Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. ШапошниковаЗащита имени и наследия Рерихов
ОНЦ КМ Международные конференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Культурно-просветительская работаСотрудничество

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
09.04.2018

Dar. По плодам узнаете их…

22 марта 2018 года в Общественной палате РФ Национальный рериховский комитет (НРК) организовал общественные слушания «Духовно-нравственные основы науки, искусства, религии России и Индии сквозь призму наследия Рерихов», посвященные 90-летию Института Гималайских исследований «Урусвати» [1]. Это событие для Международного Центра Рерихов, как для одного из членов Международного Мемориального Треста Рерихов (ММТР), который наравне с индийской стороной курирует музейный комплекс усадьбы Рерихов в г. Наггар в Индии и Институт Гималайских исследований «Урусвати», стало неожиданностью. Впрочем, такие неожиданности вполне в духе НРК, который, начиная с сентября 2015 года (т.е. сразу со времени своего создания), стал проводить мероприятия, непосредственно затрагивающие интересы МЦР без приглашения его представителей. Достаточно вспомнить первые слушания в Общественной палате «Вопросы сохранения и актуализации в современных условиях наследия Рерихов». Они не только внесли еще больший хаос в рериховское движение, но и под видом широкого общественного мнения фактически заочно одобрили захват Министерством культуры и Государственным музеем Востока усадьбы Лопухиных, драгоценного наследия Рерихов и разрушения общественного Музея имени Н.К.Рериха, основанного С.Н.Рерихом [2].


Институт «Урусвати»

Институт «Урусвати»

Последние слушания проходили приблизительно по тому же сценарию. Правда желающих выступить и подискутировать было в разы меньше, да и самих членов Общественной палаты не наблюдалось, кроме, пожалуй, заместителя председателя Комиссии по вопросам развития культуры и сохранению духовного наследия Дениса Александровича Кириса. Впрочем, открывая эти слушания, он вряд ли хорошо разбирался в сложной и запутанной ситуации с рериховским наследием, скорее всего, поверил А.П.Лосюкову, который представил дело с выгодной ему стороны.

Основные докладчики – члены НРК: А.П.Лосюков, Л.М.Гиндилис, М.Н.Чирятьев наперебой рассказывали о значении Института «Урусвати», обширных исследованиях, проводимых там еще при Рерихах и, конечно, о собственной роли в возрождении направлений его работы. При этом они скромно умалчивали о том, что все достижения были возможны только потому, что они были сотрудниками МЦР, действовали в рамках разработанной организацией тактики и стратегии, пользовались ее авторитетом и связями, а также их деятельность финансировались из ее бюджета.

Цель этих излияний предельно точно выразил Л.М.Гиндилис, заявив, что теперь ответственность за восстановление Института Гималайских исследований «Урусвати» ложится на НРК [1, 1.01.45–1.01.47]. Спрашивается, на каком основании организация, которая никогда не входила в ММТР и не имела к нему никакого отношения, так безапелляционно вмешивается в его дела, игнорируя не только всех других членов, но и само руководство, которое находится за пределами России в Индии? Более того, дискуссия велась с позиции, как будто ни МЦР, ни самого ММТР уже не существует. Как бы оправдывая свое отношение, А.П.Лосюков старался принизить роль и МЦР, и самого ММТР в восстановлении усадьбы в Наггаре. Так он охарактеризовал индийских представителей Треста как безынициативных, бездеятельных, занятых своими проблемами. «Получается, что Попечительский Совет как-то не очень реально занимается делами усадьбы», – резюмировал он [1, 2.24.57–2.25.10]. Что же касается самого МЦР, то, согласно его выступлению, организация там практически не работала, а только строила отвлеченные планы по ее восстановлению. Да и сейчас в Наггаре от МЦР работает, по его выражению, «…такая женщина, которая немного наводит там порядок в плане архивов и всего этого помещения, в общем проделала неплохую работу, но она не музейный работник, ей трудно общаться с местной публикой, с которой трудно вести дела, и местные профсоюзы вмешиваются» [1, 2.27.50–2.27.54]. Отметим, что переговоры с представителями индийской стороны всегда были непростыми. Достаточно вспомнить серьезный конфликт с местными властями прежнего представителя российской стороны Алены Адамковой, который к 2012 году дошел до своей критической точки. И только вмешательство МЦР по просьбе индийской стороны помогло найти позитивный выход из той сложной ситуации. После проведения ряда переговоров руководства МЦР с руководством ММТР между ними был заключен договор в ходе визита индийской делегации в МЦР в октябре 2012 года [3], в котором даны оценки деятельности МЦР, высказанные индийцами. В итоге был заменен представитель РФ, и МЦР провел впервые масштабную работу в ММТР по налаживанию музейной деятельности, получившую поддержку и одобрение руководства ММТР. Нынешний представитель МЦР Лариса Вениаминовна Сургина делает все, чтобы избежать прошлых неприятных ситуаций. В результате установлено тесное сотрудничество и доверие между индийской и российской сторонами. Кроме того, утверждение Александра Прохоровича относительно ее непрофессионализма, мягко говоря, вызывает удивление. Ведь он хорошо знаком с Ларисой Вениаминовной, состоял с ней в деловой переписке, и ему должно быть известно, что у нее есть музейное образование, подтвержденное дипломом, а за ее плечами солидный опыт работы в общественном Музее имени Н.К.Рериха, где она в том числе была и хранителем рериховских фондов.

