Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта
версия для печати
11.04.2017

Ирина Дьяченко. «Невежество – их устой»

«Невежество – их устой» [1]

(комментарии по поводу интервью К. Рыбака и Т. Мкртычева
«МЦР трансформировал идеи Рерихов до религиозных воззрений»

корреспонденту «Газета.ru»)

Недавнее интервью советника министра культуры К. Рыбака и заместителя директора Государственного музея Востока Т. Мкртычева корреспонденту новостного портала «Газета.ru» (от 21.03.2017), где речь шла об общественном Музее имени Н.К. Рериха, выявило ряд моментов, которые нельзя оставить без внимания. Интервью состоялось вскоре после их беспрецедентного налета 7‑8 марта 2017 г. вместе со следственными органами и ОМОНом на общественный Музей имени Н.К. Рериха Международного Центра Рерихов (до 1991 г. – Советский Фонд Рерихов). В ходе этого налета был произведен рейдерский захват двух сотен живописных и графических произведений Рерихов из коллекции музея, которые были изъяты прямо из экспозиции при отключенной сигнализации и без присутствия музейных сотрудников. Были вывезены картины Н.К. Рериха: «И мы трудимся» (1922), «Пасхальная ночь» (1934), «Дозор Гималаев» (1924), «Знаки Христа» (1924), триптих «Жанна Д`Арк» (1931) и другие, в том числе большая графическая коллекция С.Н. Рериха. Были изъяты из фондов многие ценные документы. Цель налета – разрушить организацию, основанную в России последним из Рерихов, завладеть переданным ей бесценным художественным наследием.

Советский Фонд Рерихов и его общественный музей создавались в 1989 – начале 1990‑х гг. С.Н. Рерихом для сохранения, изучения и популяризации творческого наследия его выдающейся семьи. В своем волеизъявлении Святослав Рерих следовал принципам отца, Николая Рериха, который при жизни основал несколько культурно-просветительских организаций общественного типа. И для него понятие «общественности» было синонимом единения людей вокруг избранной ими созидательной идеи, которая делала их единомышленниками, энтузиастами культурного строительства. В начале ХХ века в России существовало немало общественных организаций, которые способствовали развитию общественного сознания и формированию гражданского общества. «…Немало существует всяких общественных начинаний, – писал Н.К. Рерих. – Но как бы много их ни было, все-таки хочется, чтобы общественность проявлялась в еще более обширном размере»[2]. Сегодня в России также действует множество общественных организаций, которые объединяют в своих рядах людей разных профессий и разных возрастов. Поэтому идея С.Н. Рериха создать на родине общественную организацию, которая была бы посвящена изучению наследия семьи Рерихов, не была чем-то необычным.

Следует отметить, что Международный Центр Рерихов (МЦР), согласно воле своего основателя, продолжает то направление, которое было задано самими Рерихами, и ведет культурно-просветительскую, научную и миротворческую деятельность уже более четверти века. МЦР имеет правительственные награды и признание за рубежом. В начале 1990-х годов в МЦР пришел меценат, который стремился помочь музею «встать на ноги», развить свою культурную работу в разных направлениях. Также он приобретал ценные произведения Рерихов на зарубежных аукционах и дарил их музею, помогая комплектованию фондов. Причем художественные произведения буквально на следующий день попадали в экспозицию, чтобы соотечественники могли видеть шедевры великого русского художника, возвращенные из частных собраний разных стран. К слову сказать, меценат Борис Ильич Булочник одновременно помогал и детским домам, и возрождению народных промыслов, и московскому Музею Серебряного века, входил в попечительский совет Московской консерватории, поддерживал многие культурные проекты и начинания. Благотворительность, попечительство, бескорыстные пожертвования для развития отечественной культуры в стране стали делом его жизни, чистым воздухом, которым дышал этот человек, чье имя навсегда вошло в пантеон русского меценатства и русской культуры. Вслед за Н.К. Рерихом можно повторить, что меценат Булочник Б.И. делал «бесконечно важное государственное дело», потому что он помогал культуре страны, а без культуры не существует и народа. Благодаря его благотворительной помощи возрождалась из руин и усадьба Лопухиных, в которой был размещен, согласно волеизъявлению Святослава Рериха, общественный Музей имени Н.К. Рериха. Увидели свет множество изданий из наследия семьи Рерихов. Успешная деятельность музея, красивая ухоженная усадьба, сотрудники-профессионалы своего дела и одновременно энтузиасты, развивающие идеи Рерихов о культуре и мире, – все это, как ни странно, вызывало постоянные и неоправданные нападки на Международный Центр Рерихов и его общественный музей со стороны некоторых власть имущих. Пора, наконец, развенчивать миф, придуманный одним невежественным чиновником, что МЦР все эти годы борется с государством, – всё с точностью до наоборот. Сколько существует эта общественная организация, столько она вынуждена «отбиваться» от разного рода покушений на наследие семьи Рерихов, которое она сохраняет, на свою деятельность и здание, в котором она располагается.

