рассмотрен земной исторический процесс, проанализирован феномен общины и особенности ее построения в России (XIV и ХХ века), создана оригинальная теория культуры, показаны преимущества метода синтеза в формировании космического мироощущения и создании новой системы познания, позволяющей выявить новые подходы к изучению структуры мироздания, в которую все имеющиеся системы познания могут входить как составные части. И многое другое.

Признаки научного характера исследований Л.В. Шапошниковой Живой Этики и ее положений, связанных с тематикой космической эволюции и ее процессов, в которых участвует человек, заключаются в глубинном и кропотливом изучении ею существенных свойств избранного предмета исследования, постижение причины изучаемых явлений, объяснение законов, в рамках которых данный предмет функционирует. Поскольку цель познания заключается в открытии истины, то истина, как показывает многотысячелетний опыт изучения явлений природы, общества и человека, постигается не только с помощью «рацио», но и «интуицио», не отвергает внерациональных способов познания и использует в процессе познания новые способы, понятия, концепции, категории, формулы и пр., с помощью которых истина могла бы быть более осязаема. Таким образом, новая теория познания, формируемая Л.В. Шапошниковой в ее трудах, обладает ценностной мировоззренческой основой, собственной методологией и методами, определенным стилем мышления, качеством предсказательности, поскольку раскрывает глубинные и устойчивые внутренние связи между явлениями и процессами, позволяет выстроить научную картину мира, способную адекватно восприниматься сознанием современного человека.

Несколько слов о происхождении Живой Этики и Великих Учителях

Следует отметить, что А.И. Кузнецов, приводя множество цитат из трудов Л.В. Шапошниковой, не анализирует их, а просто высказывает собственное мнение. В частности, это проявилось в отрывке о «происхождении Живой Этики», вопрос о которой «неизбежно заставляет интерпретаторов выходить за рамки научных понятий и оперировать религиозной терминологией (яснослышание), которую хочется сразу увязать с медицинской (слуховые галлюцинации)». На самом деле термин «яснослышание» не относится к религиозной терминологии, а свидетельствует лишь о развитых способностях отдельных людей к более утонченному восприятию мира, чем это свойственно остальным. И медицину здесь можно вспомнить только в той связи, что она могла бы более глубоко изучать этот феномен человека. Поскольку автор имеет в виду здесь Елену Ивановну Рерих, то этот факт яснослышания, которым она обладала, говорит только о ее более совершенной природе и никак не умаляет ее.

Так как же создавалась Живая Этика? По мнению А.И. Кузнецова, это есть послания «Учителей», которые «были (первоначально) зарисованы Николаем Рерихом во время спиритических сеансов и (в дальнейшем) записаны Еленой Рерих». Из подобной фразы создается впечатление, что Учителя – это некие мифические сущности, выдуманные Рерихами. Но это не соответствует действительности. У самих Рерихов достаточно ясно написано о том, кто такие Учителя и как они себя проявляли в истории человечества. Самое главное, что встреча с ними была у Рерихов наяву, и впервые это произошло в 1920 г., когда они жили в Лондоне [10]. Так начиналось это необычное сотрудничество. Все Рерихи (и Елена Ивановна, и Николай Константинович, и Юрий Николаевич, и Святослав Николаевич) на всю жизнь запомнили такие личные встречи, которые подарила им судьба. Таких личных встреч было несколько. Об этом хорошо написано в путевых дневниках и очерках Н.К. Рериха «Алтай-Гималаи», «Сердце Азии», «Вехи», «Шамбала Сияющая» и многих других, причем Н.К. Рерих называет имена и западных ученых, знавших Великих Учителей (или Махатм – в традиции Востока), не говоря уже о представителях Востока, которые никогда не отрицали их существование. Также можно найти сведения об Учителях у Юрия Николаевича в путевом дневнике «По тропам Срединной Азии», у Святослава Николаевича и, конечно, в письмах Елены Ивановны Рерих. Все они были свидетелями существования Великих Учителей.

