Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
12.03.2017

Д.Ю. Ревякин. Разрушители культуры

«Они готовы разрушить все культурные дела, они
готовы смутить все общественное мнение и обмануть
правительственные круги, лишь бы удовлетворить
своему эгоизму. Все их действия настолько
антикультурны и антиобщественны, что остается лишь
видеть в них грубейшее самоуправство и завладение
чужой собственностью…».
Н.К.Рерих [1]

«Защищать Культуру в современной России дело небезопасное».
Л.В.Шапошникова

7 марта в 9 часов 15 минут дежурный сотрудник приступил к открытию залов общественного Музея имени Н.К.Рериха в Москве. В экспозиции царили красота и гармония натуральных рериховских красок. Великая Матерь благословляла страждущее человечество, строгая женская фигура, напоминавшая скульптуру Уты из Наумбургского собора, возвышалась на фоне величественных Гималаев, святая Жанна-дева, объятая пламенем, взывала к небу во имя свободной Франции, русские святые и подвижники в молитве совершали свой праздничный крестный ход, братия Преподобного Сергия трудилась на фоне величественных монастырских стен, в ночном холодном небе сияла фигура Христа, где-то в горной пещере в молитвенной позе созерцал Готама Будда, великий царь Шамбалы Ригден Джапо отдавал свой грозный приказ спешащим всадникам, женщина в восточном одеянии отворяла дверь Вестнику Востока, спускался в глубины гор неизвестный преблагой странник, на древнем караванном пути у старого изваяния Майтрейи воздавал молитвы человек в восточном одеянии...

Картины сияли яркими и как будто нездешними для промозглой весенней московской погоды тонами. Музейная экспозиция была открыта в 9-40 без происшествий, и все дежурные сотрудники музея готовились принять первых посетителей. В этот день общественный музей Н.К.Рериха ждал высокого гостя – Посла Республики Индия в России господина Панкаджа Сарана. Все радовались этому событию, поскольку в этом году Индия и Россия празднуют 70-летие установления дипломатических отношений. Но ни уважаемый посол, ни другие посетители в этот день в музей не попали...

В 9 часов 50 минут московского времени на территорию Усадьбы Лопухиных въехали тонированные автобусы с представителями Министерства культуры и Музея Востока, усиленными семью десятками оперативников Главного следственного управления МВД РФ по Москве и сотрудниками Росгвардии при оружии и в полной экипировке. Они кувалдой выбили входную дверь, ведущую в экспозицию общественного Музея имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов, блокировали охрану и всех находившихся там сотрудников, а затем ворвались внутрь. Все входы и выходы из зданий усадьбы также были перекрыты, и после изъятия ключей от помещений начались обыски.

Формальным поводом для визита правоохранительных органов Москвы и проведения следственных мероприятий стало расследование уголовного дела, связанное с деятельностью Мастер-Банка, лишенного лицензии Центробанком в 2013 году. Реально, все мероприятие было организовано руководством Минкульта с одной-единственной целью – оказать беспрецедентное давление на общественный Музей Н.К.Рериха и произвести с помощью силовиков незаконный захват ценнейшего наследия семьи Рерихов, хранящегося в МЦР. Силовая акция стала беспрецедентным пиар-ходом Минкульта по дискредитации МЦР в ведущих отечественных СМИ накануне очередного судебного заседания по выселению Центра из Усадьбы Лопухиных. То, что произошло средь бела дня в нашем так называемом «демократическом» и «правовом» государстве, легло несмываемым пятном позора на всю нашу российскую власть и ее правоохранительные органы. Ничего подобного страна в своей новейшей истории еще не знала!

