Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Публикации


Опубликовано: Творческое наследие семьи Рерих в диалоге культур: философские аспекты осмысления // Сб. науч. трудов. Мн.: Технопринт, 2005. С. 14–20.

Е.М. Бабосов. Рериховская концепция совечности культуры и человечности

Выдающийся русский художник, мыслитель, гуманист Николай Константинович Рерих выделяется самобытностью, сложностью и глубиной своего мировоззрения и жизненной позиции, своих философско-культурологических взглядов. Поэтому в современном рериховедении существуют и противоборствуют различные, нередко противоположные по своей сущности, взаимоисключающие суждения и оценки.

Для одних исследователей Н.К. Рерих – великий художник, выдающийся ученый, уникальный философ, общественный деятель мирового масштаба, сродни гигантам эпохи Возрождения. Для других – он выразитель эзотерических доктрин восточного мистицизма. Крайности в данном случае, как это часто бывает, сходятся в одном – в предвзятом, далеком от принципов аутентичной философско-культурологической реконструкции подлинных воззрений Н.К. Рериха, отраженных в текс­тах его публикаций, истолковании его творческого наследия в угоду тем или иным конъюнктурным соображениям или ситуативно значимым доктринам: социальным, религиозным, эстетическим и др.

В такой ситуации представляется существенно важным попытаться осмыслить с непредвзятых, научно выверенных позиций, в которых логическое нерасторжимо соединено с историческим, диахронный анализ – с синхронным, аналитическое исследование – с синтетическим процессом объективного оценивания, реально существующее, самим Н.К. Рерихом сотворенное и выстраданное философско-культурологическое постижение смысла и назначения культуры, ее человекотворческой сущности и роли в обществе. Только в таком методологическом ключе может быть осуществлена аутентичная философско-культурологическая реконструкция своеобразного понимания и интерпретации Н.К. Рерихом сущности, роли и значимости культуры в развитии человека и человечества.

В понимании Н.К. Рериха «Культура есть почитание Света. Культура есть любовь к человеку, сочетание жизни и красоты, синтез возвышенных и утонченных достижений, очаг просвещения и созидательной красоты» [1. С. 86]. Он был убежден, что взлелеянное человеком великое древо культуры «питается неограниченным познаванием, просвещенным трудом, неустанным творчеством и подвигом благородным» [1. С. 86].

Воспитанный в духе традиционных ценностей, составлявших духовный стержень великой русской культуры, воплощенный в творениях таких выдающихся мыслителей, как Ф.М. Достоевский, В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.В. Розанов и многие другие, Н.К. Рерих, двигаясь в русле философско-эстетических принципов, проводил строгое разграничение понятий «цивилизация» и «культура». Подобно О. Шпенг­леру и Н.А. Бер­дяеву, он активно восставал против широко распространенной точки зрения, согласно которой понятие цивилизации по своему объему и содержанию гораздо шире, чем понятие культуры, а потому вполне способно выражать в некоем лингвистическо-смысловом ракурсе оба указанных понятия. Цивилизация, по его убеждению, «обозначает нечто в пределах внешней общественности, но культура прежде всего имеет в виду духовные ценности» [1. С. 280]. По его мнению, «условные формы цивилизации вполне зависят даже от преходящей моды, Культура же, возникнув и утвердившись, уже неистребима» [1. С. 113]. Если случайная фраза или какое-то представление об окружающей реальности «может удовлетвориться и механической цивилизацией», то «просветленное сознание может дышать лишь в культуре». Именно культура, считал он, составляет то вечное и неразрушимое прибежище, «где дух человеческий находит пути <…> ко всему просветленному и прекрасному» [1. С. 113].

Поскольку цивилизация, по убеждению Н.К. Рериха, воплощается главным образом в материально-вещных формах, внешних по отношению к человеку и к его сущности, постольку «можно убить цивилизацию», и гибель ряда древних цивилизаций – Вавилонской, Египетской, Римской – подтверждает такой вывод. В противоположность этому «культура, как истинно духовная ценность, бессмертна» [1. С. 86].

