Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
12.11.2019

Любовь Хоменок. Судьба рериховского движения (размышления сотрудника МЦР о предстоящем съезде)

 arthur2.jpg

В последнее время на просторах Интернета активно обсуждается вопрос о предстоящем съезде рериховских организаций, идея которого была выдвинута участниками Круглого стола «Судьба Наследия – судьба России», прошедшего в июле 2019 года на Алтае. Выходят различного рода публикации, в социальных сетях «ломают копья» его сторонники и противники. В центре, как всегда, вопрос о роли Международного Центра Рерихов. Предлагается, в частности, оставить в стороне Центр как организацию, которая якобы себя дискредитировала, дружно покаяться или помедитировать, создать новую Лигу культуры, «подарить» всем Знамя Мира и т.д. В общем, у стороннего наблюдателя может сложиться впечатление, что эти рериховцы ни о чем договориться не смогут. И надо признать, что такая опасность существует.

Поддерживая все разумные и взвешенные тезисы, многократно озвученные в самых разных публикациях, хочется в который раз предложить отставить копья в сторону и вновь реально посмотреть на ситуацию, даже не вдаваясь в сложные философские размышления по поводу иерархической преемственности.

На наш взгляд, существующий «разброд и шатания» в обсуждениях грядущего съезда сводится к тому, что люди, которые вроде бы и хотят новых, более гармоничных отношений, не могут нащупать их основу. При этом все соглашаются, что без нее желаемых результатов добиться в принципе невозможно. Между тем в резолюции Круглого стола она указана четко и ясно. Если кратко, то это спасение Рериховского наследия, восстановление общественного Музея имени Н.К.Рериха и защита Живой Этики. Все это предлагается делать в сотрудничестве с МЦР.

Надо отметить, что решения Круглого стола как нельзя точно соответствуют заветам самой Елены Ивановны Рерих. Их очень уместно приводит в своем обращении к рериховским организациям Анатолий Шитов.

«Родные, сумеем охранить наши Устои! В чем же эти Устои? Устремление к Высшему, к данному Учению Жизни есть сокровенный Устой; видимый – Музей и Имя Гуру. Нарушив последнее, нарушим и первое. Будем ли предателями?» [Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 1 (1919–1933). М.: МЦР, 2011. С. 185–186].

Итак, Учение Живой Этики, как пишет Елена Ивановна, – сокровенный Устой, и он неотделим от материального наследия в виде картин, рукописей и других бесценных артефактов, как душа неотделима от тела. Как когда-то эти сокровища располагались в Нью-Йоркском музее, созданном Н.К.Рерихом, так до недавнего времени они выставлялись и в общественном Музее имени Н.К.Рериха в Москве, основанном С.Н.Рерихом. Именно концепция Живой Этики была положена в его музейную экспозицию, и потому она имела очень сильное воздействие на зрителя. Сейчас вы можете прийти на ВДНХ, но там увидите просто картины, которые без всякой логики развешены в выставочных залах, а если захотите прослушать лекцию-экскурсию, то вам популярно объяснят с грубыми ошибками в биографии художника, что Рерих был чудаковатым мистиком, масоном, да еще и политическим авантюристом. Ждать от руководства Государственного музея Востока (ГМВ), что с таким отношением они когда-нибудь создадут музей Рериха, не приходится. И даже печально известный сотрудник ГМВ Владимир Росов, вопреки бравурному заявлению Минкультуры, в своем интервью льет «крокодиловы слезы» по поводу отсутствия в Москве музея, посвященного Н.К.Рериху.

Уничтожение общественного Музея, как цепная реакция, вызвало усиление нападок на Рерихов и их философию. За последние несколько лет в СМИ появились десятки негативных статей. Это еще раз доказывает, что истинная цель чиновников – умалить и принизить наших выдающихся соотечественников, для того чтобы обесценить и извратить их философию. Этот, увы, не новый прием вовсю используют в своих псевдонаучных опусах небезызвестные «рериховеды» К.Е.Рыбак и Ю.С.Избачков. Авторство советника министра культуры еще раз показывает, что это не только его личное мнение, но и официальная установка. Единственное, что останавливало и останавливает чиновников, – это единодушное возмущение общественности.

Необходимо понять, что нельзя защитить философию Рерихов без спасения самого наследия, а следовательно, и Музея. Об этом и говорит нам Елена Ивановна Рерих. Продолжая логическую цепочку, можно сделать вывод, что и рериховское движение как таковое перестанет существовать, если эти Устои, провозглашенные Матерью Агни Йоги, будут разрушены. Возможно, останутся какие-нибудь отдельные кружки, где неплохие люди за чашкой чая продолжат рассуждать об огненной трансмутации центров, но только никакой заметной роли они играть не будут, как это произошло в свое время с теософами, или, того хуже, они выродятся в невежественную бессмысленную секту. В любом случае жизнь и энергия для развития, которая возникает в борьбе за Свет и труде на общее благо, из движения уйдет.