Несколько фрагментов из очерков Н.К. Рериха:

– «Правда, многие вещи, которые нам кажутся фантастическими выдумками и сказками, вне личного преломления, на самых местах происшествий освещаются особым светом правды. Величественные образы Махатм не проходят перед вашими глазами, как призраки, но как великие существа от тела и крови, как действительные Учителя высшего знания и мощи» («Сердце Азии»);

– «Во все эпохи возрождения, и на Западе и на Востоке, можно встречаться с многозначительным понятием Учителя – Гуру. Выбрать Учителя и следовать ему не было рабством, но было осознанием Иерархии Знания и чувством сотрудничества. Это значило стать звеном беспредельной Цепи, от несведущего до Всезнающего, это значило приобщиться к бесконечным созвучиям всеобъединяющим. Восходите путем энтузиазма, блага, жизни, сотрудничества!» («Прекрасное»);

– «Сколько раз запутавшееся в проблемах человечество пыталось отрицать значение Учителя. В упадочной эпохе иногда точно бы удавалось потрясти это основное понятие духовной иерархии. Но не долго держалась эта темнота. С расцветом эпохи неминуемо опять кристаллизовалось великое учительство, и люди опять начинали чувствовать лестницу восхождения и благословенную руку Водящего. …В этом отношении сейчас мы вступаем опять в очень значительную эпоху. Дух отрицания только что успел в некоторых слоях человечества возбудить протест против Учителя. Но, как и всегда бывает, отрицание может возвыситься лишь кратковременно, и творческие начала человечества опять выводят странников жизни на путь утверждения безбоязненного искания – на путь творчества и красоты. Люди опять вспомнили об Учителях» («Корни культуры»);

– «Вы не убоялись произнести понятие Учителя. Как многие лишенные индивидуальности, лишенные творческой мысли страшатся этого понятия великой Иерархии. Для ничтожных понятие учителя является синонимом поработителя, удушителя, является понятием тисков условности, из которых стремится вырваться будто бы молодое сердце. Но такое сердце именно уже не молодое. Оно уже дряблое, отравленное ядовитою слюною бессилия. Обращаясь к жизнеописаниям, мы увидим, что для сильных творцов учитель был незабываем, ибо он являлся для них не оковами, но крыльями» («Священные основы»).

Из воспоминаний С.Н. Рериха: «Николай Константинович всегда считал, что чем бы мы ни занимались, какие бы у нас ни были интересы, мысли, самое главное – изучение и понимание человека. Именно этот глубинный анализ волновал Николая Константиновича и Елену Ивановну. В жизни им удалось или посчастливилось встретиться с людьми выдающимися, исключительными, которые уже прошли часть сужденного Великого Пути и могли сами собой свидетельствовать о том, чем может стать человек, если он действительно преобразит свою жизнь и пойдет этими путями. У них был этот живой контакт, контакт с более совершенной жизнью, с более совершенными людьми, которые всегда были на нашей Земле. Найти их может только тот, кто готов для этого и кого они сами хотят встретить [11].

Традиция учительства или духовного наставничества существовала на Востоке (и существует до сегодняшнего дня), в древней Руси, на Западе, но в веках оказалась здесь утраченной…

Дополнительные комментарии

Еще несколько комментариев в отношении критики А.И. Кузнецова трудов Л.В. Шапошниковой. Так, он пишет, что «сложнейшие философские категории (напр. “мышление”, “сознание”) у Л.В. Шапошниковой становятся производными космического энергетического процесса. Между тем, эта космодинамика, не имея ни числовых характеристик, ни научных дефиниций, является не более чем “красивым сочетанием” или терминологическим неологизмом». Используемый здесь термин «космодинамика», по сути, относится к теории космических полетов и входит в понятие небесной механики. Почему надо было использовать этот специфический термин, непонятно, разве только для того, чтобы запутать читателя. Философские понятия «мышления» и «сознания» в данном случае к космодинамике никак относиться не могут. Людмила Васильевна исследует эти философские категории в свете системы познания Живой Этики, поскольку понять все особенности сложнейшей природы мышления и сознания (а здесь до сих пор стоит много вопросов) возможно, лишь признав многомерность нашего мира, существование материи и энергии разного качества и уровня, что и позволяет сделать методология Живой Этики. Людмила Васильевна использует не «выдуманные категории» (подразумевается, взятые с потолка), каковыми являются «энергетические структуры мироздания» или «Великие законы Космоса» и др., напротив, она объясняет процессы, происходящие в мироздании, о которых говорится в текстах Живой Этики, и формирует строго логическую систему знания и познания, где все связи между явлениями и процессами становятся понятными каждому непредубежденному уму.

