Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховЖивая ЭтикаМЦРМузей имени Н.К. РерихаЛ.В. Шапошникова
Защита имени и наследия РериховОНЦ КМ КонференцииПакт РерихаЖурнал «Культура и время»Сотрудничество

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
22.02.2018

Татьяна Книжник. «Самомнение подсказывает, что все должно быть доступно…». Еще раз о дневниках Е.И. Рерих

 RoerichHelena6.jpg

В Интернете с «легкой» руки А.Люфта гуляет фрагмент знакомой описи. Попросили дать комментарий. Я считаю, что люди, обосновавшиеся в усадьбе и разгромившие наш прекрасный Музей, прекрасно понимают, что творят. Это и было их целью, к которой они шли с завидным упорством долгие годы. Возможно, они даже воплотились с этой темной миссией. Так называемые общественные помощники – предатели и обиженные на всех и вся – пошли против воли Учителей и быстро оказались в услужении у своей самости и прочих чудищ разного калибра. Они сделали свой осознанный выбор, и какой смысл лезть к ним с разъяснениями, особенно когда не просят? Наши пути разошлись. И единственное хорошее в случившемся – ясность. Все стало понятно – кто есть кто, где линия фронта, как себя в связи с этим вести.

Но есть те, кто недавно подошли к Учению, еще не разобрались в ситуации, дезинформированы или искренне заблуждаются. Нормальные живые люди с головой и сердцем, а не условно цивилизованные.

За прошедшие годы в сторону МЦР было брошено немало камней: варвары, инквизиторы, запрещаем читать книги, вытаптываем нежные ростки на ниве просвещения. Так вот, хотелось бы заметить, что цивилизованное человечество в течение веков выработало определенные традиции и законы, регламентирующие взаимоотношения каждого из нас с духовной собственностью другого. Хранители наследия известных людей являются трансляторами воли фондооснователей, защитниками их чести и выразителями их интересов, поэтому озвучивание этой позиции – в данном случае рериховскому пространству – для нашего Центра всегда было вопросом не столько права, сколько долга.

Как человек, отбиравший материалы для потенциальных публикаций и знакомый с фамильным фондом семьи Рерихов, могу только подтвердить, что все эти утверждения о сроках – правда. Но что я, если от Людмилы Васильевны Шапошниковой, доверенного лица Святослава Николаевича Рериха, сомневающиеся требовали предъявить доказательства, да еще в том виде, в котором бы их устроило, не понимая, что это вопрос их выбора. Будь эти распоряжения Святослава Николаевича иными, МЦР бы сам занимался изданием дневников, продавал книги «Сферы» и «Пролога», а Людмила Васильевна не использовала бы такие жесткие определительные, как «предатели» и «продолжатели дела Хорша». Все эти разговоры о доказательствах неизменно сводились к тому, что Святослав Николаевич не разбирался в содержании наследия своих родителей и был далек от Живой Этики, а Елена Ивановна (запрещавшая даже ближайшим сотрудникам читать дневники и делать из них выписки) имела в виду совсем другое и сомневалась, как поступить со своими трудами. И вообще, сознание рериховцев настолько продвинулось, что пять лет нынче засчитываются за сто. (Разгром посвященного Рерихам Музея с участием силовиков, сорванное Знамя Мира, мародерство, разбитые витрины и прочие проявления скотского состояния, в которое, как оказалось, очень просто скатиться, – лучшее тому доказательство.) Это голос самости, которая, разумеется, во всем разбирается лучше всех, включая Великого Владыку и Елену Ивановну, и убедить ее в чем-либо не представляется возможным в принципе, потому что для нее существует единственный аргумент – хочу и получу. Как так преломляется в сознании, что дойти до Учителей можно на своих условиях и что именно Они нуждаются в нас, а не мы в Них, загадка.

Поэтому так важно быть предельно честными с собой и сознавать, что нами правит – стремление к познанию, доброта, желание кого-то просвещать или же обычное самоутверждение, любопытство и поиск дозы наркотика для ума. Такие «просветители» считают себя более компетентными, нежели Космические Иерархи, несмотря на то, что вовсю используют их материал.

