Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
15.10.2017

Любовь Хоменок. Панихида по совести

Действительно, многие хотели бы уничтожить каждое полезное начинание.
Трудно сказать, кто вреднее – темные или изуверы? У последних часто
сердце еще недоступнее. Они, присвоив чужие наследия, утвердили самые
беспощадные угрозы всему человечеству. Не удивляйтесь, что они захватывают
лучшие символы, чтобы их обезобразить. Недаром изуверы назывались
обезобразителями. Одним из отличительных свойств их будет отсутствие
чувства красоты.

Мир Огненный. Часть 2. § 254.

…Не поднять тебе глаз!.. –
Ты уже в том ряду,
Где Иуда и Хорш,
Тохтамыш... рядом Брут…
Место встречи предателей –
в мрачном аду,
И вердикт назначает
Кармический Суд…

М.Озолиня «Посмотри мне в глаза»

В захваченной Государственным музеем Востока (ГМВ) усадьбе Лопухиных прошло странное мероприятие, которое сами его организаторы назвали научной конференцией «Наследие Рерихов и восточный вектор российской культуры». Странным было то, что на территорию усадьбы запускали, как на режимный объект, довольно ограниченный круг лиц и только по паспортам. Вообще, чтобы добраться до места проведения конференции, нужно было преодолеть аж три кордона, где посетителя самым тщательным образом допрашивали: кто он и от кого. Для чего были предприняты такие беспрецедентные меры безопасности – неясно, но это наводит на мысли о закрытости и даже сектантском характере данного мероприятия.

Музей Рериха. Сняли Знамя Мира Не менее странным было и поведение людей, заходивших в открытые для них ворота усадьбы Лопухиных. Кто-то, втянув голову в плечи и опустив глаза, старался быстрее прошмыгнуть мимо сторонников Международного Центра Рерихов (МЦР), круглосуточно дежурящих возле усадьбы, словно боялся быть узнанным или спрошенным о чем-то. Кто-то по своему обыкновению громко возмущался и требовал прекратить съемку, которую те вели, поскольку фиксировали все, что происходит на территории их общественного Музея. Кто-то, а именно ставший уже одиозной фигурой юрист ГМВ Ю.С.Избачков, по своей привычке пытался устроить провокации и вызвать полицию. Не обошлось и без курьезов. Так, некоторые участники данного мероприятия уже на исходе третьего дня вдруг бросились к дежурным сторонникам МЦР с объятиями и увещевательными речами, чем вызывали у последних смешанные чувства недоумения и брезгливости. Вот такие странные гости прибыли на территорию усадьбы Лопухиных по приглашению Государственного музея Востока.

Странным выглядел и зал С.Н.Рериха, где все они собрались 6 октября на открытие выставки «Свет с Востока». В этом помещении она занимала всего лишь угол и примыкающую к нему стену, в результате чего здесь не чувствовалось уюта, а экспозиция казалась какой-то кособокой. Такое впечатление, что разнокалиберные картины спешно были сняты со своих обычных мест и перенесены в зал незадолго до самого мероприятия. Приглушенные тона произведений как бы сливались с темно-малиновым фоном обоев и создавали ощущение тяжелого полумрака, которое усиливала пустая стена напротив. Еще недавно экспозиция общественного Музея имени Н.К.Рериха в этом зале была построена на контрасте ярких сочных красок картин С.Н.Рериха с благородного цвета стенами. В результате создавалась торжественная и праздничная атмосфера, которая была оправдана назначением помещения. Оттого зрители воспринимали зал светлым и радостным. Но организаторы данной выставки, как видно, не сумели или не захотели этого учесть, а может, просто сделали экспозицию небрежно, впопыхах, непрофессионально, поэтому «Свет с Востока» в этом помещении обернулся мраком, впрочем, приличным самому мероприятию.

Надо думать, что картины для экспозиции были выбраны не случайно, ведь это в основном портреты самих Рерихов, Девики Рани и Кэтрин Кэмпбелл кисти С.Н.Рериха. Возможно, по мысли организаторов, они должны были стать свидетелями происходящего действа. Но в свете последних событий это якобы культурное мероприятие больше походило на шабаш, поскольку стало торжеством разрушения над мирным созиданием, лжи над правдой, силы над законом. Словно самих Рерихов цинично пригласили полюбоваться, как искажаются их идеи, как попирается их воля, как уничтожается созданный ими общественный Музей. И они смотрели спокойно и строго на пустые стены, на захватчиков и их приспешников, сидящих за столом, накрытым унылым серым сукном, а еще вглядывались в души тех, кто собрался в зрительном зале.