А.И. Кузнецов считает, что само понятие «космическая эволюция» попадает в число категорий религиозно-философской терминологии. Философской – да, но не религиозной, поскольку, как заявил один из представителей РПЦ, церкви неведомо понятие энергетической системы мироздания, и поэтому все искусственные привязки к религиозной терминологии автоматически снимаются и в данном контексте обсуждению не подлежат.

Странными выглядят утверждения автора, что понятие «теургия», которое использовала Л.В. Шапошникова в своем анализе книг Живой Этики, является понятием религиозным. На самом деле оно таковым не является. Этот термин относится к философии.

Далее А.И. Кузнецов обращает внимание на выражение «тонкие энергии», считая, что определение «тонкие» не сочетается со словом «энергии». На самом деле Живая Этика расширяет понимание энергии, существующее в современном научном познании, и дает представление о всеначальной энергии, наполняющей мироздание, о ее многочисленных дифференциациях. Так, существуют известные нам из точных наук энергии притяжения и отталкивания, электричества, потенциальная и кинетическая энергии, сцепления молекул и т.д. В то же время всеначальная энергия проявляет себя и на другом уровне, а именно – по отношению к человеку, который также является ее носителем. Понятие «тонкие» энергии относится к его возвышенной мысли, сознанию и чувству (любви, сострадания, радости и т.д.), которые имеют созидательный характер, в отличие от энергии разрушения (ненависти, раздражения, злобы и т.д.). Это все дифференциации единой всеначальной энергии, которые являются принадлежностью внутреннего мира человека, его духовной природы.

Относительно прилагательного «Высший» (Мир) и правомерности его использования именно в таком сочетании у Е.И. Рерих и Л.В. Шапошниковой А.И. Кузнецов обращался к толковому словарю русского языка Д.Ушакова и в нем не нашел такого определения. В то же время Кузнецов считает его заимствованным из «трактовок реформированного индуизма, которые получили распространение с начала ХХ века». Во-первых, даже в словаре Ушакова можно найти некоторое приближение к определению такого понятия. Так, «высший» означает превосходную степень к слову «высокий». В свою очередь, слово «высокий» у Ушакова означает «возвышенный, полный глубокого содержания и значения». Что касается «реформированного индуизма», то здесь автор не поясняет, что он имеет в виду. Хотелось бы знать, из каких таких индуистских «трактовок» это заимствовано? Здесь лучше всего обратиться к самой Живой Этике, где говорится о Высшем мире:

«Философия, так же как и естественные науки, поведает… пути к высшему миру. Невежды толкуют о материальных науках, которые отрицают все, грубым глазом невидимое. Но они уже знают о тонких атомах и понимают о необходимости микроскопа и телескопа. Поистине, они сами делают науку пустой оболочкой. Когда появятся и признаки высшего мира в сознании, то каждая наука преобразится. Нет такого знания, которое не утверждало бы великую связь миров» [12];

– «Из земных предметов любовь и творчество больше всего сочетаются с понятием высшего мира» [13];

– «Если человек устремляется к миру высшему, он не будет совершать худых дел. Одно наименование мир высший уже показывает, что все, сопряженное с ним, будет высоким. Пусть люди называют такое устремление разными именами, сущность его одна, и деятельность в нем всегда полезна человечеству» [14].

Так, понятие «Высший мир» в самой Живой Этике ассоциируется с миром возвышенных чувств или сознаний, это мир духовный, являющийся высочайшим источником знания. С ним связаны мудрость, любовь, служение общему благу и служение ближнему, созидательная мысль и др. В наименовании и в том, что связано с Высшим миром, поистине нет ничего, что было бы во вред человеку и всему миру. В Живой Этике утверждается, что наука преобразится, когда в сознание ученого войдет понимание «Высшего мира», и это справедливо, поскольку тогда наука станет более нравственной (этичной) и ни одно из ее открытий не будет использовано во вред человечеству.