Поводом для изъятия наследия Рерихов, согласно постановлению о производстве обыска, стал сбор «предметов и документов» по уголовному делу Мастер-Банка. Т.е. изымаемое наследие Рерихов якобы стало вещественным доказательством преступной деятельности банка, который никогда не приобретал и не передавал наследие Рерихов в МЦР. В ходе вопиющего грабежа в 200-х метрах от стен Московского Кремля было изъято в качестве «вещдоков» более 200 живописных и графических произведений Н.К.Рериха и С.Н.Рериха, подаренных (!) Международному Центру Рерихов меценатом Б.И.Булочником, его супругой Н.М.Булочник, Благотворительным Фондом имени Е.И.Рерих и другими лицами. В ходе обыска была изъята документация бухгалтерии МЦР, строительного отдела МЦР, архива МЦР и отдела учета МЦР. Следователь главного следственного управления Е.С.Зайцева, курировавшая весь этот силовой захват, сама на свой страх и риск принимала решение изъять картины Рерихов, вообще не относящиеся к временному промежутку, по которому работала следственная бригада. И это на фоне того, что, согласно российскому законодательству, эти картины никоим образом не могли быть изъяты, поскольку не являлись украденными, были приобретены и возвращены на родину с известных мировых аукционов, где проверялся их провенанс! [2] Кроме того, эти картины никогда не являлись активами Мастер-Банка. После совершения акта дарения, дарители Булочники утратили какие-либо права на эти культурные ценности, и произведения без каких-либо условий по дарственным (договорам дарения и актам передачи) перешли в собственность МЦР!

Вот что пишет по этому поводу Михаил Бакланов, внимательно следящий за ходом расследования дела Мастер-Банка: «Арбитражный суд Москвы отклонил заявление Агентства по страхованию вкладов (АСВ) о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество бывших членов органов управления Мастер-банка в размере 24,6 миллиарда рублей (03.02.2017)». 16 февраля суд снова вернулся к этому вопросу и вновь отложил на 25 мая рассмотрение заявления Агентства по страхованию вкладов (АСВ)». Таким образом, никто арест на личное имущество того же Булочника пока не налагал. Имущество же МЦР – это его имущество, и картины, подаренные Булочником, находятся в его собственности на основании дарственных документов. Дары были сделаны без всяких ограничений со стороны дарителя, оформлены согласно правилам ГК РФ и больше дарителю не принадлежали. Намёки на то, что картины приобретались якобы (пока судом не доказано обратное) на ворованные деньги в течение длительного периода лет, являются, по сути, информационным шумом для прикрытия истинных целей изъятия картин из МЦР. Якобы изъятые по необходимости вещественные доказательства по текущему уголовному делу будут теперь изучаться органами на предмет, нет ли случайно на картинах следов финансовых афер от Банка. Они что, будут при этом лежать в камере хранения вещдоков? Нет, они, как картины высокой ценности и строгих правил хранения, перекочевали сразу же скорее в ГМВ, где есть на это надлежащие условия». Примечательно, что у следственных органов к МЦР первоначально возникли претензии только по последнему дару Б.И.Булочника – девяти картинам С.Н.Рериха, приобретенным меценатом в Нью-Йорском музее имени Н.К.Рериха.  Именно они и стали так называемыми вещественными доказательствами по делу Мастер-Банка, опять же пока в досудебном порядке, хотя самому банку эти картины не принадлежали и после оформления документов стали собственностью МЦР! Таким образом, ни государство, ни тем более вкладчики Мастер-Банка не имели и не имеют никаких юридических прав на эти картины. И вряд ли эти права могут появиться законным путем. Тогда в чем же дело?

