Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
СТРАНИЦЫ  Новости МЦР|Новости сайта|Подписаться на новости|Сохраним Музей Рериха
версия для печати
18.07.2016

Герман Косырев. Опровержение опровержения, или о том, как унтер-офицерская вдова в очередной раз сама себя высекла

Первый заместитель министра культуры Аристархов В.В. написал письмо Советнику Президента Российской Федерации Председателю Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека господину Федотову М.А. по поводу статьи члена Совета Мысловского Е.Н. «Сатана там правит бал...» [1] , посвящённой ситуации, сложившейся вокруг наследия Рерихов.

Господин Аристархов считает, что в указанной «статье сообщается информация, которая не соответствует действительному положению дел и, по мнению Минкультуры России, дискредитирует органы государственной власти...» [2].

Однако Аристархов не разъяснил – является ли дискредитацией органов государственной власти предоставление ложных сведений и попытка фальсификации мнения Минкульта в отношении той части вопросов, касающихся рериховского наследия, по которым Минкульт уже ранее высказался?

По счастью, у нас уже имеется ответ Минкульта на большинство тех же самых вопросов, данный Председателю Калининградского регионального общественного Фонда культуры «Зов» Пузикову А.П. заместителем министра культуры Российской Федерации Бусыгиным А.Е. 13 апреля 2012 года за номером 207‑01‑68‑АБ [3]. Этот ответ был выложен адресатом в Интернете на своём ресурсе [4]. И это такой же официальный ответ на те же самые вопросы и такой же официальный статус ответа. Это то же самое Министерство культуры, официальный бланк, дата, номер, подпись, всё хранится в архивах Министерства культуры, всё более чем проверяемо.

Попробуем посмотреть, как господин Аристархов пытается подменить мнения своего же Министерства культуры уже однажды им высказанные.

Сначала мы будем приводить слова члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Мысловского Евгения Николаевича. Затем слова якобы опровергающего его первого заместителя министра культуры Аристархова Владимира Владимировича. А вслед за ними слова заместителя министра культуры Бусыгина Андрея Евгеньевича, занимавшего этот пост в период с 2008 по 2013 г. и, кстати, заодно входившего в «Комиссию по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» [5], что звучит прямо в тему нашего случая.

1. О ПРАВАХ МЦР И ЗАВЕЩАНИИ С.Н. РЕРИХА

Мысловский: «После развала СССР Советский фонд Рерихов в 1991 году был преобразован в Международный Центр Рерихов, которому он завещал всё переданное им имущество... Сначала эта война велась в вялотекущей форме в чисто правовом поле – Министерство культуры пыталось оспорить наследственное право МЦР на переданное ему культурное наследие».

Аристархов: «Советский Фонд Рерихов не был преобразован в Международный Центр Рерихов...»

Бусыгин: «В сентябре 1991 г. после прекращения существования СССР советский Фонд Рерихов был преобразован в международную общественную организацию “Международный Центр Рерихов” (МЦР)».

Аристархов: «С.Н. Рерих не завещал имущество этому Центру...»

Бусыгин: «22 октября 1992 г. С.Н. Рерихом было составлено нотариально заверенное дополнение к завещанию (кодициль), где подтверждается, что МЦР, созданный по инициативе С.Н. Рериха, является правопреемником советского Фонда Рерихов.

Таким образом, наследователем (С.Н. Рерихом) по своему усмотрению определён наследник имущества (МЦР).

С.Н. Рерих скончался 30 января 1993 г. Других распорядительных документов (завещаний) в отношении наследия Рерихов не выявлено».

Как мы видим, Министерство культуры уже ранее высказалось на эту тему. И мнение нового заместителя министра культуры (на наш взгляд, менее грамотного и ответственного) прямо противоположно мнению предыдущего заместителя министра культуры (на наш взгляд, более грамотного и ответственного).

2. О НАРУШЕНИИ ВОЛИ С.Н. РЕРИХА И ДЕЙСТВУЮЩЕГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Мысловский: «В 1989 г. коллекция была передана на временное хранение в “Государственный музей восточных культур” (ГМВ)...»

Аристархов: «Счётной палатой Российской Федерации сделан вывод, что передача картин в фонды Государственного музея Востока осуществлена в установленном порядке по поручению Минкультуры СССР...».