И еще об одном неудачном изречении А.И. Кузнецова, касающемся понятия «Космическая эволюция», которое он относит к телеологии, являющейся, по его мнению, категорией религиозно-философской терминологии. На самом деле телеология есть учение о цели и целесообразности. В нем постулируется особый вид причинности – для чего, ради чего, с какой целью совершается тот или иной процесс. Если знать, что идеи телеологии развивали Аристотель, Ф. Шеллинг, Г. Гегель, И. Кант, А. Шопенгауэр и др., то будет понятно, что это не религиозный термин, а философский.

Нуждается в комментарии такое изречение А.И. Кузнецова, как: «Л.В. Шапошникова, многократно отмечая выдающуюся роль Елены Рерих, вскользь упоминает её мужа Николая Рериха и возвращается к значению Елены Рерих в процессе Космической эволюции». На самом деле Л.В. Шапошникова во всех своих трудах анализирует жизнь и творчество Николая Рериха. Ему, выдающемуся художнику и мыслителю, путешественнику и общественному деятелю, посвящены такие ее труды, как «Ученый, мыслитель, художник», трилогия «Великое путешествие», «Метаисторическая живопись Н.К. Рериха», «Меч мужества», статьи «Научная деятельность Н.К. Рериха в Индии», «Рерих в Гималаях», «Махариши из России», «Космос Николая Рериха», «Сокровищница духа», «Алтай: по пути Рериха» и др. Идеи Живой Этики оказали сильное влияние на все творчество Н.К. Рериха (начало этим исследованиям было положено П.Ф. Беликовым в его труде «Рерих. Опыт духовной биографии»), и этому уделено особое внимание и пояснения в трудах Л.В. Шапошниковой. Кто же, как не она, много лет общавшаяся со Святославом Рерихом, будучи его духовной ученицей и сподвижницей, могла это сделать так убедительно и глубоко?

И еще одно, требующее отдельного комментария в ответ на невежественные сентенции А.И. Кузнецова: Международный Центр Рерихов не ведет «пропаганду» Живой Этики среди детей. Напротив, позиция МЦР состоит в том, чтобы дать представление взрослым (родителям и педагогам) о современных одаренных детях, которые проявляют свои интеллектуальные, творческие и духовные способности и требуют к себе особого внимания, чуткого отношения к своим способностям. Важно для взрослых понять, что необходимо бережное отношение к судьбам этих детей (поскольку в истории уже имеется много случаев травли одаренных детей со стороны взрослых и т.д.), оказание им всесторонней помощи в развитии их способностей и т.д. Международный Центр Рерихов проводил специальные конференции в разные годы, посвященные этим детям, чтобы поднять в общественном сознании проблему их воспитания и образования.

Выводы

Просматривая выводы автора, которые он сделал в конце своей статьи, следует отметить, что ни один из них себя не оправдал. Общий характер всего написанного Е.И. Рерих не может классифицироваться как «религиозная система», поскольку в существе отличается от таковой. Еленой Ивановной Рерих созданы: очерк «Преподобный Сергий Радонежский», книги «Основы буддизма» и «Криптограммы Востока», учение Живой Этики. В них не провозглашается никакой религиозный культ, кроме культа знания и «культа» человеческой Культуры. В этих публикациях не утверждаются и не насаждаются никакие религиозные догмы, а провозглашается широкое и свободное познание мира и человека, которые объединены незримыми нитями духовных связей и закономерностей, востребованных к изучению современной наукой.

В этой связи хотелось бы с признательностью вспомнить экспертные заключения, которые были проведены по просьбе МЦР несколько лет назад, подтвердить их непреложность и достоверность, выразить благодарность их авторам за мужественную позицию.