По мнению коллекционера, вице-президента «Арт фонда Тамойкиных» (Швейцария) и международного эксперта в вопросе оценки культурных ценностей  Михаила Тамойкина, в России создан прецедент, который может привести к тому, что любой коллекционер может пострадать так же, как и Международный Центр Рерихов. Это вполне возможно, если этот инцидент по изъятию картин Рерихов, лежащий далеко за пределами не только российского, но и международного права, руководство страны и общественность оставят без должной реакции. Комментируя действия российских правоохранительных органов, М.Тамойкин утверждает: «Объекты материальной культуры, которые подарены, принадлежат на сегодняшний день общественной организации. То есть действие совершено. Эти картины не украдены! Если бы они были украдены, находились в розыске, предыдущий хозяин выражал какие-то претензии и т.д. Но, они приобретены законным путем. Вот что меня как юриста и коллекционера очень сильно заставило обратиться к вам, уважаемые зрители! Не будьте равнодушными, потому что получается такая ситуация, при которой государство нарушает собственные законы и международные акты. Т.е., если картины не в розыске, если они имеют официально зарегистрированные документы, если эти документы еще имеют срок давности, т.е. с 1990 года по 2010, о чем говорят представители музея, когда были переданы эти картины по дарственным, то получается, что эти картины и другие картины, там 200 картин, каким-то образом изымаются из экспозиции. Музей Рериха, неважно на каких он основах функционирует, на общественных или государственных, но он практически заблокирован на основании того, что имеются претензии к лицу, не сопряженному с деятельностью музея. Это нонсенс в юридической практике! И если следовать точно тому, что говорит первый канал, государственный канал В.В.Путина и правительства России, то получается вопиющий нонсенс. Если таким образом поступают с такими крупными ведущими организациями музейного типа <…>, то, что же делать частному, маленькому коллекционеру, который обладает шедеврами? У меня сложилось впечатление, что это какой-то непонятный «заказняк». Кому-то понадобились эти картины. И каким-то образом даже картины, которые были куплены в 1990-х годах. <…> На каком основании они арестовываются? Это не связано с претензией предыдущих владельцев. Других оснований юридическая практика демократических государств не знает. <…>

Это вопиющий акт, который не оставляет меня как коллекционера, совладельца музея (слава богу он не в России), заставляет меня возмутиться, поскольку это мои соотечественники <…>. И ролик первого канала говорит о том, что это совершенно беззаконный акт. <…> В данном случае я хочу четко подчеркнуть позицию, которая должна затронуть Минкульт, все организации, занимающиеся сферой материальной культуры, их множество в России, что этот акт не соответствует международному праву, не соответствует юридическим нормам Российской Федерации. Это лично моя позиция. И я заявляю публично, что это должно иметь плохие последствия для тех, кто это организовал. По моему мнению, эти картины кому-то очень приглянулись, и кто-то хочет их в свои структуры заполучить. <…>

Я обращаюсь к коллекционерам, я обращаюсь в первую очередь к российским официальным властям – не оставьте этот сюжет прошедшим. Если это первый канал, если это общественность музейного уровня, ведь в России несколько тысяч музеев, в России огромный музейный фонд, то если так относятся к фондам, не важно, в чьей собственности они находятся − в государственной, частной или общественной, как в данном случае с картинной галереей Рериха (а по конституции все формы собственности равны), то общественность должна выяснить правду в этом деле <…>

Я думаю, что это повод для того, чтобы дал ответ тот, кто это заказал. Причем публично. Потому что это наше с вами достояние, а картины Рериха – это мировое достояние. Мне нравятся картины Рериха – это очень эмоциональные, философски насыщенные картины, которые имеют историческую составляющую и большой шлейф с точки зрения тех, кто пропагандирует философское учение. Поэтому я считаю, что эти полотна не должны упасть в деревню Мансурово или какой-то «Новороссийский» замок, а должны остаться достоянием для посетителей, для желающих лицезреть эти шедевры» [3].

Фактически создан прецедент, после которого любой российский гражданин или общественная организация, являющиеся владельцами ценного культурного наследия, в любой момент могут лишиться своего собрания. А после совершения «следственных» действий им будет предложено в суде доказать, что культурные ценности приобретены на законных основаниях. Это станет практически невыполнимой задачей после изъятия правоохранителями этих самых законных оснований, т.е. документов дарения, договоров купли-продажи и других бумаг, подтверждающих права собственника. А еще «вещдоки» иногда пропадают из правоохранительных органов, а еще случаются пожары, потери, ремонты, переезды, реорганизации и так далее и тому подобное. Т.е., другими словами: господа коллекционеры, позаботьтесь о своих коллекциях, ибо завтра силовики могут нагрянуть и к вам! И это особенно актуально на фоне отсутствия внятной законодательной базы по обороту культурных ценностей в стране победившей демократии, которую уже не первый год обсуждают в Госдуме, но воз, как говорится, и ныне там. Причем такая ситуация выгодна в первую очередь Минкульту, его экспертам и подконтрольным структурам вроде «Росизо». Последние скорее всего и участвовали в упаковке и вывозе картин из МЦР. Короче говоря, ситуация с МЦР ярко показала, что в России не соблюдаются элементарные конституционные права граждан на частную  собственность. В случае с МЦР – права на собственность общественной организации с собственным музеем и мировой известностью в сфере культурной и миротворческой деятельности.