С великим сожалением и тревогой говорил Н.К. Рерих о том, что в процессе исторического развития цивилизация, не облагороженная духовной мудростью и прозорливостью культуры, способна привести к звероподобному состоянию людей, к сообществу «цивилизованных дикарей». (Как тут не вспомнить газовые камеры, изобретенные и широко применявшиеся фашистскими извергами). Таким образом, Н.К. Рерих показывает, насколько «хрупки признаки цивилизации», если они не взращены, не вдохновлены, не упрочены доминированием «принципов культуры» [1. С. 114].

Выдающийся художник и мудрец был убежден, что сама цивилизация выросла на благодатной почве, взрыхленной умом и трудом человека, одухотворенного культурой. Более того, в его понимании главная и решающая функция культуры – человекотворческая – вытекает из ее высшего предназначения: созидать, творить человека, его духовный мир. Для него несомненно утверждение, согласно которому без культуры, без искусства «человечество не вышло бы из животного состояния» [1. С. 67]. Поэтому базовая философская парадигма в его концепции культуры состоит в утверждении неразрывности и совечности человека и культуры, культуры и человечности. Чем выше уровень культуры, чем активнее и масштабнее вплетены ее ценности в повседневную жизнь людей, в их смысложизненные установки, тем отчетливее реализуются в обществе принципы человечности.

Только культура в ее многоцветии, в ее многообразии способна предначертать спасительный путь, следуя по которому человечество может и должно избавиться от всех форм звероподобия, от своекорыстия, цинизма, бездушного потребительства, всяческих форм шовинизма и вандализма. В отличие от цивилизации, которая способна подавить и разрушить все самое ценное в человеке и обществе, «культура, по сущности своей, не знает разрушения, как такового. Она безудержно, беспрестанно создает, она постоянно покрывает новым, высшим куполом несовершенство вчерашнего дня» [1. С. 163].

В философско-эстетической трактовке Н.К. Рерихом созидательной сущности и роли культуры стержневой темой является постижение смысла и назначения искусства, его креативных возможностей в духовном освоении мира посредством живых картин реальной действительности и в художественном, эмоционально-чувственном развитии человека. В многочисленных эссе Н.К. Рериха, характеризующих искусство как специфическую форму образно-художественного постижения, воспроизведения и освоения мира, органично соединяются и взаимопереплетаются, усиливая друг друга, два основных подхода – эпистемологический и аксиологический. Используя первый из них, он выделяет и характеризует последовательный ряд субстанциальных категорий, раскрывающих сущностные особенности и свойства искусства, его качественные стороны. К ним относятся «духовность», «просвещенность», «гуманистичность», «высоконравственность», «символичность», «художественность», «прекрасное», «любовь», «созидательная красота», «действенность». Однако применение этих философско-эстетических категорий у Н.К. Рериха неизбежно переливается в аксиологическое воспроизведение и осмысление содержательно-образной сущности искусства, неразрывно связанной с определенным состоянием чувств человека и выступающей в качестве ценностного ориентира индивидуальных и коллективных действий людей и их сообществ. Н.К. Рерих отчетливо представлял, что ценностные ориентации воплощают в себе элементы внутренней структуры личности, сформированные активно-творческой деятельностью в сфере созидания и восприятия искусства, и в качестве таковых отграничивают значимые, существенные для человека явления, поступки от незначимых, что позволяет их интерпретировать в терминах идеала, нормы, долженствования, благородства, красоты. Он был убежден, что в качестве синтеза эпистемологического и аксиологического начал «искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство есть знамя грядущего синтеза. ­Ценности великого искусства победоносно проходят все бури земных потрясений. И когда утверждаем: Любовь, Красота и Действие, – мы знаем, что произносим формулу международного языка» [1. С. 161].

