Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
05.10.2017

Надежда Лебедева. Ларина Кудряшова против, или По волнам кураевской этики

vesi2.jpg

«Ларина Кудряшова против»... Такая фраза возникла в голове при прочтении первых же абзацев ее «Открытого письма» [1]. Только вот против кого Ларина? Против А.В.Стеценко, П.М.Журавихина и всего нынешнего руководства МЦР, чей образ она рисует так, что к таким людям ближе чем на пять шагов и подходить-то опасно: «готовы на все ради власти», «держат в страхе не только собственный коллектив, но и общества, поддерживающие МЦР», не давая буквально пикнуть против… Страшные люди, одним словом! Так против них Ларина или против Людмилы Васильевны Шапошниковой, которая считала возможным работать с ними десятилетиями? Сколько людей отошло от МЦР, а А.В.Стеценко и П.М.Журавихина Людмила Васильевна оставила около себя. И это в то время, когда у Центра имелся меценат, а значит – достойные зарплаты у сотрудников, и выбирать их можно было очень тщательно. Чего стоит мнение Л.В.Кудряшовой против мнения Л.В.Шапошниковой? Или она допускает мысль, что человек в зрелом возрасте может внезапно и резко поменяться, и Александр Витальевич все эти годы искусно маскировался? Полноте, это невозможно.

«…Вице-президента МЦР Александра Витальевича Стеценко демонстративным наружным наблюдением “в бампер” припугнуть не получается. Он еще старшим лейтенантом, командиром мотопехотной роты, входил в Афганистан в передовых частях советской армады в декабре 1979 года. И с ходу штурмовал аэродром в Шинданде, откуда верные уже мертвому Амину бомбардировщики взлетали бомбить Кабул. За полтора года непрерывных рейдов и боев на северо-западной границе с Пакистаном он получил досрочно капитана, медали и орден Красной Звезды. Окончил карьеру заместителем начальника штаба дивизии.

Стеценко с вполне военной решимостью изменил судьбу после встречи с Шапошниковой и верен этому выбору. <…> Я всегда уважал тех, кто дерется до последнего в окружении без боеприпасов, воды и надежды. Есть в этом что-то наше, родное» [2].

С этим авторитетным мнением Валерия Ширяева, известного журналиста «Новой газеты», не раз защищавшего МЦР, трудно не согласиться. …Так случилось, что мне пришлось написать немало статей о наших российских «афганцах». И знаете, что было общее в их рассказах о войне? Что она очень сильно изменила их взгляды на жизнь, дав даже 20-летним мальчишкам неюношескую мудрость отделять главное от мелкого и преходящего. Когда на твоих руках умирает друг, всякие карьерные вопросы на всю оставшуюся жизнь перемещаются в раздел второстепенных. Безусловно, участники той, уже далекой, войны занимали потом разные, порой весьма высокие должности, но их ценность для них была именно такова, какой она и является на самом деле. По сравнению с другим, более важным. Не допуская для Александра Витальевича существования этого более для него важного, маниакально повторяя, наверное, полтора десятка раз в своей небольшой статье о его стремлении к власти, Л.Кудряшова не понимает, что этим распахивает свою собственную душу, показывая, что главное для нее самой. Кто бы ни высказывался по поводу ее статьи из людей, хорошо знающих как ее саму, так и ситуацию в МЦР, говорили однозначно – суть и мотив послания Кудряшовой именно в этом неудовлетворенном желании стать пресловутой «преемницей». Однако этой преемницей видели ее нынешние сторонники НРК, о чем открыто высказывались при свидетелях, но никак не Людмила Васильевна.

А чего стоят 20 минут из аудиолекции [3], отведенных на пересуды о том, что кто-то из сотрудников МЦР сказал в ее адрес о «грядках»?.. С привлечением примера ни больше ни меньше – Учителей! А речь в том фрагменте идет о дне, когда происходил ЗАХВАТ МУЗЕЯ…

В социальной психологии есть понятие «фундаментальная ошибка атрибуции»: человек, оценивая некое событие, принимает во внимание исключительно личность объекта, полностью игнорируя обстоятельства. Ларина поступает именно так. «Я здесь умышленно не писала о давлении Минкульта...» Да ведь это один из главных моментов во всей описываемой ею ситуации! Если кому-то приходилось работать в атмосфере прессинга и противодействия, хотя бы из школьных лет можно вспомнить такие случаи, – это РЕЗКО отличается от нейтральной обстановки! А здесь такой «маловажный» момент манипулятивно выпускается из виду даже в истории с картинами, не поставленными на учет. Очень сомнительно, что Ларина не в курсе, что ма-а-а-ленькая поправка, уравнявшая госмузеи и общественные в отношении налогов на имеющиеся картины, вышла именно в последние годы, когда Минкульт просто решил «пойти ва-банк», делая что угодно, чтобы уничтожить Музей.