Полностью согласен с мнением Михаила Тамойкина, а также с выводом Дениса Внукова, который весь день и всю ночь наблюдал за воротами вывоз картин из МЦР. Вот его абсолютно точный вывод: «Происходящее дает только один ответ на все вопросы. Это воровство! Обычное воровство, прикрытое правоохранительными органами и высокими чинами из Министерства культуры» [4].

«Пока ясно только одно: идет силовой и рейдерский захват имущества Центра, – пишет Михаил Бакланов, – хотя никаких окончательных судебных решений на этот счет общественности не известно и все дела по имущественным отношениям между МЦР и Минкультом (ГМВ) находятся в стадии рассмотрения. <…> Таким образом, Минкульт изначально резервирует за собой право выиграть такое еще не начатое судебное дело и заранее концентрирует картины в своих государственных руках. В целях затем безболезненно оставить картины у государства без всякого на то права, не имея никаких реальных документов…». И вот этот вывод автора, на мой взгляд, заслуживает особого внимания. Не победив МЦР в судах, Минкульт и те, кто за ним стоят, пошли на силовой, рейдерский захват наследия Рерихов!

Именно Минкульт координирует действия всех проверяющих органов и силовиков. Т.е. налоговая инспекция, следственные органы и Минкульт действуют в плотной связке. Они совместно решают рейдерскую задачу по неправовому, незаконному изъятию наследия Рерихов из владения международной общественной организации. В подтверждение этого необходимо отметить, что всеми действиями по изъятию документов отдела учета МЦР и архива МЦР руководил именно советник министра культуры К.Е.Рыбак, начинавший свою карьеру еще на посту юриста Музея Востока и по протекции этого учреждения оказавшийся в Минкульте. Именно он настоял, чтобы оперативно-следственной группой, работавшей на втором этаже флигеля МЦР, были изъяты все договора дарения и акты на предметы искусства, где проходила фамилия Булочников с 1990-х и 2000-х годов! Этот подручный господина министра культуры Мединского и его зама Аристархова фактически руководил всем процессом. Договора дарения являются международным юридическим правовым актом, подтверждающим законность владения МЦР коллекцией картин, подаренных семьей Булочник! Вот почему их изымали в первую очередь. Также под руководством К.Рыбака производились изъятие и вывоз основной части картин Рерихов из экспозиции и фондов МЦР. Фамилия этого главного герострата от Минкульта пусть останется для истории. Именно Рыбак был мозгом всей этой чудовищной акции, подготовленной в недрах Минкульта. Вместе с ним в рейдерском захвате культурных ценностей МЦР приняли активное участие заместитель директора Музея Востока Т.К. Мкртычев, представитель Музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке Д.Попов (бывший сотрудник Музея Востока), представитель Центрального музея ВОВ А.Н.Тихоненко (подручная Рыбака), большой друг Рыбака и Музея Востока и по совместительству радетель за переписывание истории формирования рериховских коллекций МЦР В.Чернявский и другие. Все они, согласно комментарию Минкульта, выступили в качестве «экспертов» по грабежу общественного Рериховского Музея.