Бусыгин: «19 февраля 1993 г. (через 20 дней после кончины С.Н. Рериха), вопреки завещанию художника, протоколом Фондовой комиссии Музея Востока было решено поставить коллекцию (282 ед.) на постоянный музейный учёт.

Приказом от 25 февраля 1993 г. № 13 Генеральный директор Музея Востока В.А. Набатчиков утвердил решение комиссии о постановке картин на постоянный музейный учет. Завещание С.Н. Рериха было проигнорировано. Просьба МЦР о передаче ему картин, согласно завещанию, была отклонена.

Приказом от 13 сентября 1999 г. № 633 Министерство культуры Российской Федерации (министр В.К. Егоров) подтвердило правомерность включения Музеем Востока в состав государственной части Музейного фонда картин (учётные музейные №№ с 43923кп по 44204кп).

Подобная правовая конструкция по включению музейных предметов и коллекций в Государственную часть Музейного фонда не была предусмотрена законодательством, действовавшим на момент включения, и не предусмотрена сейчас действующим законодательством.

Акты музеев по включению музейных предметов и коллекций в Государственную часть МФ не могут быть признаны законными, поскольку такими полномочиями указанные юридические лица не наделены и не наделялись».

Таким образом, Министерство культуры уже ранее само признало, что постановка хранящихся временно картин на постоянный учёт в ГМВ, то есть огосударствление или национализация, были осуществлены в нарушение воли и завещания С.Н. Рериха, с нарушениями действующего законодательства, с превышениями полномочий теми лицами, кто это допустил. И это мнение самого же Министерства культуры, а не чьё-либо иное.

Обратим внимание, что ответ предыдущего заместителя министра культуры гораздо более грамотен в отношении юридической части, по сравнению с ответом нового заместителя.

3. О НАПРЯЖЁННОМ ТРУДЕ ГМВ ПО ПОПУЛЯРИЗАЦИИ НАСЛЕДИЯ

Мысловский: «В отличие от государственного музея, хранящего переданные ему картины Рерихов в запасниках, общественный музей Международного центра Рерихов с 1992 года проводит передвижные выставки завещанных ему картин – за это время проведено более 500 таких выставок».

Аристархов: «ГМВ ежегодно проводятся выставки с использованием картин Рерихов (см. приложение)».

По этому поводу Бусыгин своё мнение не высказывает, но, посмотрев то приложение, смотреть которое сам же господин Аристархов и рекомендует, обнаруживаем, что он говорит неправду. Например, в 2012 и в 2015 году не проводилось ничего, то есть никаких выставок не было, а между тем как Аристархов пишет, что выставки проводятся «ежегодно». То есть новый заместитель министра культуры пойман на собственной лжи и непрофессионализме. В 2016 году же было проведено всего два мероприятия. Причём одно из них под названием «Мультимедийная выставка “Николай Рерих. Держава Света”, Москва, ГМВ»; это вовсе и не выставка, где были бы выставлены настоящие «живые» картины, а просто показ мультимедийной презентации через компьютер, то есть совершенно непонятный с точки зрения настоящей культуры суррогат. Культурная ценность такой компьютерной презентации не подтверждена искусствоведами, а саму презентацию нельзя назвать выставкой, так как большинство фотографий картин и так имеется в Интернете, и каждый сам может и посмотреть их, и устроить подобную презентацию. Другое же мероприятие, заявленное как «Выставка одного экспоната. “Армагеддон”, Москва, ГМВ, 1 картина» в связи со скромным количеством выставленных картин (1 штука) ничего, кроме улыбки, вызвать не может, потому что тот же МЦР выставляет на своих выставках картины, естественно, не по одной картине, а куда как больше.

По итогу, само же Министерство культуры и признало, что с 2014 года фактически прекращены выставки настоящих «живых» картин.

4. О ФАКТЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ КАРТИН

Мысловский: «В 1989 г. коллекция была передана на временное хранение в “Государственный музей восточных культур” (ГМВ), однако, за время хранения в ГМВ из коллекции исчезло 6 картин».

Аристархов: «Доказательства “исчезновения 6 картин” из ГМВ Е.Н. Мысловским не представлены, факты хищения картин не подтверждены приговорами суда. В 2002 году Счётная палата Российской Федерации (с привлечением искусствоведов и реставраторов) провела детальную проверку наличия картин, их подлинности, условий хранения и состояния сохранности. Счётной палатой Российской Федерации сделан вывод, что передача картин в фонды Государственного музея Востока осуществлена в установленном порядке по поручению Минкультуры СССР в количестве 282 произведений. Недостачи картин не обнаружено. Несоответствий предъявленных картин учётным документам экспертами не выявлено».