Можно добавить сюда отрывок из письма Совета трудового коллектива Международного Центра Рерихов: «Теперь об истинной причине отказа МЦР в постановке на учет произведений Рерихов в негосударственную часть Музейного фонда РФ. Скажем сразу, что отказ не имеет отношения к якобы небрежному учету, как пытается убедить всех Ларина Владимировна. Этот процесс в течение 2016 года сопровождался длительной перепиской с Минкультом по вопросу прав собственности МЦР на представленные картины и фактически был остановлен с их стороны такой формулировкой: «…просим повторно представить документы, в том числе с учетом состоявшегося апелляционного суда от 20.06.2014 г. по делу “33-10285”» (письмо Минкульта от 27.06.2016 г. № 2233-05-07). На наши неоднократные запросы, о каких именно произведениях идет речь, ответа не последовало» [4].

И уж совсем странно слышать, что если ОБМАНОМ, РАЗБОЕМ враги МЦР смогли оказаться в здании, то «такой полководец не достоин доверия». Позвольте, а как же Рерихи? У них просто по суду отобрали Музей, и ясно, что суд был неправым. Им Ларина тоже отказывает по этой причине в доверии?

Раньше удавалось удерживать Музей, а сейчас его отобрали, значит, дело тут в неумении Стеценко... Эта сентенция не выдерживает никакой критики, ведь и раньше бремя многих судов ложилось на него же, Людмила Васильевна ему поручала организацию подбора адвокатов и прочее. То есть в тех одержанных победах, по логике, заслуга Александра Витальевича есть, и немалая. И опять-таки учитывается все, кроме ситуации, разной в каждое мгновение. Суды в те годы, когда можно было привлекать юристов, не заботясь о том, из каких средств им платить, – это иное положение, чем сейчас. Ситуация со степенью наглости чиновников тоже изменилась. Вряд ли десяток лет назад директор Музея Востока А.В.Седов решился бы врываться в Музей с ЧОПом хотя бы потому, что общественность восприняла бы это, наверное, по-иному, чем сейчас. Не оценила бы «героизма»… Есть и другие причины, времена меняют обстоятельства.

С таких позиций, не учитывая ситуацию, а пытаясь приписать А.В.Стеценко и другим руководителям МЦР то, что им уж точно никак не свойственно, – стремление к удобству и роскоши за счет рядовых членов Рериховского движения, Ларина оценивает даже факт нахождения офиса МЦР не где-то в Химках, а недалеко от усадьбы Лопухиных. А сколько раз за это время возникала срочная необходимость присылать сотрудника с видеокамерой к зданию, поскольку новые «хозяева» творили что-то, что потом, надеемся, будет учтено судом, правым судом! Офис на окраине в этом случае был бы равен тому, что его нет вообще. И транспортные расходы, если склады находятся далеко, превысят разницу в стоимости аренды. Вряд ли Ларина как бизнесмен не разбирается в подобных вещах.

Это примерно то же самое, как собирать деньги для матери на лечение ребенка, а потом упрекать ее, что она снимает квартиру вблизи больницы, а не в Подмосковье. А ничего, что оттуда ребенка можно просто не довести в случае критической ситуации? Такая иезуитская экономика включается, только когда выключается сердце.

И вся эта «жадность к деньгам» у руководства МЦР, существующая в обиженном уме Ларины, опрокидывается фактом, что были времена, когда Александр Витальевич вкладывал свои собственные деньги в деятельность Музея. Не факт, что такое вложение средств при почти полном отсутствии финансирования, не происходит и сейчас…

Но совсем уж нелепо выглядят кудряшовские требования «гибкости»: если видишь перевес врага, сдавайся, авось уголок на чердаке выделят. С такой позиции СССР должен был перестать существовать еще в 1941 году, а не в 1991-м, вот только «уголок» был бы сомнителен, учитывая планы захватчиков. Не лучше б этот «уголок на 2 этаже» оказался и для сотрудников МЦР. Ведь Ларина сама пишет, что ценой его стала бы передача ВСЕХ КАРТИН В СОБСТВЕННОСТЬ ГОСУДАРСТВА. То есть, к примеру, на выездные выставки рассчитывать уже не приходилось бы по причине того, что ГМВ много раз выступал против них («нечего картины портить»). А вторая причина – пришлось бы, даже если такое разрешение было бы получено, изыскивать астрономические суммы на страховки не принадлежащих МЦР (как это было бы в той ситуации) картин.

И неужели А.В.Седов и Т.К.Мкртычев сработались бы с А.В.Стеценко? Если ненависть просто искрит из их глаз на любом видео, где он, мешающий им осуществлять их гнусные планы, оказывается рядом? Сколько рычагов было бы для мгновенной смены руководителя на нужного. Хотя хватило бы и одного – «а не пустим вас на ваш чердачок!» Цена офиса в этом случае равна была бы потере Чести.