По мнению А.П.Лосюкова, МЦР в гималайской усадьбе Рерихов, согласно договору с ММТР, должен был «провести реставрацию основного здания, воссоздание каких-то помещений Института Урусвати, привести в порядок территорию» [1, 2.28.40–2.30.06]. Видимо, опираясь на свои воспоминания пятилетней давности, он решил, что положение дел в Кулу критическое, и высказался о необходимости срочных мер по музеефикации рериховского наследия. Рассуждая таким образом, Александр Прохорович был уверен, что МЦР, находясь в условиях тяжелейшего кризиса, не способен проводить какие-либо работы еще и в Индии, но он ошибся.

Реставрация картин

Реставрация картин

Согласно отчету, предоставленному все той же Л.В.Сургиной, сотрудниками МЦР совместно с приглашенными специалистами проведена полная инвентаризация наследия Рерихов в ММТР и коллекций Института «Урусвати», которая многие годы не учитывалась согласно правилам предыдущим куратором А.Адамковой. Оформляется учетная музейная документация на двух языках, проводится консервация, химическая обработка и реставрация музейных предметов. С этой целью открыта консервационная мастерская, химическая лаборатория, оснащенная современным оборудованием, депозитарий для хранения музейных предметов и работы с ними. При поддержке районной администрации Кулу и правительства штата Химачал Прадеш, а также при содействии Посольства РФ в Индии в отремонтированных помещениях мемориального дома Рерихов и Института «Урусвати» открыты новые экспозиции, в том числе Мемориальный кабинет Ю.Н.Рериха и экспозиция химической лаборатории Института «Урусвати» в ранее не использовавшихся для музейной работы комнатах. Проведены ремонтные работы в доме Рерихов, складских и служебных помещениях ММТР, в ботаническом и археологическом архивах Института «Урусвати», гостевых комнатах ММТР. Установлено музейное освещение в некоторых помещениях музейной демонстрации. Открыт Культурно-образовательный центр в двух зданиях Осборна, приобретенных ММТР около 15 лет назад и стоявших заброшенными все это время. Теперь здесь работает детская Академия имени Е.И.Рерих, располагаются библиотека и читальный зал, компьютерный центр и выставочная галерея Девики Рани. Кроме того, российские архитекторы работают над созданием Концептуального плана развития ММТР, который собираются представить на очередном заседании Совета Попечителей.

Нельзя не отметить и большую культурно-просветительскую работу, проводимую в ММТР: ежегодные фестивали культуры в мае и октябре, научные семинары, художественные и тематические выставки, празднования памятных дат семьи Рерихов, международные и местные конкурсы детских рисунков. Информация обо всех этих мероприятиях регулярно публикуется как на сайте ММТР, так и на сайте МЦР. Высоко оценил хорошо налаженную совместную плодотворную работу МЦР, индийского правительства и Посольства РФ в Индии недавно ушедший из жизни А.М.Кадакин, посол России в Индии, вице-президент ММТР и его пожизненный попечитель. Во время своего последнего посещения Кулу он отметил, что если раньше в имении Рерихов был простой деревенский музей, то теперь мы переходим на высокий международный профессиональный уровень. Высоко оценил проведенную работу и С.В.Кармалито, бывший тогда старшим советником Посольства России в Индии. «То, что происходит сейчас в усадьбе Рерихов, совершенно совпадает с идеями, на основе которых Святослав Рерих создавал этот Трест, – отметил он в своей речи. – Мы гордимся тем, что его мечты сбываются. В результате самоотверженной каждодневной работы сотрудников ММТР, благодаря постоянной поддержке правительства штата Химачал Прадеш и районной администрации Кулу, имение в Наггаре постепенно преобразуется в солидный музейный и мемориальный комплекс и служит источником духовных сил, центром знания, культуры и образования в области искусства» [4].