Бусыгин: «19 марта 1990 г. С.Н. Рерихом было составлено нотариально заверенное завещание “Архив и наследство Рериха для Советского Фонда Рерихов в г. Москве”, которым всё имущество, перечисленное в Приложениях 1-6, после кончины художника передаётся наследнику в лице советского Фонда Рерихов. В п. 3 документа содержится специальная ссылка о передаче советскому Фонду Рерихов, в том числе и 288 картин, находящихся на попечении министерства культуры.

<...>

В отношении коллекции картин, находящихся на данный момент в Музее Востока, необходимо отметить следующее.

Коллекция, упомянутая в завещании С.Н. Рериха (288 картин), ввезена в СССР в 1978 году. Передана художником на временное хранение в ВХПО им. Е.В. Вучетича для организации выставок на территории страны.

С конца 70-х гг. картины из ВХПО в Музей Востока (для организации на его территории выставок) передавались и возвращались несколько раз.

К 1985 г. у Музея Востока оказалось на временном хранении 282 картины. Местонахождение 6 картин до сих пор не установлено.

В 1989 г. был издан приказ Министерства культуры СССР от 30 мая 1989 г. № 234 (заместитель министра культуры В.И. Казенин), которым было поручено передать на временное хранение картины (282 ед.) от ВХПО Музею Востока, оценить возможность дальнейшего экспонирования, разработать маршруты показа выставок в городах СССР».

Как мы видим, доказательства исчезновения шести картин представлены уже даже не Мысловским, а одним заместителем министра культуры другому. По мнению прежнего заместителя министра культуры, исчезновение шести картин произошло в период с 1978 по 1985 год. Произошло ли исчезновение именно в этот период или в период с 1985 по 1993 год? Мы не можем сейчас выяснить, когда это случилось, так как совершенно верно, что расследованием исчезновения никто в Министерстве культуры не занимался. Но сам факт налицо и признан самим же Министерством культуры – шесть картин пропали. При постановке на постоянный учёт в 1993 году в ГМВ, где они и так ранее хранились, но только на временном хранении их было уже меньше на шесть штук. Причём произошло это исчезновение именно в системе самого Министерства культуры потому, что, как и ВХПО (Всесоюзное Художественно-Производственное  Объединение) им. Е.В. Вучетича, так и Музей Востока (ГМВ), подведомственны именно Минкульту. Это всё, если исходить из данных, признанных самим Минкультом.

И опять мы вынуждены сделать вывод, что новый заместитель министра культуры гораздо хуже разбирается в вопросе, чем прежний, которому предыстория вопроса хорошо знакома. Новый же либо вообще её не знает, либо притворяется, что не знает, и тем самым вводит других людей в заблуждение.

Мы же в очередной раз выяснили, что и так известно в рериховском движении большинству – что картины действительно исчезли.

Одновременно, в связи с важностью вопроса об исчезновении картин, хотелось бы дополнительно коснуться и результатов независимого журналистского расследования, проведённого несколько лет назад заместителем главного редактора «Новой Газеты» Валерием Ширяевым, опубликованного в «Новой газете» за № 77 от 20 июля 2009 года под названием «Страшная сказка музея Востока» [6]. Оно напрочь опровергает заявления Аристархова и рисует зловещую картину расхищения ценностей и попыток фальсификации документов о количестве и составе коллекции. В связи с чем действия, предпринимаемые Министерством культуры по устранению беспокоящего фактора в лице МЦР, выглядят уже как попытки замести и спрятать следы в одном из возможных крупнейшем преступлений, если не века, то одного-двух десятилетий, и попытки по устранению одного из главных свидетелей обвинения.

Поступим так же, как и прежде – дадим слово вначале заместителю министра культуры Аристархову и ниже дадим результаты независимого журналистского расследования заместителя главного редактора «Новой газеты» Ширяева.

В отношении количества картин –

Аристархов: «В 2002 году Счётная палата Российской Федерации (с привлечением искусствоведов и реставраторов) провела детальную проверку наличия картин, их подлинности, условий хранения и состояния сохранности. Счётной палатой Российской Федерации сделан вывод, что передача картин в фонды Государственного музея Востока осуществлена в установленном порядке по поручению Минкультуры СССР в количестве 282 произведений. Недостачи картин не обнаружено».