Содержание трудов Л.В. Шапошниковой является не «неоформленной религиозной доктриной», как это представляется А.И. Кузнецову, а стройной системой знаний о космической эволюции как сложнейшем процессе, в котором участвует человек и все мироздание, где существуют множества взаимосвязей и действуют космические законы, установленные не нами, и где, наконец, важное место отводится пониманию ответственной миссии человека на пути его нравственного преуспеяния и духовного преображения, что согласуется со всеми заповедями, оставленными нам Великими Учителями прошлого. Живая Этика дана на будущее, в ней много новых понятий, определений и категорий, к чему наука обязательно придет. Живая Этика есть поистине «опережающий фактор нашего времени».

Исходя из всего вышесказанного, Л.В. Шапошникова вовсе не отошла от научной деятельности, став руководителем МЦР, как это заключает автор статьи, а, напротив, подняла уровень исследований в рериховедении на истинно научную высоту, какой она и должна быть. В ее трудах, помимо знаний, которые востребованы современной наукой, присутствуют истинный гуманизм, любовь к человеку и своей стране – России, к ее будущему. Своей многогранной деятельностью Людмила Васильевна Шапошникова всегда укрепляла мир между народами, между Западом и Востоком, между Россией и Индией. Об этом свидетельствуют ее награды, которыми отметили достижения в ее творческой деятельности. Мысли и идеи, изложенные в трудах Л.В. Шапошниковой, становятся сегодня важным фактором для развития науки будущего, для жизни на Земле.

В трудах Л.В. Шапошниковой не прослеживается «открытый конфликт с РПЦ», а тем более «антигосударственная позиция». Это нонсенс. Увидеть подобное в ее трудах и деятельности, значит распространять заведомо преднамеренную дезинформацию, что ложится огромной ответственностью на самого А.И. Кузнецова, видимо, поверхностно ознакомившегося с этими трудами и деятельностью. Не доказано А.И. Кузнецовым, что публикации Людмилы Васильевны носят «деструктивный» характер. Деструктивный, значит, разрушительный, ломающий структурные отношения и связи, но ничего этого нет в творческом наследии Л.В. Шапошниковой. Напротив, она выстроила единую систему связей и отношений человека и общества, человека и мироздания в свете космического мировоззрения. В этой системе связей у каждого свое место, будь то культура или наука, или искусство, или медицина. В этой системе знания можно изучать особенности развития сознания и мышления, постигать прошлое, настоящее и будущее, познавать, кто такие Великие Учителя и их земные ученики, роль в эволюции святых и подвижников и многое другое. В ее трудах звучат высокие слова о России, присутствуют переживания о ее историческом пути. Она была истинным патриотом, как и все Рерихи.

Проблема восприятия Живой Этики лежит не в «плоскости» религии, а в культуре человека, его стремлениях к знанию. Чтобы адекватно понять то, о чем писали Е.И. Рерих и Л.В. Шапошникова, необходимо хорошо разбираться в особенностях мирового культурного наследия, знать и изучать достижения и тенденции развития мировой научной, философской, религиозной и художественной мысли, уметь проанализировать это развитие в рамках эволюционного движения, от его зарождения до наших дней, а еще, что не менее важно, надо быть высоконравственным человеком, гуманистом, нести в своем мире духовную этику. Этим всем обладали и Е.И. Рерих, и Л.В. Шапошникова.

Не будет преувеличением сказать о том, что на сегодняшний день никто, кроме Л.В. Шапошниковой, не смог проанализировать Живую Этику и весь мировой эволюционный процесс лучше, чем это сделала она. А.И. Кузнецов не сумел противопоставить ничего достойного тому, о чем она писала в своих трудах. Он лишь уповает на то, что написанное ею науке неизвестно. Но это не является для той же науки аргументом. То, что не известно сегодня, будет известно завтра – эволюционный процесс нельзя остановить, и потому значение трудов Л.В. Шапошниковой будет все более возрастать. И никакая клевета не может остановить движение эволюции.