Конечно, проведенная работа не снимает проблем и стоящих перед Трестом задач по дальнейшей музеефикации и развитию всего мемориального комплекса, но А.П.Лосюков. сделал вид, что МЦР вовсе не занимается ими. Правда, как следует из реального состояния дел, это не соответствует действительности.

Описав «бессилие» нынешних членов Треста, Александр Прохорович предложил собственный план возрождения усадьбы Рерихов и Института «Урусвати». Правда, замысел по своей грандиозности и отвлеченности намного превзошел даже глубоко продуманный и согласованный со многими специалистами план-максимум МЦР, который он посчитал «маниловщиной» [1, 2.30.08–2.30.20]. Судите сами, А.П.Лосюков уверен, что отреставрировать усадьбу Рерихов, как собирался МЦР, невозможно из-за трудностей переговоров, климата, проблем с рабочей силой и недостатком финансирования. Но сам Александр Прохорович уверенно заявляет: «Необходимы срочные меры по сохранению исторических построек усадьбы, приведению их в порядок, приведению в порядок территории, требуется серьезная реставрация основного здания усадьбы» [1, 2.31.22–2.35.45]. Для этого он предлагает объявить международный конкурс на создание современного научно-исторического комплекса в Наггаре, а деятельность Института «Урусвати» продолжить где-нибудь в другом месте [1, 2.35.58–2.37.23]. В этом его поддержал и Л.М.Гиндилис, рекомендовавший перенести Институт на Алтай. В данном случае нелишне напомнить «знатокам рериховского наследия» мнение самого Н.К.Рериха, который писал: «Урусвати, место исследований, место науки, должно быть построено в Гималаях, в границах древней Арьяварты. Снова человеческий дух, очищенный непрерывными токами Гималаев, будет искать в неустанном труде. Целебные травы, медицинские исследования, чудесные магнитные и электрические токи, неповторимые условия высот, неповторимое свечение планетарных тел с астрохимическими лучами, радиоактивность, – и все несказанные сокровища, которые сохранены только в Гималаях... <…> Условия научных исследований, нетронутые стремительным натиском современных городов, существуют только здесь, где даже планетарные лучи кажутся чище и более проникающими. <…> Здесь вы чувствуете праздник знаний и красоты» [5, c. 57]. Иными словами, местоположение «Урусвати» было для его основателей определяющим, и без него продолжение всех исследований, запланированных Рерихами, потерпит неудачу. К сожалению, мы как-то уже начинаем привыкать, что воля великой семьи, которую на словах так почитают представители НРК, для них ничего не значит. Видимо, они уверены, что знают гораздо больше. Ну что ж, пусть создают свой институт, но при чем здесь выстраданный Рерихами «Урусвати»? А может, все намного проще, и речь здесь идет о государственных субсидиях, которые так надеется получить для своей организации А.П.Лосюков, дипломатично именуя их «поддержкой» [1, 2.37.22–2.39.08]? Правда, довольно странно, что А.П.Лосюков, уверенный в невозможности осуществить в ХХI веке то, что сделали Рерихи в 30-х годах ХХ века, сам просит денег в условиях жесточайшего кризиса на создание такого утопичного проекта [1, 20.37–20.40].


Кабинет Ю.Н. Рериха

Кабинет Ю.Н. Рериха

Вспоминается другой подобный случай, когда хорошо знакомый Александру Прохоровичу Тигран Константинович Мкртычев, директор мифического филиала ГМВ, пытался уверить общественность, что внутренние помещения усадьбы Лопухиных, отобранной у МЦР, нужно срочно перестроить и на этот проект ему выделят федеральные деньги. В результате все грандиозные планы свелись к покраске стен разоренного Музея в унылый серый цвет прямо поверх прежних обоев. Легко догадаться, что требуемых средств на столь утопичный проект он не получил [6]. Такая же участь может постигнуть и планы НРК. Да и способен ли в принципе НРК взять на себя подобную ответственность и, наконец, воплотить все заявленные на слушаниях планы? За три года своего существования он так и не смог осуществить ни одного реального проекта, личные достижения его отдельных членов не в счет. НРК не провел ни одного действительно серьезного исследования, международной конференции, выставки, не издал ни одной книги. Выступления Л.М.Гиндилиса и М.Н.Чирятьева по большому счету не несли научной новизны, поскольку с некоторыми изменениями эти доклады были прочитаны ими уже не один раз. Не выполняет эта организация и посреднических функций между рериховской общественностью и государственными структурами, поскольку ни те, ни другие не воспринимают ее всерьез [7]. Единственное, что у НРК получается, это участвовать в разрушении МЦР и поддерживать этот процесс. Так они приветствовали уничтожение общественного Музея имени Н.К.Рериха и даже не озаботились судьбой наследия Рерихов, бесследно пропавшего из захваченной ГМВ усадьбы Лопухиных. Собственно для этого НРК и создан чиновниками Минкульта. Но ведь многим членам комитета реальная деятельность и не нужна, например, члену Совета НРК М.Н.Чирятьеву.