На YouTube размещен видеосюжет на тему обнародования захваченных дневников. Люфт с его обманутыми ожиданиями, Попов, который умело прикидывается шлангом (простите за сленг, иного выражения не подберу), а по сути указывает своему приятелю его место. Неизвестно откуда всплывшие дамы из Швеции, которым очень надо. Каждый говорит о своем, об Авторе дневников и его воле, разумеется, ни слова. Все вращается вокруг них и их желаний.

Достаточно странно слышать и читать, что все это делается из любви и уважения к Елене Ивановне. Любовь и уважение – это прежде всего понимание, что другой человек – субъект, воля которого отличается от нашей. Почему он поступает так или иначе – в данном случае с плодами своего творчества, духовного опыта, делом всей своей жизни – это его право, его выбор, его решение. Непонимание этих в общем-то базовых вещей говорит о том, что у нас серьезные проблемы во взаимодействии с миром, в центре которого располагаемся мы с нашим бесценным мнением, а всё остальное и все остальные – так, декорации на сцене нашей жизни.

Представьте повседневную ситуацию: вы не считаетесь с чьим-то решением, а затем пристаете к этому человеку с объяснениями (а заодно и другим объясняете), что сам он не понимает, какие у него мотивы, чего он хочет и что имеет в виду, уверяете, что вы лучше знаете, как нужно действовать, что вы – особый случай, исключение из правил, вам очень-очень надо, у вас миссия и т.д., – как думаете, какая реакция последует? От вас дистанцируются, потому что это эгоистичное – мне надо! – и абсолютно неадекватное поведение. Так почему же подобное отношение допустимо к тем, кого мы считаем своими духовными Учителями? Не говоря уже о том, что речь идет о распространении сокровенных вещей, информации о тех явлениях и процессах, которую мы в настоящий момент не в состоянии правильно воспринять и осмыслить. Понимаем ли мы, что Их помощь может и не последовать и что для Них мы не представляем ни малейшего интереса? Раз уж играем по своим правилам, не считаемся с Их решениями, на предупреждения и просьбы не реагируем. Готовы ли мы к такой степени свободы и самодеятельности или, может, лучше все-таки скромнее оценивать свои способности и прислушаться к Тем, чьи знания и опыт несоизмеримы с нашими?

При чем здесь вообще мы со своей точкой зрения? Что действительно имеет значение, так это точка зрения на всех нас Великого Владыки и Елены Ивановны. Ведь именно она дает нам потенциальную возможность со временем превратиться из двуногих в людей.

В связи с тем, что дневники Е.И.Рерих стали вожделенной добычей и предметом яростных споров о том, кто протолкнется к продукту поближе и урвет от него кусок побольше, хотелось бы ознакомить вас с одним материалом, обнаруженным в процессе работы над текстологическим комментарием к книгам Живой Этики. Страничка эта была наклеена перед титульным листом одной из тетрадей, думается, специально, чтобы на нее обратили внимание.

 sroki2.jpg

«Яро утверждаю необходимость запечатлеть в записях. Яро напишешь новую книгу о своем огненном опыте – ярую мы оявим для потомства. Но ярые записи целиком оявлены будут не раньше трехсот лет после твоего ухода.

Ярая будет вести дневник полный, яро уявлю тебе Мою диктовку. Яро начни с 6-го числа. Явление это Мне страстно необходимо». ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 1–2. Д. № 147.

P.S. И отдельный вопрос (если не затрагивать юридические и нравственные моменты) – как вообще такое возможно в государственном учреждении, сотрудники которого должны руководствоваться правилами организации хранения документов и Федеральным законом «Об архивном деле в РФ»? Если бы наш ответственный хранитель привел своих приятелей поснимать приглянувшиеся документы в не поставленное под охрану хранилище (а у захватчиков оно находилось в этом статусе почти восемь месяцев), его бы уволили в тот же день. За профнепригодность. Однако с Государственным музеем Востока, как показала жизнь, человеческие мерки и даже критерии обычного здравого смысла попросту не работают. Слишком лихо пытаются его работники изменить представления о возможном и допустимом.

17–20 февраля 2018 г.


Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007