В своем интервью советник министра культуры К. Рыбак сетует на «активные действия», последовавшие со стороны сотрудников Международного Центра Рерихов после рейдерского захвата им музейных ценностей. Причем, эти защитные действия советник министра не одобряет и в целом пренебрежительно говорит о «защите имени и наследия Рерихов». А как же может быть иначе, если происходит подобный произвол в отношении Рерихов? А если подобное произойдет в отношении другого великого русского деятеля, то сотрудники посвященного ему музея тоже промолчат? Неужели надо молчать, когда похищается народное достояние и извращаются идеи великих людей? Сами Рерихи всегда пресекали невежественные выпады против выдающихся деятелей культуры, ее носителей и хранителей. Они умели защитить культурное достояние, где бы оно ни находилось. А сегодня, в XXI веке, культурная общественность должна сказать свое слово уже в защиту самих Рерихов и их наследия, потому что безмолвие может обойтись порой очень дорого.

Следует отметить, что статус общественного музея не может быть кем-то принижен только на основании того, что он «общественный». Это обстоятельство предполагает столь же высокий профессионализм его сотрудников, как и в любом государственном музее. Думается, что в отношении к деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха у чиновников проявляется предвзятость, которая основана, прежде всего, на невежестве, а она, в свою очередь, порождает фальсификации и подлоги. Практически вся информация, сообщаемая корреспонденту портала «Газета.ru» К. Рыбаком и Т. Мкртычевым, не соответствует действительности. Так, в частности, утверждается, что в МЦР нет музейных специалистов (?). При разработке концепции общественного музея С.Н. Рерих определил, какие специалисты потребуются, поэтому здесь работают, в том числе, и специалисты музейного дела, которые имеют дипломы государственного образца по специальности «Музееведение. Охрана памятников истории и культуры», и они трудятся здесь уже много лет, успешно развивая сотрудничество со многими государственными музеями. Генеральному директору общественного Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой Указом Президента РФ была вручена правительственная награда – орден Дружбы – «За большой вклад в развитие музееведения и сохранение культурного наследия» (2006). А прокурорские проверки, инициированные Минкультуры и Музеем Востока в 2015 г., в которых участвовали названные чиновники, показали образцовое хранение музейных коллекций, согласно подписанным ими же самими документам. И их намеки на возможность «продажи» из музейных коллекций чего бы то ни было также не имеют под собой никаких оснований. Повода к этому не существует.

Далее о творчестве Рерихов. Т.К. Мкртычев бросает фразу о том, что МЦР исказил лозунг Николая Рериха «Мир через Культуру», а идеи Елены Рерих превращены в религиозные воззрения. В чем именно выражается искажение, не объяснено. Читатель остается в неведении. Можно предположить, что Мкртычев, не являясь специалистом в области рериховедения, просто об этом ничего не знает. В свою очередь, К. Рыбак удивляется, почему в этом лозунге Рериха слово «культура» пишется с заглавной буквы? Н.К. Рерих, действительно, это слово писал с прописной буквы, потому что хотел подчеркнуть значимость этого понятия, которое для него было «священным». «Культура и мир, – утверждал он, – являются священным оплотом человечества»[3]. И он был абсолютно прав в этом утверждении, потому что культура по сути своей отвергает любую агрессию как способ решения мировых проблем; культура для него выражалась в любви к человеку, в утверждении добра, в духовной красоте и высоком знании; она была связана с человечностью, искренностью, сердечностью, дружелюбием. Разоружаться надо, считал Рерих, прежде всего, внутри себя, в своем сознании. Следуя по пути культуры, человек участвует в созидании и тем помогает самой эволюции, война же по природе своей разрушительна, она отрицает жизнь, уничтожая ее во всех формах. Именно поэтому мир возможен лишь через Культуру. Почитайте любой очерк Н.К. Рериха, чтобы убедиться, что автор пишет именно об этом.