Ларина так старается обвинить руководство МЦР во лжи, что не гнушается даже «суперточной» информацией с сайта Люфта, где Александр Витальевич на фото якобы «присутствует» при изъятии картин, куда его, как он говорит, не допустили. Но фото сделано в другой момент, когда Александр Витальевич с коллегами вошел в зал, а картины уже были упакованы, о чем достоверно было заявлено на Совещании представителей международной общественности 25 марта 2017 года. Так неужели Ларине привычнее верить на слово Люфту, писавшему невообразимые мерзости о Людмиле Васильевне (это ПРАВДИВЫЙ источник?!), чем своему пока еще руководителю?

Кстати, о последнем моменте. Небезызвестный Кураев в настоящее время «пиарится» тем, что транслирует прессе гнусные полунамеки, а иногда и открытые очень серьезные обвинения в адрес Патриарха. Рясу при этом он не снимает, сан не слагает, то есть высказывается публично о своем руководителе, оставаясь, так сказать, «сотрудником» церкви. Такая вот «кураевская этика». Нечто подобное практикует и Ларина Кудряшова. Интересны ее оригинальные представления о культуре и этике, ведь именно в «бескультурье» среди прочего она упрекает своих пока еще соратников из МЦР. Как бы она отнеслась, если б недовольный чем-то член ее общества опубликовал нечто подобное и с той же мерой уважения, но в ЕЕ АДРЕС, при этом «сбивчиво рассказав про бриллианты», да еще в собственной интерпретации, то есть поделился там, где «все свои» (в рамках тиража газеты), всеми известными ему тайнами? К счастью, особого доверия в МЦР к Ларине не было, соответственно этому и качество ее «тайн». Тайны, которыми щедро делится Ларина, в основном из рук новых покровителей. «Чтобы предать, надо что-то знать...»

Но для того чтобы оценить поступок «бывшего друга МЦР» как предательство, достаточно и того, что это, как бы ни утверждала Ларина обратное, попытка расколоть Рериховское движение в САМЫЙ ТРУДНЫЙ момент, попытка по всем правилам информационной войны ударить по центру, подкосить доверие к полководцу во время войны. «Не тот полководец»? Не тот он для Люфта, Лосюкова, радостно ухватившихся за статью Ларины. Для нас он – тот, и это доказало обсуждение «открытого письма» Ларины Кудряшовой. Если бы люди его поддержали, они могли бы промолчать, никак не отреагировать. Но отношение было именно то, какое это письмо заслуживает, – презрительное, как к чему-то мерзкому, как к ножу в спину, да еще с припиской «это я из хороших побуждений, и буду еще помогать…». Помогать и НРК, и МЦР одновременно, видимо, не получится, печататься и на сайте Люфа, и на сайте «Сохраним Музей Рериха» тоже будет как-то странно. В наши дни каждый должен определиться, кто для него честный и порядочный человек – А.В.Стеценко, героически отстаивающий волю С.Н.Рериха, или А.В.Седов, не соблюдающий даже законы РФ, не гнушающийся ложью и прямым обманом, чтобы осуществить свою давнюю мечту завладеть Музеем. Ларина уже определилась с этим, и ее «разоблачение» красуется на сайте Люфта рядом с грязными оскорблениями в адрес Людмилы Васильевны Шапошниковой, которую Л.Кудряшова, с ее слов, очень любила. «Каждый выбирает для себя...»

Надежда Лебедева, журналист

1. Кудряшова Л. Не могу молчать // Крымская региональная культурно-просветительская общественная организация «Общество Рерихов» (офиц. сайт). Режим доступа: http:// cb-icr.ru/news/109-ne-mоgu-molchat.html (дата обращения: 20.09.2017).

2. Ширяев В. Зачем «специалистам по буддизму» силовая поддержка ФСБ? Что на самом деле стоит за обысками в Международном Центре Рерихов // Новая газета. 12.03.2017. Режим доступа: https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/12/71753-obyski-v-muzee (дата обращения: 20.09.2017).

3. По страницам книги К.Антаровой «Две жизни» (аудио 3 части) // Крымская региональная культурно-просветительская общественная организация «Общество Рерихов» (офиц. сайт). Режим доступа: http:// cb-icr.ru/news/108-po-stranicam-knigi-kantarovoy-dve-zhizni-audio-3-сhasti.html (дата обращения: 20.09.2017).

4. Ответ Совета трудового коллектива Международного Центра Рерихов на письмо Л.В.Кудряшовой «Не могу молчать» // Международный Центр Рерихов (офиц. сайт). Режим доступа: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=5554 (дата обращения: 20.09.2017).

Источник: Форум общественной поддержки Международного Центра Рерихов 


Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007