Ярче всех, как всегда, с большим эмоциональным подъемом он выступал на общественных слушаниях. Вообще в его докладах много красивых слов о духовности, нравственности, новой эпохе. Его речи могут так воодушевить, что невольно начинаешь верить, будто и сам Михаил Николаевич являет собой пример всего того, о чем говорит. Честный, бескомпромиссный, бескорыстный человек, талантливый ученый – таков он для большинства слушающих его со стороны. Так ли это на самом деле? Оставим на совести М.Н.Чирятьева его позицию относительно МЦР и разрушения общественного Музея имени Н.К.Рериха. Как ни странно, это не стало сенсацией для многих, с кем он тесно общался и работал в прежние годы, и обратимся к фактам.

В послужном списке Михаила Николаевича действительно много различных должностей и организаций. Он был и председателем Санкт-Петербургского отделения МЦР, секретарем Санкт-Петербургского отделения миссии Рамакришны в России, до сих пор является вице-президентом Международной Лиги защиты Культуры, наконец, побывал даже заместителем руководителя научного отдела МЦР. Однако его деятельность в этих организациях отмечена некоторыми особенностями. Так, в результате вольного обращения с финансами, неумения выстраивать работу в коллективе и нежелания отчитываться о проделанной работе, М.Н.Чирятьев был освобожден от должности руководителя Санкт-Петербургского отделения МЦР. При этом он чуть было не поставил под угрозу само существование организации, продолжая удерживать у себя долгое время ее основные документы и печать. И если печать по настоянию Первого вице-президента МЦР, генерального директора Музея имени Н.К.Рериха Л.В.Шапошниковой он вернул, то богатейший архив одного из старейших отделений МЦР так и остался в его руках. Примерно в то же время конфликт с ним произошел и в отделении Миссии Рамакришны, в результате чего касса организации была передана другому лицу. И наконец, Международная Лига защиты Культуры (МЛЗК)… Сколько надежд возлагалось на нее! Она должна была стать форпостом защиты культуры, особенно ее помощь жизненно необходима сейчас, когда десятки организаций и учреждений культуры безжалостно уничтожаются невежественными чиновниками, когда по всей России идут страшные «тихие погромы». Тогда, в далеком 1996 году, создание Лиги с энтузиазмом было воспринято культурной элитой страны. Ее возглавил академик Б.Ф.Раушенбах, поддержал патриарх русской культуры Д.С.Лихачев и многие другие. Главным инициатором и одним из учредителей новой организации стал МЦР. Избранный на должность вице-президента М.Н.Чирятьев при такой солидной поддержке в значительной мере мог способствовать превращению МЛЗК в деятельную, авторитетную организацию. Вместо этого происходил обратный процесс. Истинные задачи Лиги так и не были осознаны, общее руководство с выстраиванием тактики и стратегии не проводилось, каждое отделение работало само по себе. Несколько раз делались попытки реанимировать МЛЗК, причем в этом вопросе надежды возлагались именно на М.Н.Чирятьева. Он не разубеждал рядовых членов Лиги в своей руководящей роли и горячо поддерживал их желание перемен на словах, но в реальности добиться от него каких-то действий было очень трудно, а в оправдание он обычно разводил руками: «Меня не слушают». В результате к сегодняшнему дню от МЛЗК осталось одно название и, конечно, руководящая должность у М.Н.Чирятьева, которая, к большому сожалению, не сподвигла его на проведение серьезных организационных изменений в МЛЗК, требуемых от нее Министерством юстиции в течение последних лет. Как выясняется, подобными отговорками или ссылкой на крайнюю занятость, а также различными обещаниями вместо реальной работы он «кормил» членов всех общественных организаций, к которым имел отношение, потому, в конечном счете, и остался практически один.