Следуя в своем творчестве в русле эстетически-художественного идеала, завещанного великим Ф.М. Достоевским, Н.К. Рерих неоднократно провозглашал: «Красота спасет мир» [1. С. 121]. Он подчеркивал, что «знак красоты откроет все “священные врата”. Под знаком красоты мы идем радостно. Красотою побеждаем. Красотою молимся. Красотою объединяемся. И, чуя путь истины, мы с улыбкой встречаем грядущее» [1. С. 161]. Эта философско-эстетическая экспликация восходит к знаменитой платоновской идее Прекрасного, высоко чтимой Н.К. Рерихом. «Во всех проявлениях искусства, – отмечал он, – мы должны руководствоваться только одним основанием – Прекрасным» [1. С. 44]. И здесь он решительно и твердо выступал против того, что получило в ХХ веке наименование «коммерческое искусство». Это отвратительное выражение, считал он, должно быть изъято. Но, чтобы такое изъятие осуществилось, следует удалить из повседневной жизни все то, что этим термином обозначается и выражается и что воплощается в неустанных нападках «черной пошлости» на подлинные культурные ценности. Для чего необходимо неустанно развивать высокохудожественное искусство и столь же неустанно вносить его в жизнь. Выполнить такое духовное предназначение – вот подлинный смысл творчества. Выдающийся художник и мыслитель подчеркивает: «Творчеству все можно. Оно ведет за собой человечество. Творчество есть прогресс. Творчество есть овладение новыми возможностями. Иначе говоря, в творчестве выражена красота. Великая свобода мысли явлена в истинном творчестве» [1. С. 121].

Однако сама красота интерпретируется Н.К. Рерихом в широком духовном контексте, в единстве и взаимообусловленности с мудростью, поскольку полное удовлетворение в движении к возвышению духовности, по его убеждению, может дать людям только «путь красоты и мудрости». В мире последовательно должно распространяться убеждение в том, что «красота и мудрость не роскошь, не привилегия, но радость, сужденная всему миру на всех ступенях достижений. ­Лучшие люди уже понимают, что не твердить только они должны о путях красоты и мудрости, но действительно вносить их в свою и общественную повседневную жизнь» [1. С. 87–88]. Поэтому и творчество трактовалось Н.К. Рерихом не только как творческая деятельность в сфере искусства, представляющего собой духовное постижение и освоение действительности, но и в более широком диапазоне – как искусность, мастерство, виртуозность, проявляемые в науке и технике. По его утверждению, «наука, в ее лучших открытиях, оказывается уже искусством. Такие поразительные научные синтезы навсегда запечатлеваются в человеческом мозгу как нечто покоряюще убедительное. Тогда наука уже не является условной синхронизацией фактов, но победительно устремляется в область новых познаний и ведет за собою человечество» [1. С. 118]. Он не раз подчеркивал, что искусство и знание являются важнейшими, органично взаимосвязанными сторонами культуры. Именно их единство, их неустанное развитие и взаимодействие, по убеждению художника, приводило к тому, что «эпохи расцвета, эпохи возрождения, эпохи благосостояния вытекали из благодатных источников Культуры» [1. С. 130].

Перу Н.К. Рериха принадлежат прекрасные культурологические портреты великих художников Брюллова, Куинджи, Гогена, Ван Гога. Но не менее блистательно характеризовал он подвиги на пути познания мира и человека, совершенные Платоном, Аристотелем, Сократом, Пифагором, Периклом, Джордано Бруно, Менделеевым, Мечниковым, Пироговым, Павловым. Их величие он усматривал не только в художественных и научных открытиях, но и в том, что они своим творчеством вселяют в людей веру в себя. В их творческих дерзаниях, по словам Н.К. Рериха, «заключена готовность к беспредельному познанию. В горниле такого постоянного обновления сознания очищается и сущность человеческая» [1. С. 247]. Выдающимся представителям науки и искусства, открывающим новые пути в сферах своей творческой деятельности, считал Н.К. Рерих, принадлежит особая созидательная энергия, превращающая «сдвиг» в понимании и изображении мира и человека в нем в настоящий «подвиг». «Ученый и художник, – пишет он, – знают значение слова вдохновение. Они знают, что есть прозрение, в котором открываются им новые утонченные формы и познаются доселе незамеченные <…> высокие энергии» [1. С. 247–248].