В завершение хотелось бы привести высказывания современных ученых о Живой Этике, ее научном и культурно-духовном потенциале:

«Можно сказать совершенно определённо, что Учение Живой Этики – это есть мировая этическая система, к которой должно стремиться всё человечество» (академик РАН А.Л. Яншин) [15];

«Философская система Живой Этики является одним из направлений русского космизма и, можно сказать, его итогом, квинтэссенцией, содержащей методологические основы нового космического мышления» (академик РАН В.С. Степин) [16];

«…Философская система Живой Этики в последнее время привлекает внимание ученых тем, что способствует выявлению места человека в структуре Мироздания. Такой подход, с точки зрения некоторых современных ученых, получил название нового космического мышления» (академик РАН В.А. Черешнев) [17];

«Концепция науки и культуры, которую несет в себе Живая Этика и наследие семьи Рерихов, коренным образом изменяет научные представления о законах эволюционных изменений в природе и обществе, побуждая к поиску глубинных взаимосвязей космоса, планеты и человека» (вице-президент НАН Кыргызстана В.М. Плоских) [18];

«События сегодняшней жизни еще раз доказывают актуальность идей Живой Этики. Выяснив теснейшую взаимосвязь макро- и микрокосмоса, всех аспектов жизни человека, планеты и космоса, Живая Этика убедительно показала необходимость ведущей роли Культуры в решении всех труднейших кризисов современности» (директор Центра восточных языков и культур Софийского университета Св. Климента Охридского, профессор А.В. Федотов) [19];

«Высокие знания о космических законах эволюции, подлинные гуманистические ценности, необходимые для развития более совершенного человека и качественно нового человечества, принесенные Учением Живой Этики через Рерихов, явились мощной основой для становления преображенной Культуры будущего, органичной частью которой явится обновленная наука» (президент РАЕН О.Л. Кузнецов) [20] и др.

И.Ю.Дьяченко

14.10.2017

____________________________

[1] Учение Живой Этики. Община (Рига), 208.

[2] Кузнецов А.И. «”Живая Этика” в интерпретации Л.В. Шапошниковой» // Электронный журнал Института Наследия № 3 (10) 2017 г. Режим доступа:http:// nasledie-journal.ru/ru/journals/150.html

[3] Тихонов Н.С. Правдивые книги о сказочной стране // Л.В. Шапошникова. Мы – курги. М., 1978. С. 6.

[4] Письмо С.Н. Рериха от 22 октября 1992 г. // Международный Ценnр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/rus/protection/heritage/danger/dop/index.php

[5] Рябинин К.Н. Развенчанный Тибет. Магнитогорск, 1996.

[6] Учение Живой Этики. Иерархия, 331.

[7] Космос и мировая история. Материалы международной научной конференции, посвященной 105-летней годовщине со дня рождения А.Л. Чижевского. М., 2003.

[8] Рерих С.Н. «Медлить нельзя!» // Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: http://lib.icr.su/node/11

[9] См.: Шапошникова Л.В. «Философия космической реальности» (2003); «Вселенная Мастера» (2005); «Космическая эволюция в свете культурного наследия Рерихов». Сб. докладов (2011) и др.

[10] Шапошникова Л.В. Энергетическое мировоззрение Живой Этики // Л.В. Шапошникова. Вселенная Мастера. М., 2005.

[11] Рерих С.Н. Поднимая себя, поднять других // С.Н. Рерих. Стремиться к Прекрасному. М., 1993. С. 81.

[12] Учение Живой Этики. Аум, 61.

[13] Учение Живой Этики. Аум, 234.

[14] Учение Живой Этики. Аум, 187.

[15] Яншин А.Л. Живая Этика – мировая этическая система // Перед Восходом. № 5(25). 1996. С. 2.

[16] Из приветствия академика РАН В.С. Степина научно-общественной конференции «Людмила Васильевна Шапошникова: ученый, мыслитель, общественный деятель. К 90-летию со дня рождения»). Режим доступа: http://www.found-helenaroerich.ru/conferencies/2016/

[17] Живая Этика как творческий импульс космической эволюции. Материалы международной научно-общественной конференции. 2011. М., 2012. С. 33.

[18] Там же. С. 24–25.

[19] Там же. С. 26.

[20] Там же. С. 50.