«Идеи Елены Рерих» (не сказано, какие именно) никогда не превращались в МЦР в религиозные воззрения. Это невежественные выдумки Т. Мкртычева. В творческом наследии Е.И. Рерих, великой дочери России, любой непредвзятый исследователь найдет идеи, связанные с эволюцией человека и космоса, или идеи Живой Этики, которые обращают к основам всех мировых культур и цивилизаций, помогают прояснить смысл жизни человека, сформировать его позитивное отношение к окружающему миру. Эти идеи не могут быть приравнены или сведены к обычным религиозным (т.е. культовым) воззрениям. В них содержится синтез различных способов познания мира. Эти идеи выходят за границы «религиозного», приближаясь к «духовному». А это не одно и то же. Желание отдельных чиновников увидеть в «идеях Е.И. Рерих» новую религию или некий культ свидетельствует только об узости их сознания.

Допуская разного рода оскорбления в адрес Международного Центра Рерихов, чиновники из Минкультуры и ГМВ умалчивают, что эта общественная организация без копейки государственных денег, а лишь на средства меценатов и общественности подняла из руин памятник архитектуры XVII‑XIX вв. – городскую усадьбу Лопухиных, получив за это высокую награду российского правительства «Культурное наследие» (2007) и премию Евросоюза за сохранение культурного наследия (2010); по всей стране и за рубежом (в Европе, Азии, Америке) провела более сотни выставок, посвященных Пакту Рериха, связанному с защитой культурного достояния всего человечества; выпустила более 250 изданий по тематике литературно-философского, художественного и научного наследия семьи Рерихов и сделала многое другое. Деятельность МЦР направлена на утверждение светлых имен Рерихов в отечественной и мировой культуре, их эволюционной деятельности на благо мира. Но обо всем этом К. Рыбак и Т. Мкртычев не говорят ни слова. Они невежественно и пренебрежительно высказываются о первом и бессменном директоре общественного Музея имени Н.К. Рериха Л.В. Шапошниковой, исполнителе завещания С.Н. Рериха и его доверенном лице, которая блестяще организовала всю профессиональную музейную деятельность во вверенном ей учреждении. Эта деятельность была высоко оценена первыми людьми нашего государства, крупными культурными деятелями, известными учеными и представителями широкой общественности у нас в стране и за рубежом. Имя Людмилы Васильевны связано с научным осмыслением многогранного наследия Рерихов: ее перу принадлежит целый ряд работ о Живой Этике как новой системе познания; монографии, посвященные художественному, научному и философскому наследию великой семьи; множество вступительных статей к изданиям произведений Рерихов, которые наряду с выступлениями и публикациями на страницах периодических изданий по праву стали классическими трудами в рериховедении. Называя сотрудников общественного музея «шапошниковцы», Т. Мкртычев, сам того не понимая, оказывает им высокую честь.

Хотелось бы спросить, а разве сами К. Рыбак и Т. Мкртычев являются специалистами в области рериховедения? Про первого говорить не приходится. У второго есть статья, посвященная созданному Рерихами в Индии научному институту «Урусвати»[4], претендующая на обзор научной и общественной деятельности Н.К. Рериха. Но в этой статье практически ничего об этой деятельности не говорится, – видимо, автор с ней не знаком, но зато настойчиво проводится мысль о личной корысти художника и ученого, его стремлении во что бы то ни стало прославить свое имя, чем бы он ни занимался (хотя ко времени создания института имя Рериха уже давно было известно во всем мире и пользовалось огромным уважением). И это вклад Т. Мкртычева в рериховедение? Нет, конечно. Это очередной пасквиль на великого человека, написанный непрофессионалом, совершенно не владеющим темой.