Ширяев: «В одном из писем Минкульта прямо утверждается: “Государство никогда не получало от С.Н. Рериха и не хранило 288 картин. Этих произведений изначально было 282, и все они находятся в полной сохранности”. Но акт, хранящийся в редакции, свидетельствует, что в 1978 г. государство в лице Министерства культуры получило именно 296 картин.

<...>

Многие документы свидетельствуют: ввезённая в СССР коллекция была другой, более полной. Сохранились каталоги тех лет: картины выставлялись в Болгарии, несколько лет путешествовали по музеям СССР. Тогдашний состав коллекции отражён в актах приёмки-передачи собрания музеями страны. Тот факт, что на каком-то этапе часть бесценного наследия была утрачена, не подлежит сомнению. Но когда и как это произошло? Были ли картины разворованы в сумятице 90-х годов или раньше? Осели здесь, в частных коллекциях или вывезены из России контрабандой? Без сомнений, отвечать за произошедшее должно государство, на временном хранении которого картины находились. Оно же обязано провести расследование и установить судьбу утраченных картин для их возврата. Но под любыми предлогами многочисленные проверяющие отказываются просто сравнить коллекцию при её ввозе в СССР и сегодня. Её сравнивают только со списками, составленными самим же музеем Востока. Иначе придётся отвечать на многие неприятные вопросы. А сейчас они, похоже, волнуют только Международный центр Рерихов. Так что определение надлежащего собственника этой коллекции – вопрос заведомо очень неудобный для многих действующих лиц».

В отношении параметров и характеристик картин –

Аристархов: «Несоответствий предъявленных картин учётным документам экспертами не выявлено».

Ширяев: «Одним из требований МЦР в суде было проведение экспертизы коллекции на предмет её целостности и соответствия первичным документам. И это было очень опасно для музея Востока: коллекция лишь формально считалась целой. На деле же часть картин пропала, некоторые из них всплыли в зарубежных коллекциях. Другие оказались по многим параметрам отличными от тех, которые в 1978 году прибыли в страну.

<...>

Сравнивая нынешний состав коллекции с первоначальным составом прибывших в СССР картин, обнаруживаем, что в ГМВ находится по многим показателям значительно измененный её состав. Мной проведён анализ многих списков этой коллекции, начиная с документов её владельца и выставки в Болгарии, после которой она прибыла в СССР. Я исследовал акты приёма-передачи многих музеев, где выставлялась коллекция, и списки самого ГМВ. Результаты анализа поражают: в ГМВ многие картины не соответствуют первоначальному составу коллекции не только по размерам (расхождение достигает до 100 см), но и по технике исполнения и названиям. Результаты этого исследования были опубликованы в 2004 г.».

Как мы видим между заявлениями Аристархова и тем, что пишет заместитель главного редактора «Новой газеты» Ширяев, существует серьёзная разница, которая говорит в пользу того, в реальности списки картин и описание их параметров были сделаны в ГМВ значительно позднее их приезда на родину, для того, чтобы узаконить ту часть коллекции, которая на момент составления осталась. Но какова была коллекция вначале?

Ширяев: «Окончательная цена коллекции, находящейся в распоряжении музея Востока, не может быть установлена достоверно, поскольку точный её состав на сегодняшний момент неизвестен».

Кроме того, по результатам независимого журналистского расследования, картины, за исключением нескольких дней 1979 года, вообще не хранились в ВХПО им. Е.В. Вучетича (сейчас называется РосИЗО), но при этом всегда хранились в Музее Востока. Откуда в результате и произошла пропажа – признанная, как мы выяснили самим Министерством культуры в количестве шести штук, но предполагаемая по результатам журналистского расследования в значительно большем количестве, чем шесть штук.

Ширяев: «Сотрудница РосИЗО, работающая там уже 30 лет, сообщила нам, что очень хорошо помнит всю процедуру прихода картин Рерихов в 1979 году. Несколько дней они простояли в опечатанных ящиках. Затем прибыли сотрудники музея Востока и забрали их. После этого на территории РосИЗО картин больше не было никогда: по решению Святослава Николаевича все они были включены в передвижные выставки. Картины уезжали из музея Востока на передвижную выставку и потом возвращались обратно в музей. После этого музей Востока должен был вернуть их в ВХПО до следующей выставки (а промежутки случались немалые). Но он их не возвращал. Хотя по документам постоянно происходили процедуры выдачи картин из ВХПО музею Востока и приёмка их обратно. Скорее всего – документы о выдаче писались формально, без реального перемещения картин.