Параллельно с изъятиями, происходившими во флигеле МЦР, остальные следственные бригады (всего их работало семь) произвели обыск и выемку документов в администрации и научном отделе МЦР. В экспозиции музея и депозитарии с 10.00 утра 7 марта и до 5.00 утра 8 марта было снято с экспозиции и упаковано в картонные коробки около 200 наиболее ценных картин и рисунков Рерихов – всего около 57 коробок. В зале Живой Этики картины были вынуты из рам и увезены без них. Среди изъятого – картины Н.К.Рериха серии «Санкта», «Его страна», «Знамена Востока», многочисленные полотна С.Н.Рериха... Сорвана выставка одной картины «Выступление в поход (Варяжское море)», открытие которой было запланировано на 21 марта 2017 года. Сорвано участие МЦР в предстоящей в Манеже крупной выставки картин Н.К.Рериха, которая запланирована в 2017 году. Полностью сорвана большая культурная работа на многие и многие месяцы...

Все полотна Рерихов следователи передали Т.Мкртычеву под простую расписку, которую тот наскоро составил от руки. Никого из специалистов МЦР, реставраторов и хранителей вообще не допустили до процедуры изъятия и упаковки шедевров мирового уровня. Не была произведена элементарная фотофиксация состояния сохранности шедевров мирового уровня! Никто из МЦР также не присутствовал при выносе картин из Музея и при их транспортировке в Музей Востока. Ни о каком-либо соблюдении условий хранения вывозимых культурных ценностей вообще не было и речи!

Правоохранители передали Музею Востока именно то, что Т.Мрктычев вместе с К.Рыбаком посчитал нужным изъять из живописного фонда МЦР. Здесь налицо корпоративный сговор нескольких ведомств и лиц, учиненный с целью ликвидации МЦР и его общественного Музея, а также незаконного завладения его ценнейшей коллекцией. Т.Мкртычев никогда не был экспертом по живописи Рерихов. В интервью каналу Россия 1, озвученному 10 марта сего года, он заявил, что сомневается в подлинности некоторых изъятых картин МЦР! Чистейший произвол и провокация. Зачем это делается? Ответ очевиден – чтобы помимо дискредитации МЦР подготовить почву для дальнейшей продажи «ненужных» и «не представляющих ценности» для Музейного фонда России полотен, которые могут украсить многочисленные виллы наших сегодняшних олигархов, плотно повязанных с современной российской властью. Картины Рерихов – не просто ценности, имеющие огромную финансовую стоимость. Эти полотна являются отражением рериховской философии в цвете. Их потеря невосполнима. Фразы о том, что в экспозиции МЦР якобы были подделки, звучат нелепо и дико.

Музей Востока и Минкульт уже не первый год борятся с МЦР именно из-за философии Живой Этики, положенной в основу экспозиции его общественного Музея. Так, например, из уст некоторых полицейских, проводивших обыск и полностью поддерживавших позицию Минкульта по данному вопросу, в адрес МЦР неоднократно звучало слово «секта» и пожелания, что после проведенных «мероприятий» наша «преступная» организация вряд ли заработает снова [5]. И это после того, как выдающиеся деятели культуры, науки и политики России много лет выступали и выступают попечителями, президентами и вице-президентами МЦР. Среди них патриарх российской культуры Д.С.Лихачев, дипломат Ю.М.Воронцов, востоковед и политик Е.М.Примаков, ученый-индолог Л.В.Шапошникова, президент АХ СССР Б.С.Угаров, академик А.Л.Яншин, академик В.Я.Лакшин, чемпион мира по шахматам А.Е.Карпов, актер и педагог Г.М.Печников,, З.К.Церетели, Ю.Х.Темирканов и многие-многие другие. В реакции силовиков явно чувствовалась «работа» Минкульта.