Интерес М.Н.Чирятьева к Институту Гималайских исследований «Урусвати» всецело поддержал МЦР и его руководитель Л.В.Шапошникова. Михаилу Николаевичу было поручено вести работу по его восстановлению, для этого он регулярно ездил в Кулу. Но действительно серьезных отчетов о своей деятельности в МЦР так и не увидели.

Последняя попытка поручить ему работу, связанную с возрождением «Урусвати», была предпринята МЦР уже в 2012 году. Со стороны научного отдела МЦР давались задания по формированию группы ученых, которые могли бы работать над проблематикой Института Гималайских исследований, но такой группы создано не было.

Конечно, сам Михаил Николаевич может списать все эти неприятности на происки врагов, непонимание посредственностями его творческой личности, но, во-первых, в распоряжении МЦР имеются все необходимые документы и живые свидетели тех событий, а во-вторых, сходные проблемы, которые возникали у разных организаций в результате «деятельности» М.Н.Чирятьева, говорят сами за себя.

Теперь же на общественных слушаниях в своем выступлении он снова живописал научные перспективы Института «Урусвати», как-то не думая о том, что благодаря в том числе и его бездействию они так и не были реализованы. Неужели теперь, показав несостоятельность в стольких интересных проектах, он надеется, засучив рукава, наконец, повести Институт «Урусвати» в светлое будущее? Судя по всему, да. Но, исходя из предыдущего опыта, под его руководством мы можем остаться и без Института «Урусвати», и без его фондов, поскольку Михаил Николаевич музейным работником уж точно не является и не имеет представления, как их сохранять. А скорее всего и не будет этого делать, ведь НРК собирается создать новый институт в другом месте, и ему гораздо интересней использовать материалы «Урусвати», а не сохранять их.

Тогда для чего с важным видом члены НРК рассуждают о перспективах «Урусвати» и своей роли в его возрождении? Возможно, ответ на поверхности: чтобы снова захватить и разрушить то, что создано не их трудом, и выдавить из ММТР организацию, все эти годы искренне и по-настоящему помогавшую усадьбе Рерихов, организацию, которую ввел в Трест сам С.Н.Рерих.

Между тем индийская делегация ММТР еще в 2012 году, увидев общественный Музей имени Н.К.Рериха, сегодня, к сожалению, безжалостно разрушенный чиновниками от культуры, в том числе с помощью НРК, была восхищена. Г-жа Маниша Нанда, главный секретарь правительства штата Химачал-Прадеш, Генеральный секретарь Международного мемориального треста Рерихов, отметила: «Безусловно, мы хотели бы создать такой же музейный и научный комплекс, который мы увидели здесь, в Москве. Потому что, то, что мы увидели здесь, это, по сути, – тело, сердце и душа наследия Рерихов» [3]. Конечно, как бы тяжело ни было, МЦР по-прежнему будет исполнять свои обязательства и сделает все, чтобы совместно с индийской стороной и при поддержке российских властей превратить усадьбу Рерихов в Наггаре и Институт Гималайских исследований «Урусвати» в крупный научно-культурный центр.

Источник: Блог «Конт». 8.04.2018


Примечания:

1. Общественные слушания в Общественной палате РФ «Духовно-нравственные основы науки, искусства, религии России и Индии сквозь призму наследия Рерихов» // НРК (сайт). Режим доступа: http://xn----7sbhgebbvdxuvxbg8e.xn--p1ai/259-slushaniya-v-oprf-posvyashchennye-90-letiyu-instituta-u... Дата обращения: 5.04.2018

2. Круглый стол в Общественной палате РФ по вопросам сохранения и актуализации наследия Рерихов 26.09.2015 г. // НРК (сайт). Режим доступа: http://наследие-рерихов.рф/events/round-table-ccrf  Дата обращения:  3.04.2018.

3. Гималайский свет Рерихов // Российская газета (сайт). Режим доступа: https://rg.ru/2012/10/09/rerih.html  Дата обращения: 5.04.2018.

4. В Международном Мемориальном Тресте Рерихов в Индии продолжается Рериховский фестиваль Культуры // Международный Центр Рерихов (сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=4916  Дата обращения: 6.04.2018.

5. Рерих Н.К. Урусвати. М.: Международный Центр Рерихов, 1993.

6. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К.Рериха // Международный Центр Рерихов (сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=5738  Дата обращения: 4.04.2018.

7. Dar. Пауки в банке у разбитого корыта // Конт (сайт). Режим доступа: https://cont.ws/@liubov1973/841933  Дата обращения: 5.04.2018.



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007