Мы пока не знаем, где картины реально находились и кто их считал. Это должны были быть сотрудники ВХПО. Но мы уже понимаем, что, по свидетельству сотрудников ВХПО, картин реально в хранилище и не было».

Обратим внимание и на то, что, по результатам журналистского расследования, часть пропавших картин была обнаружена за рубежом в составе частных коллекций. Приведём эти слова снова.

Ширяев: «На деле же часть картин пропала, некоторые из них всплыли в зарубежных коллекциях».

Нет, мы должны совершенно точно признать, что вопросы об исчезновении картин Международный Центр Рерихов (МЦР) ставит и правильно, и именно по адресу. То есть, заботясь о судьбе наследия, он, в отличие от новых веяний отдельных лиц в Министерстве культуры, превратно понимающих свои цели и задачи перед государством и всей русской культурой, которые желают эти вопросы утаить (несмотря на то, что само же Министерство культуры пропажу уже признало), задаёт их именно тем, у кого хранились картины, и куда именно ведут все дороги и нити. А иначе кому эти вопросы задавать вообще? А если, например, картины (даже частью) были вывезены за рубеж в частные коллекции, то и Министерство культуры и ГМВ должны ответить, на каком основании это было сделано. А как же иначе? Пока же ответа на это не прозвучало, а новый заместитель Министерства культуры делает вид, что он ничего не понимает.

5. О ВОЗМОЖНОМ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ЧАСТИ ИСЧЕЗНУВШИХ КАРТИН

Мысловский: «Так для чего же Министерство культуры, прикрываясь “интересами государства”, с маниакальным упорством добивается передачи в собственность государству, а фактически Государственному музею восточных культур, всего имущества, включая особняк Международного центра Рерихов? Что даёт ему переход права собственности? ... Ответ прост – для дальнейшего распоряжения ими, т.е. осуществления возможности их реализации. И вот тут-то напрашивается весьма возможная версия: отлежавшись в запасниках, картины могут быть просто потихоньку проданы на сторону. Ведь не случайно никто не хочет выяснять судьбу 6 картин, “исчезнувших” из этого музея».

Аристархов: «Е.Н. Мысловский приходит к выводу о намерении Минкультуры России и “Государственного музея восточных культур” “осуществить возможность реализации” имущества, в случае поступления их в “собственность государства”, при этом автор статьи не приводит доказательств в подтверждение своей аргументации. Эта информация не соответствует действительности».

Ну, почему же так сразу и не соответствует действительности? Мы не можем здесь привести мнение по этому поводу Бусыгина, потому что он этот вопрос не рассматривал, но мы можем снова привести мнение, основанное на результатах независимого журналистского расследования уже знакомого нам заместителя главного редактора «Новой газеты» Валерия Ширяева. В № 133 «Новой газеты» от 30 ноября 2009 года вышел его материал под названием «В Минкульте читают между строк» [7].

Ширяев: «Спустя длительное время после смерти Святослава Николаевича Рериха стало известно, что две картины из коллекции, ввезенные ещё в СССР в 1978 г., вдруг объявились в Индии – “Александр Невский” и “Дева снегов”. В частной коллекции. Мы пытались привлечь внимание Министерства культуры к этому вопиющему факту.

<...>

Газета назвала две из них – “Дева снегов” и “Александр Невский”. Может быть, редакция не располагает документальной базой, которой пользуются подчинённые Бусыгина. В таком случае достаточно просто предъявить документы, подтверждающие их письмо.

Без этого заявление замминистра, что «ГМВ также официально в печатном виде распространил разъясняющие сведения о том, что картины “Александр Невский” и “Дева снегов” ещё до поступления в музей были затребованы С.Н. Рерихом в Индию, после чего проданы им известному бангалорскому коллекционеру Х.К. Кеджривалу», остаётся ничем не подтверждёнными словами. Никакие “официальные разъяснения” не могут быть приняты, если нет ни одного документа, подтверждающего всего лишь версию Музея Востока, которую сотрудники Минкульта изложили как факт: не мог музей в СССР просто отдать две картины без оформления документов на снятие с учёта, пересечение границы и мотивированного решения на основании требования владельца и соответствующего решения Минкульта. Ничего этого нет.