Но что можно было увидеть там? Радость от одержанных духовных побед? Нет… тяжелый груз прошлых обид, ненависти, самолюбования, злорадства, самости, неудовлетворенных амбиций и личной выгоды. Помимо парочки не вникающих в суть происходящего ученых да случайно оказавшихся людей, здесь собралась во многих отношениях примечательная компания оккультистов, сектантов, предателей и воров. Это Т.К.Мкртычев, для которого ложь стала второй натурой, В.А.Росов, оклеветавший Н.К.Рериха, Д.Н.Попов, нарушивший волю Е.И.Рерих и закон об авторском праве МЦР, Н.А.Тоотс, давно занимающаяся не Живой Этикой, а пропагандой низкого пошиба оккультизма, Р.Б.Рыбаков, предавший доверие С.Н.Рериха и фактически обвинивший его в плагиате, О.В. Румянцева – давний противник МЦР и Л.В.Шапошниковой, К.Е.Рыбак – поклонник Андрея Кураева, нектарианцы – Нина Зальцман, директор МИСР А.А.Бондаренко, его заместитель В.Л.Мельников и другие. Эту разношерстную компанию объединяет только одно – ненависть к созданному С.Н.Рерихом Международному Центру Рерихов. Все они, переступив этические законы, в той или иной мере приложили руку к уничтожению общественного Музея имени Н.К.Рериха.

Как тяжелый жернов, преступники увлекли за собой и бывших сотрудников, и сторонников МЦР, предавших его, – В.Э.Жиготу, А.П.Лосюкова, О.Е.Цветкову, М.Н.Чирятьева, Е.В.Аксенову, Л.М.Гиндилиса, Т.И.Мурашкину, А.Л.Баркову, Н.В.Тютюгину, А.В.Салычева и прочих. У каждого из этих личностей были свои мотивы. Многие из них как члены Национального рериховского комитета (НРК) оправдываются тем, что якобы наступил новый этап во взаимодействии с государственными чиновниками и под их «надежным» крылом они надеются еще сказать свое веское слово в изучении рериховской философии, создать фундаментальные труды, сформировать свою научную школу. И ради этой благородной миссии можно поддержать разрушителей, стерпеть ложь и клевету на своих Учителей и их дело. Правда, рассуждая подобным образом, они забыли о законах жизни. В свое время еще Н.К.Рерих писал, что те ученики, которые предали своего Учителя, а он имел в виду А.И.Куинджи, не только не продвинулись сами, но и значительно деградировали, в то время как полные уважения к нему и следовавшие его заветам сами стали не меньшими Учителями. Все это потому, что Знание не отделимо от этической стороны. На это еще указывалось в Добротолюбии. Так, Св.Марк писал: «…Если бы ты делал то добро, которое знаешь, тогда последовательно открылось бы тебе и все прочее, будучи постигаемо одно посредствам другого, подобно тому, как узнаются односеменные». Известно это и М.Н.Чирятьеву, который сам выступал с докладом, посвященным этическим проблемам в современной науке. Но одно дело писать доклады, а другое – следовать нравственным декларациям в жизни. Негативные последствия игнорирования универсальных законов уже дали себя знать на Круглом столе в рамках данной конференции. Так, член Управляющего Совета НРК Е.М.Егорова озвучила некоторые принципы «стратегии научных исследований рериховского наследия», где она отделила собственно рериховедение от изучения непосредственно Живой Этики. Это утверждение входит в противоречие не только с философией Рерихов, в основе которой лежит синтетическое восприятие действительности, но и с их жизнью, поскольку она была обусловлена этим мировоззрением. Поэтому изучать общественную деятельность, художественное наследие Рерихов, круг их сотрудников без этой основы – значит составлять о них неверное, искаженное представление, а пытаться познать Живую Этику в отрыве от их творчества – значит утонуть в отвлеченных умозаключениях. Подобное рериховедение и изучение рериховской философии заранее обречены на поражение, более того, со временем могут войти в противоречие друг с другом, как, например, деструктивные концепции печально известной докторской диссертации В.А.Росова с мировоззрением и жизненными установками самих Рерихов. Живая Этика есть Учение Новой Эпохи, и исследование его старыми методами не даст желаемых результатов. Примерами рериховедов «новой волны» были П.Ф.Беликов, формировавшийся как исследователь под непосредственным руководством самих Рерихов, и Л.В.Шапошникова, доверенное лицо С.Н.Рериха. Они блестяще совмещали как исследование Живой Этики, так и изучение биографии Рерихов. Оттого каждая книга этих авторов, посвященная Рерихам, дает нам объемное и точное понимание жизни и смысла действий великой семьи. Но предательство бывших сотрудников и сторонников МЦР – это предательство Иерархии, вот и пущено судно НРК без руля и ветрил по воле волн, можно только догадываться, чем это закончится. И неважно, что эти «бывшие» не считают себя предателями, они поддержали безнравственные поступки, а значит, предали прежде всего Живую Этику в себе, свою совесть. Как говорится, один компромисс, другой компромисс, глядишь – большой подлец.