Атмосфера во время обыска была крайне напряженная. Неоднократно приходилось сталкиваться с психологическим давлением представителей следственного управления, понятия не имевших о том, куда они пришли с обыском. Действия Росгвардии и следователей были жесткие. Так, сотрудник МЦР А.Л.Прохорычев отказался расписываться в постановлении на проведение обыска, потребовал от следователя дождаться адвоката и руководства МЦР, после чего был скручен силовиками и уведен в Отдел рукописей МЦР. Автору данной статьи следователи запретили всякую фотосъемку происходящего и потребовали удалить несколько уже отснятых кадров. Особенно напряженным выдался момент, когда пришлось настоять на внесении необходимых дополнений в протокол обыска. Так, например, следователи забыли указать в протоколе обыска главного действующего персонажа обыска в отделе учета К.Е.Рыбака, первоначально не дали ознакомиться с постановлением о производстве обыска, не позволили сверить изъятые документы с описью их в протоколе, сделать их копии, элементарно не зачитали права, отстранили адвоката МЦР, не допустили к процедуре руководителя организации, блокированного в другом здании... В итоге постановление дали прочесть, исключительно по моему настоятельному требованию, только после завершения обыска, когда из меня выдавливали подпись в протоколе!

Что же я увидел? В этом документе, уместившемся на двух неполных листах, только общие фразы и вообще ничего конкретного по изымаемому наследию Рерихов. Нет ни перечня, ни списка изымаемых культурных ценностей. А ведь речь идет о полотнах мирового уровня, которые являются не только российским, но и международным культурным достоянием. Все делалось наспех. Следователи путались, плохо знали друг друга и участок, на котором предстояло работать. Совершенно не представляли, куда пришли с обыском. Создавалось впечатление, что обыск производят не в музейном учреждении, а в проворовавшейся криминальной фирме по производству нелегальной алкогольной продукции. Большинство из оперативников считало, что они имеют дело с преступной организацией. Мне неоднократно приходилось им объяснять, что они находятся в музейном учреждении, что в главном здании и флигеле находится ценнейшее наследие Рерихов. Так, например, обыски в депозитарии Музея, научной библиотеке МЦР сотрудники следственного управления проводили без участия представителя МЦР, не говоря уже о наличии необходимого специалиста-музейщика из Минкульта.

Конкретики по картинам не было у следователей, зато она была у К.Рыбака, пришедшего со списком картин, который фактически дублировал список произведений МЦР, готовившихся к постановке на учет в негосударственную часть Музейного фонда РФ. Этот список с картинами не был никем заверен. Просто принтерная распечатка без бланка министерства и подписи должностного лица. Т.е. он документом вообще не являлся. В ходе обыска лично у меня создалось впечатление, что главным «спецом» и по наследию Рерихов и по делу «Мастер-Банка» выступал именно К.Рыбак.

В отделе рукописей МЦР К.Рыбак (не имеющий профильного музейного образования) пытался произвести изъятие архивных документов семьи Рерихов. Однако сотрудники МЦР Г.Г.Тесис и А.Л.Прохорычев убедили следователя М.Воронина этого не делать. Также непонятно, на каком основании по настоянию Рыбака из Архива МЦР были изъяты документы Советского Фонда Рерихов, не относящиеся к делу Мастер-Банка! В итоге Центр лишился своих исторических документов, т.к. о снятии копий с изымаемых материалов не было и речи. Этот сюжет, как говорится, вообще из другой оперы. Он связан с переписыванием Рыбаком и Чернявским истории создания Советского Фонда Рерихов в угоду позиции Минкульта и Музея Востока с целью получения основания для изъятия всего наследия Рерихов, переданного С.Н.Рерихом в МЦР в 1990 году.

Следственные мероприятия завершились подписанием Протокола обыска (выемки) каждой оперативной группой, после чего накал стал постепенно спадать, и следователи засобирались домой к предпраздничным приготовлениям. Так в России начался международный женский день...

Часть сотрудников МЦР утром была поднята полицией и фактически под конвоем препровождена в Музей для следственных мероприятий. Часть – блокирована на своих рабочих местах. Остальные сотрудники вообще не были допущены в Музей и целые сутки провели за воротами усадьбы, не оставляя и поддерживая Музей и своих коллег. Мы знали об этом и чувствовали эту поддержку. У ворот старинной усадьбы возник настоящий оперативный штаб, который старался не допустить вывоза наследия Рерихов за пределы Музея. Но это предусмотрели и бойцы ОМОНА, пресекая попытки общественности воспрепятствовать вывозу картин. Также иногда в перерывах между следственными мероприятиями удавалось отвечать на звонки неравнодушной общественности со всей страны. Люди высказывали негодование против происходящего произвола и старались поддержать. В этой связи очень хотел бы поблагодарить всех за помощь.