<...>

Журналисты, частные лица и государственные чиновники, невзирая на различия во взглядах на судьбу коллекции, должны приложить силы и установить, при каких обстоятельствах “Александр Невский” и “Дева снегов” были вывезены, фактически украдены у России».

Таким образом, судьба по крайне мере двух пропавших картин прояснена. Они были вывезены с территории России при неизвестных обстоятельствах, позволяющих подозревать – и кражу, и продажу, и незаконный вывоз за рубеж. Тогда спрашивается, почему мы не можем допустить «возможность реализации», если утеря картин (не важно, находящихся на временном или постоянном учёте, главное, что вообще на учёте они должны были быть, и по иному не могло быть) произошла из подведомственных Минкульту учреждений, и Минкульт уже ранее сам же и признал это. И затем вдруг часть из пропавших картин неожиданно всплывает в частной коллекции за рубежом?

Кроме этого, следует вспомнить и о судьбе другой части наследия (оставшейся в результате сначала интриг, а потом бездействия Минкульта на квартире Ю.Н. Рериха после его смерти, вместо того, чтобы на законных основаниях быть переданной в распоряжение его брата, уж точно сохранившего бы коллекцию), которая тоже по вине Министерства культуры была утрачена, и, как указывают обстоятельства, просто-напросто распродана. И там было уже не шесть картин, а десятки. Более подробно о том, как распродавалась эта часть наследия, можно узнать из другого журналистского расследования того же заместителя главного редактора «Новой Газеты» Валерия Ширяева, напечатанного в № 56 «Новой газеты» от 4 августа 2008 года под названием «Некоторые обстоятельства вызывают у меня беспокойство...» [8].

Ширяев: «Через полчаса пришли два брата Мазура. (Иван Мазур – президент “РАО Роснефтегазстрой”. – Ред.). Они явно были не в первый раз. Вели себя по-хозяйски – прошлись, посмотрели. Один говорит: “Гималайское у нас уже есть, может быть, что-нибудь сюжетное продашь?”. Васильчик: “Сюжетное – другие деньги”, – и “Генисаретский лов” показывает. (Изображён Христос, читающий проповедь рыбакам. – Ред.).

“Вот, – говорит Васильчик, – Абрамович на свою яхту хотел за 5 миллионов взять. Я не дал”. Они: “Пять миллионов – это слишком”. Торговля между ними завязалась. И заперлись в другой комнате. Затем Мазуры сразу ушли. С пустыми руками.

Васильчик выходит довольный: “Выбрали, завтра отвезу им”. После он на югá собрался. Говорил, в Крым, здоровье надо поправить. В общем, видно, что сделка, скорее всего, состоялась.

Мы попробовали восстановить, сколько было картин изначально и сколько осталось. Уже тогда, в 2005-м, 40 картин на стенах недоставало. Сейчас, по свидетельствам тех, кто был в квартире в конце 2007 года, исчезли все большие полотна, даже “Гессер-Хан” и “Держательница Мира”.

Разговор с сотрудниками Музея Востока подтвердил эту информацию полностью».

Похоже, что распродажа всех частей наследия – и той, которая находилась в учреждениях Минкульта, и той, которая по вине Минкульта осталась на квартире Ю.Н. Рериха и попала в руки проходимцев, шла усиленными темпами. Между тем как Международный Центр Рерихов (МЦР), уничтожить который планирует Минкульт, свою коллекцию бережно сохранял, оберегал и пополнял.

У Министерства культуры есть, что возразить на это?

ПО ИТОГУ

Господин Аристархов требует, чтобы на официальном сайте Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека было выложено опровержение, в отношении материала Мысловского «Сатана там правит бал...» с заявлением о том, что там содержится недостоверная информация. Опровержение, входящее составной частью в письмо Аристархова, было выложено.

Теперь смотрим сам текст опровержения и опровергаем его по пунктам:

Аристархов: «У Международной общественной организации “Международный Центр Рерихов” отсутствует право на наследство, открывшееся после смерти Рериха С.Н., поскольку Международная общественная организация “Международный Центр Рерихов” не является наследником, указанным в завещании Рериха С.Н., не является правопреемником Советского Фонда Рерихов, в связи с чем не подлежит признанию к наследованию имущества после смерти Рериха С.Н.».