Странно было наблюдать, как судьба неумолимо собрала всех этих людей вместе, как сидели рядом друг с другом когда-то идейные противники или совсем незнакомые личности, до этого момента разделенные между собой даже океаном, – воистину неисповедимыми путями каждый пришел и занял свое место в этом сегодня мрачном зале. Может, оттого в воздухе и повисла тяжелая, давящая атмосфера, а выступающие еще больше усиливали это впечатление. Они поднимались один за другим, говорили несколько дежурных фраз, поздравляли всех с предварительным открытием государственного музея и садились. Ничего нового, все та же беспросветная ложь и пустота. И хотя все говорили о радости и своей победе, этого в зале не чувствовалось, и хотя предвещали новый этап жизни музея, он сильно попахивал нафталином. Зрители аплодировали, но было видно, что и у них это событие тоже не вызывает особой радости. Словно не победу праздновали, а справляли панихиду.

Не лучше дело обстояло и с конференцией. Мы не будем давать оценку ее научному уровню, но отметим, что в ней снова были сделаны акценты на отрыве творчества Н.К.Рериха от его внутреннего духовного мира, о чем неоднократно заявлял Т.К.Мкртычев, и подчеркнуты преимущества государственного музея. Этой теме был посвящен доклад С.Ю.Ключникова. Но дело в том, что он просто подменил понятия сотрудничества с государственными структурами и прямое подчинение им. Первое – это естественные отношения, от которых не освобожден ни один гражданин, второе может обернуться ограничением свободы и творчества личности. Это Н.К.Рерих отлично понимал. Поэтому, находясь в должности директора Рисовальной школы Императорского Общества поощрения художеств, он всячески отказывался от навязывания лишней опеки со стороны власть предержащих. «Наше учреждение, – вспоминал он, – не входило ни в одно ведомство. Было само по себе, и это очень озабочивало Государственный Совет. Каждый год ко мне приезжал чиновник, предлагая приписаться к любому ведомству. <…> Начинались соблазны усиленною пенсией, чинами и орденами. Чечевичная похлебка была заманчива, но того дороже была нам свобода. <…> Иначе, похлебав, пришлось бы потом расхлебывать» [1]. Расписывая прелести «чечевичной похлебки» государственного Музея, С.Ю.Ключников опустил ее главный недостаток. Если чиновники захотят закрыть государственный музей, а его коллекцию отправить в запасники или того хуже, им никто не сможет помешать. Примеров тому в современной России, к сожалению, множество. Достаточно вспомнить Исаакиевский собор, у которого есть множество защитников, но они не в силах противостоять разрушению музея изнутри, что и делает сейчас поставленное Минкультом руководство. В то же время общественный музей находится под жестким контролем широкой общественности и проверяющих его государственных ведомств, как это было с Музеем имени Н.К.Рериха в течение 25 лет его существования. В отличие от государственного музея, в общественном музее могут работать только беззаветно преданные своему делу сотрудники, а все прочие просто не выдерживают и со временем уходят.

По сравнению с серым и обыденным мероприятием ГМВ в усадьбе Лопухиных в октябре 2017 года, торжественное открытие общественного Музея имени Н.К.Рериха в октябре 1997 года стало настоящим праздником Культуры. На него съехались сотни людей из разных стран мира. Всеобщая волна торжественной всепобеждающей радости охватывала каждое сердце, искрилась в счастливых глазах. Все поздравляли друг друга с этим событием и были полны предчувствия чего-то прекрасного, что ожидает впереди. Еще бы! Открылся первый художественный Музей имени Н.К.Рериха в России. Он был выстрадан в честном бескорыстном всенародном труде и тяжелой борьбе, потому такой возвышенной и чистой была радость от его появления. А откуда взяться радости здесь, на костях общественного Музея? Если воры и разбойники пришли уже в созданный не ими, а народом, Музей и просто захватили его, объявив себя его новыми хозяевами?

Может показаться, что наше наблюдение слишком односторонне и даже предвзято, но каково же было удивление, когда его подтвердил человек совершенно нейтральный, до этого момента не вникавший в суть конфликта МЦР с ГМВ, но присутствовавший на этом мероприятии. Прежде всего его поразила какая-то гнетущая темнота, которая была не только от мрачного зала и полупустых стен, но и от собравшихся в этом зале людей. Общая атмосфера этого собрания напоминала пыльный серый колпак, который закрыл их умы и сердца. Даже картины Рерихов как бы погасли. Ему стало не только неуютно, но и страшно, «как в фильме ужасов». Не дожидаясь окончания мероприятия, этот человек покинул зал и перед уходом заглянул на выставку, которая расположилась в нескольких залах первого этажа. В одном из них он заметил упавшую статуэтку Будды Майтрейи, которую даже не пытались поднять. Майтрейя – символ Новой Эпохи, которую, разрушая детище Рерихов – общественный Музей, захватчики отвергли. Как бы ни праздновали они свою победу, это была победа над собственной совестью, а само мероприятие было панихидой по ней.


1. Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. Т. II. М.: Международный Центр Рерихов, 1995. С. 253.



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007