Стены Музея опустели… В экспозиции зияют зловещие дыры… На лицах представителей Минкульта, Музея Востока и пока не известных общественности истинных заказчиков – радость и чувство полного удовлетворения. В наших сердцах – глухая боль от творимого беззакония и горечь невосполнимой утраты… Но геростраты рано обрадовались. Они обязательно ответят за свои разрушительные действия.

Международный Центр Рерихов на следующий день после разгрома продолжил свою работу, несмотря на варварское кощунство, учиненное российским государством по отношению к беззащитному учреждению культуры. Мы все вместе должны заявить на весь мир – SOS Культуры! Ибо совершено преступление не только национального, но и международного масштаба! Дело об ограблении общественного Музея имени Н.К.Рериха в Москве с каждым часом приобретает все больший международный резонанс. Все произошедшее вполне сопоставимо с действиями американских разрушителей первого Нью-Йорского Музея Н.К.Рериха. Тогда, как и сейчас, в этом грязном деле разгрома экспозиции музея также участвовали государственные органы и разные сомнительные персонажи. Поэтому полностью поддерживаю позицию руководства Международного Центра Рерихов, попечителя МЦР А.Е. Карпова, члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека И.Г. Шаблинского обозначенную на последней пресс-конференции МЦР, [6], а также экспертное мнение М. Тамойкина, М.М. Бакланова и считаю, что мы должны сделать все, чтобы международная общественность узнала истинных заказчиков сотворенного в нашей стране беззакония, даже если для этого потребуется обращение в международные организации, включая ООН и Юнеско. В противном случае, ценнейшие картины Рерихов, изъятые у МЦР без каких-либо правовых оснований, могут навсегда быть потеряны для мировой культуры, а общественный Музей Н.К.Рериха подвергнется дальнейшему надругательству.

Новый мир идет новыми путями, и его приход современным разрушителям культуры не остановить. Нам есть за что бороться! Нам есть что спасать! На кону судьба культуры нашей любимой родины! Будем едины в духе в этот торжественный и трудный час!

Д.Ю.Ревякин, музеевед, сотрудник Международного Центра Рерихов,
автор публикаций по проблемам сохранения наследия семьи Рерихов,
лауреат международной премии имени Е.И.Рерих.

11.03.2017




Сноски:


[1] Н.К.Рерих – З.Г.Лихтман, Ф.Грант, К.Кэмпбелл и М.Лихтману // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 1–1. Д. 62.

[2] Провенанс – история происхождения и бытования произведения искусства.

[3] Обращение М.Тамойкина к соотечественникам в связи с сюжетом Первого канала Российского ТВ о проведении обысков в Международном Центре Рерихов и изъятии правоохранителями его коллекции картин Рерихов. Режим доступа: https://youtu.be/ruxOxGmYQO8

[4] Д. Внуков «Это воровство». Режим доступа: http://www.lomonosov.org/article/jeto_vorovstvo.htm

[5] В соответствии с распоряжением Министерства юстиции Российской Федерации № 634-р от 25 апреля 2016 г. в Международном Центре Рерихов с 1 июня по 29 июня 2016 г. была проведена внеплановая документарная проверка «во исполнение требования Министерства культуры Российской Федерации от 29 марта 2016 г. № 4473-01-51-ВА». Фактов наличия в деятельности Организации признаков экстремизма в ходе проверки не установлено. В ходе проверки установлено, что Организацией осуществляется деятельность, направленная на достижение уставных целей Организации».

[6] Пресс-конференция МЦР в связи с изъятием картин Рерихов. Режим доступа:  https://youtu.be/Ya3zcVH6evY



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007