В реальности, само Министерство культуры уже давно признало обратное, что мы и рассмотрели выше.

Аристархов: «Силовой захват имущества, находящегося в распоряжении Международного Центра Рерихов, ни Минкультуры России, ни Государственным музеем Востока не планировался и не планируется».

В реальности, огосударствление и национализация со стороны подведомственных Министерству культуры организаций в нарушение действующего законодательства в отношении той части коллекции, которая должна была принадлежать МЦР, то есть «силовой захват имущества», уже давно признан самим же Минкультом. Это не говоря уже о попытках захвата оставшейся части наследия.

Аристархов: «Факты исчезновения из собрания Государственного музея Востока картин Рерихов не установлены правоохранительными и контрольными органами».

В реальности, как мы уже выяснили, факты исчезновения картин уже давным-давно признаны самим же Министерством культуры.

Аристархов: «У Минкультуры России и Государственного музея Востока (ГМВ) не имелось и не имеется намерений реализовывать имущество, находящееся в распоряжении Международного Центра Рерихов».

В реальности, следы части исчезнувших картин, за которые были ответственны учреждения Минкульта, ведут в частные коллекции за рубежом, а картин из квартиры Ю.Н. Рериха – к олигархам и покупателям на внутреннем рынке.

Аристархов: «ГМВ ежегодно проводит многоплановую работу по поляризации в Российской Федерации и за рубежом творчества Рерихов, в том числе путем проведения международных выставок, конференций и круглых столов».

В реальности, ценность «многоплановой работы», в последнее время направленной не на популяризацию наследия, а именно на «поляризацию» (по крайней мере, так в приведённом тексте) и попытки уничтожения более качественного, грамотного и знающего своё дело «конкурента» в лице МЦР, на которые сейчас уходят бюджетные средства в разных видах (оплата ли труда разного рода чиновников, которые могли бы заняться более полезными делами, проведение ли против МЦР специальных акций и мероприятий под видом конференций и круглых столов), не выявлена и является сомнительной. Выставки же не проводятся ежегодно, как было заявлено, а за два последних года, по данным самого же Аристархова, была проведена всего одна «выставка» настоящих картин, где была представлена только одна настоящая «живая» картина.

Таким образом, заявления господина Аристархова оказались опровергнуты по всем пунктам. Причём по большинству из них самим же Министерством культуры. Как считает автор статьи – такое незнание официального мнения собственной же организации ставит вопрос о профессиональной пригодности первого заместителя Министерства культуры. Либо же, если господин Аристархов будет настаивать на своём, то ставить вопрос о таких серьёзных изменениях в Министерстве культуры, когда за несколько лет оно резко снизило своей профессиональный, юридический и культурный уровень, и от серьёзного подхода и от защиты интересов культуры, а значит и государства, перешло к защите интересов сформировавшейся в Министерстве культуры узкой группы лиц, мнение которой они пытаются выдать за мнение государства, и тем самым обмануть и граждан России, и российскую общественность, и Президента Российской Федерации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[1] Мысловский Е.Н. Сатана там правит бал...

[2] Аристархов В.В. Письмо Советнику Президента Федотову М.А.

[3] Бусыгин А.Е. Ответ на обращение Пузикову А.П.

[4] Копии с ресурса адресата, сохранённые в системе archive.org (Архив интернета):

https://web.archive.org/web/20160620195829/http://zovnet.ru/doc/Min-kult-13-04-12-1.gif

https://web.archive.org/web/20160620195830/http://zovnet.ru/doc/Min-kult-13-04-12-2.gif

https://web.archive.org/web/20160620195830/http://zovnet.ru/doc/Min-kult-13-04-12-3.gif

https://web.archive.org/web/20160620195830/http://zovnet.ru/doc/Min-kult-13-04-12-4.gif

https://web.archive.org/web/20160620195830/http://zovnet.ru/doc/Min-kult-13-04-12-5.gif

[5] Бусыгин А.В.

[6] Ширяев В.Г. Страшная сказка музея Востока

[7] Ширяев В.Г. В Минкульте читают между строк

[8] Ширяев В.Г. «Некоторые обстоятельства вызывают у меня беспокойство...»


Источник: http://www.proza.ru/2016/07/15/1886



Возврат к списку

Архив: 2013, 2012, 2011, 2010, 2009, 2008, 2007