В связи со сказанным напрашивается вопрос: какой же музей Рериха собираются создавать К. Рыбак и Т. Мкртычев? Судя по извращенным фактам, которыми оперирует представитель ГМВ, там ничего не останется от Рериха, его живой души и возвышенных идей, связанных с культурой. Произойдет типичная секуляризация его наследия, которую российская общественность уже переживала в 1960‑1980‑е гг., когда Рериха-художника насильно отделяли от Рериха-философа. Разве это сейчас нужно современной России? И почему Т. Мкртычев берет на себя право решать, что нужно или не нужно знать и понимать современному человеку?

«Каждый из нас четверых накопил немало знаний и опыта. Но для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. Много, где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений… Для народа русского мы трудились. Ему несем знания и достижения»,<[5] – эти слова Николая Рериха звучат укором Т. Мкртычеву.

Сейчас пришли другие времена. Наследие семьи Рерихов, их мысли о культуре и мире, которые популяризирует общественный Музей имени Н.К. Рериха, уже вошли в жизнь и сознание многих людей, помогли им понять предназначение человека. России нужны эти знания. И это не просто слова. Сотрудники общественного музея наблюдают большой интерес тех, кто приходит в этот музей на экскурсии, отмечают высокий уровень задаваемых ими вопросов. Идеи космизма, имеющие глубокое духовное основание и нравственное содержание, давно стали достоянием мировой мысли. Они сформировали базовые принципы философии Живой Этики, принесенной Рерихами миру, и уже вошли в научные исследования многих ученых, в творчество многих художников, в общественную и культурную жизнь страны. Они будут развиваться и дальше.

И последнее: С.Н. Рерих не передавал наследие своей семьи государству, о чем свидетельствуют подписанные им документы при создании Советского Фонда Рерихов. Думается, что именно поэтому двое вышеупомянутых чиновников посягнули на эти документы: они их просто незаконно изъяли, как и многие картины Рериха, в ходе своего вооруженного налета на музей. Чиновникам очень не нравится, что сотрудники МЦР и представители общественности отстаивают свои законные права, но общественный Музей имени Н.К. Рериха не находится в административном подчинении у Минкультуры и тем более у Государственного музея Востока, и они не имеют никакого права распоряжаться его судьбой и имуществом. «Может явиться насильник-разрушитель, – писал Н.К. Рерих, – который всякими мрачно подстроенными махинациями будет пытаться нарушить и оскорбить общественный принцип. …Но ради общественно-просветительного принципа люди сотрудничали, жертвовали и труды, и средства, энергию и время. Нельзя же представить, чтобы в государстве, огражденном правовыми нормами, мог царить произвол, позволяющий преступному насильнику захватить общественное достояние. Юристы не только должны защищаться, но должны твердо и сильно отразить мрачные атаки преступников»[6]. Сегодня не только юристы должны уметь защитить культурное достояние своей страны, но и вся неравнодушная общественность.

Содеянный вандализм ложится несмываемым позором не только на имена К. Рыбака и Т. Мкртычева, но и на организации, которые они представляют.

Ирина Дьяченко


[1] Шапошникова Л.В. Вселенная Мастера. М., 2005. С. 957.

[2] Рерих Н.К. Общее дело // Рерих Н.К. Листы дневника. В 3 т. Том 2. М., 1995. С. 118.

[3] Рерих Н.К. О культуре и мире моление // Рерих Н.К. Твердыня Пламенная. Рига, 1991. С. 107.

[4] Мкртычев Т.К. «Институт “Урусвати”: от Центральноазиатской экспедиции к Пакту Культуры» // Свет Шамбалы: духовная культура Востока в жизни и творчестве Рерихов. М., 2014.

[5] Рерих Н.К. Четверть века // Рерих Н.К. Из литературного наследия. М., 1974. С. 245.

[6] Рерих Н.К. Письма в Америку: 1923–1947. М., 1998. С. 165.



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007