Можно полагать, если каждый из думающих о съезде поймет наконец, что защита Музея и Имени – это утверждение Живой Этики и спасение самого рериховского движения, то первый шаг на пути «разоружения в духе» будет сделан. Тем же, кто так и не сможет этого осознать и принять резолюцию как она есть, остается только посоветовать написать свою. Но тогда получится совсем другой документ и к готовящемуся съезду он иметь отношения уже не будет.

Итак, если мы осознали, что необходимо объединиться во имя спасения наследия Рерихов, то возникает второй важный вопрос – кто может предъявить законные права на него?

Давайте реально оценим ситуацию. Даже если как возможный претендент на наследие Рерихов будет создана новая мощная организация, чиновники получат тысячи писем от общественности с соответствующими требованиями, а в поддержку выступят известные деятели культуры и науки, то с юридической точки зрения для спасения отнятого сокровища это не будет иметь никакого значения. Как бы кто ни относился к МЦР, но реальное право есть только у этой организации. Да, сегодня, когда суды принимают сторону рейдеров всех мастей, доказать правду в них очень трудно. Поэтому МЦР чаще проигрывает. Но даже неправедные судьи не решились оспаривать документ правопередачи наследия за подписью С.Н.Рериха в пользу МЦР. Именно поэтому ни одна проверка, инспирированная Минкультом, не смогла сделать вывод, что наследие Рерихов в общественном Музее имени Н.К.Рериха находится незаконно и подлежит изъятию. Только безобразный рейдерский захват стал выходом для чиновников. Но они по-прежнему не имеют на наследие Рерихов юридических прав, поэтому так боятся МЦР и пытаются его уничтожить. Вот и получается, если рериховское движение хочет защитить те Устои, о которых писала Елена Ивановна Рерих, то без МЦР это сделать невозможно.

Да, нельзя говорить, что в Центре работают небожители. Как показало время, и там гнездилось предательство. Именно оно фактически открыло врата рейдерам и облегчило им захват бесценных сокровищ. Не был застрахован Центр и от ошибок, причем его руководство никогда этого не скрывало. И сейчас, спустя несколько лет, его сотрудники мысленно оглядываются назад, вдумываясь, возможно ли было каким-то путем избежать случившейся трагедии, все ли было сделано правильно. Но если каждый представитель МЦР «посыплет свою голову пеплом», как предлагают некоторые участники обсуждения, то сражаться за наследие будет некому. Более того, если это начнет делать каждый из потенциальных участников съезда, то о реальных действиях и сотрудничестве придется забыть. Поскольку самая неконструктивная позиция – это плакать и причитать о том, что стоишь неправильно, а не искать выхода из незавидного положения. Давайте поступим так, как советовал Борис Николаевич Абрамов, – оставим свои недостатки в покое, но отдадим свое сердце Делу Владыки, только так возможно «перелететь через поток».

Теперь что касается самого «разоружения». Сделать это очень сложно. Ведь не одно десятилетие многие смотрели друг на друга сквозь закрытые забрала. За это время накопилось такое большое количество обид, недоброжелательства, недопонимания и претензий, что кажется, снять шлем сейчас – значит подставить голову под неприятельский удар. Согласитесь, что так проще: чувствовать свою правоту, делить мир на своих и чужих, следовать уже устоявшимся привычкам, т.е. оставаться прежними. Только вот после всего, что произошло с нашим Музеем, имеем ли мы на это право, не будет ли это еще худшим предательством?

Нет открытия в том, что для установления мира необходимы максимальное терпение и доброжелательство, которые должны родиться из осознания серьезности создавшейся ситуации. И в данном случае речь идет о внутренней культуре, к которой и призывает нас Учение. Никакие цитаты или отвлеченные философские размышления не помогут, здесь мерилом служит только «искусство творить взаимоотношения» друг с другом. Для этого можно вспомнить, с какой бережностью сами Рерихи относились даже к самым трудным своим последователям. Сколько сердечных писем Елена Ивановна написала и Франсис Грант, и Зинаиде Фосдик, и будущим предателям. Когда читаешь, думаешь, что никого из Рерихов невозможно упрекнуть в недоверии, невнимании, грубости, а значит, никто не мог бы сказать, что именно они своей нечуткостью вызвали это предательство. Оттого оно и выглядит столь же чудовищным, как и предательство Иудой кроткого Христа. Думается, что именно тот, кто сможет последовать великому примеру, данному нам Рерихами, окажется наиболее мудрым, готовым к объединению. Неважно, будет ли это давний сторонник, сотрудник МЦР или тот, кто искренне переживает за наследие Рерихов.

Далее возникает извечный русский вопрос: «Что делать? Стоит ли бороться за наследие, когда силы столь неравны?»

Но ведь это уже было в истории рериховского движения. В начале лихих 90-х, когда усадьба Лопухиных представляла собой руины и на ее восстановление совсем не было средств, мало кто верил, что через несколько лет Л.В.Шапошникова откроет в ней общественный Музей имени Н.К.Рериха. Эти надежды и мечты многие тоже считали несбыточными. Поэтому, например, Р.Б.Рыбаков, будучи еще доверенным лицом С.Н.Рериха, предложил заниматься только культурно-просветительской работой, полностью отбросив идею своего доверителя о концепции общественного музея. Еще один такой же «доверенный», С.Ю.Житенев, потихоньку пытался присвоить себе и без того скудные средства, выделенные на создание Музея, а О.В. Румянцева, сотрудник ГМВ, ратовала за огосударствление рериховского наследия. В том-то и была разница между Л.В.Шапошниковой и всеми этими господами, что они следовали только очевидности и защищали свои интересы, а она верила в ту Реальность, представителем которой и был ее Учитель – С.Н.Рерих. Все по-настоящему великие дела совершаются не благодаря, а вопреки очевидности, только так они получают жизненную энергию. Поэтому кому-то сейчас кажется, что бороться за возвращение наследия бесполезно, но только в борении мы получим возможность восстановить общественный Музей, а рериховское движение – импульс к своему дальнейшему развитию.

Как хотелось договориться с Минкультуры и в 2016 году, и раньше, и позже. Но договор подразумевает равноправие сторон, однако, как показала практика, чиновники оставляют все права только за собой – вы нам наследие Рерихов, прекрасно отреставрированную вами усадьбу, а мы вам сотрудничество на наших условиях. Не с этой ли установкой организовывался Национальный рериховский комитет (НРК) г-ном Рыбаком? И каковы последствия? Несмотря на слезные и гневные письма президента НРК А.П.Лосюкова в защиту государственного музея Рерихов, он получил такую же сухую, безобразную отписку, как и каждый, чьи интересы вдруг начинают расходиться с интересами чиновников. На этом вся «благородная миссия» НРК «благополучно» завершилась, остался один только пшик.

МЦР всегда боролся за наследие Рерихов честно и разрешенными законом способами, в то же время он по-прежнему готов к диалогу и сотрудничеству с самыми разными государственными и общественными структурами. Более того, защита не только не исключает мирное созидание, но и не мыслима без него. Отказ от поступательного движения будет означать, что деструктивным силам удалось приостановить важное развитие. Но созидание питается энергетикой праведной борьбы, без нее оно как дерево, лишенное своих корней, усохнет и выродится.

Соответствие задач предстоящего съезда тем Устоям, о которых писала Елена Ивановна Рерих, еще раз подтверждает, что они сформулированы правильно и возникли у организаторов Круглого стола совсем не случайно. Съезд нужен не столько МЦР (он как защищал наследие Рерихов, так и продолжит этим заниматься), сколько самому рериховскому движению. Ведь кто же, как не последователи Рерихов должны тоже принять участие в защите наследия, Музея и Имени Гуру – Святого Грааля эволюции? Это и серьезное испытание рериховского движения, и его величайшая возможность. Оно-то и должно ответить на извечный гамлетовский вопрос – «Быть или не быть?».

Если по-прежнему гложут различного рода сомнения и старые обиды не дают покоя, давайте подумаем, кому наше разъединение на руку, кто с удовольствием им пользуется и заинтересован в его усугублении? Конечно, те, у кого сейчас наследие Рерихов. Думается, что они не просто сторонние наблюдатели, но активные подстрекатели и провокаторы. Вслед за своими хозяевами они пытаются обесценить в наших глазах наследие Рерихов, всячески раздувают мелкие обиды и делают все, чтобы мы увязли в бессмысленной и бесплодной борьбе друг с другом.

В завершение хочется обратиться к одной старинной легенде. Все наверняка знают о знаменитом «Артуровском цикле», повествующем о благородном Короле Артуре, рыцарях Круглого стола и Святом Граале. А вы помните, как уничтожено было братство Круглого стола? В средневековом романе XV века «Смерть короля Артура» рассказывается, что рыцари перессорились и передрались между собой, конечно, не обошлось и без подстрекателя. Воспользовавшись смутой, негодяй захватил трон короля Артура. Оставшиеся рыцари опомнились и отбили его. Но в результате погиб славный король, пали на полях бессмысленного сражения его благородные воины, перестало существовать братство Круглого стола. Хочется надеяться, что судьба рериховского движения будет иной.



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007