Конечно же, в процессе художественного и научного творчества проявляется и воплощается индивидуальное своеобразие каждого из первопроходцев на ниве служения истине и красоте. Поэтому художест­венные образы Толстого или Достоевского совсем не такие, как образы Шекспира или Гете, музыкальный мир, сотворенный Чайковским, существенно отличается от музыкального мира, созданного Вагнером, а изобразительная пластика Брюллова совершенно иная, чем своеобразие полотен Ван Гога или Гогена. Воздавая должное творчеству каждого из них, Н.К. Рерих вместе с тем подчеркивал, что «культура есть выражение всего народа» [1. С. 159]. Каждый народ в своей национальной культуре выражает свою душу, свое самобытное мировосприятие и свое специфическое самосознание. Только национальное своеобразие той или иной культуры открывает ей путь к вхождению в мировую культуру. Поэтому, считал Н.К. Рерих, «защита и возвышение ее [культуры] есть всенародная обязанность» [1. С. 159].

Неустанно напоминая о том, какие разрушения культуре несут «цивилизованные дикари», вандализм и войны, Н.К. Рерих незадолго до своей кончины (1947), в обращении к сторонникам мира признавал: «Знамя Мира, Знамя Культуры, победно развивается над сокровищами всенародными» [1. С. 160].

Знамя Мира – символ Международного Пакта охраны культурных ценностей, предложенного Н.К. Рерихом в 1929 году и подписанного в 1935 году странами американского континента (в том числе США). В 1954 году на основе рериховского Пакта была принята Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Тем самым идеи «Пакта Рериха» были введены в реальную юридическую практику мирового сообщества, сыграв выдающуюся роль в пропаганде и защите непреходящих ценностей культуры.

О большом вкладе Н.К. Рериха в развитие культуры неоднократно высказывались выдающиеся деятели науки, искусства, политические лидеры. Так, первый премьер-министр независимой Индии Джавахарлал Неру говорил: «Я поражаюсь размаху и богатству его деятельности и творческого гения. Великий художник, великий учитель и писатель, археолог и исследователь, он касался и освещал так много аспектов человеческих устремлений. Уже само количество картин изумительно – тысячи картин, и каждая из них – великое произведение искусства. Когда Вы смотрите на эти полотна, из которых многие отображают Гималаи, кажется, что Вы улавливаете дух этих великих гор, которые веками возвышались над равнинами Индии и были нашими стражами. Картины его напоминают нам многое из нашей истории, нашего мышления, нашего культурного и духовного наследия, многое не только о прошлом Индии, но и о чем-то постоянном и вечном…» [2. С. 32].

Великий индийский писатель, лауреат Нобелевской премии Рабиндранат Тагор, обращаясь к Н.К. Рериху, писал: «Ваши картины глубоко взволновали меня. Глядя на них, я понял одну простую вещь, которая как будто бы совершенно ясна, но которую, тем не менее, нужно вновь и вновь открывать для себя, а именно то, что Истина – беспредельна. Ваше искусство наделено чертами исключительной самобытности, ­потому что оно – великое искусство» [2. С. 33].

Прославленный физик, автор теории относительности Альберт Эйнштейн подчеркивал: «Я восхищаюсь искренне Вашим искусством и могу сказать без преувеличения, что никогда еще пейзажи не производили на меня столь глубокого впечатления, как эти картины» [2. С. 34].

Каждый волен разделить или не разделить эти оценки, но несомненно огромное значение художественного творчества и философско-эстетического наследия Н.К. Рериха в развитии мировой культуры, в культурном сотрудничестве народов мира, в формировании высоконравственного, культурно развитого человека современной эпохи.

Одна из примечательных и особенно значимых сторон многогранного творчества Н.К. Рериха заключается в активно осуществляемом им и его сподвижниками синтезе культур Востока и Запада. Воспитанный на благодатнейшей почве великой русской культуры, впитав в себя ценности и достижения культурных традиций народов Индии и других восточных стран, представив их в общем и нерасторжимом синтезе единой всемирной культуры, он подчеркивал: «Нитями сердечными объединены работники Культуры. Горы и океаны не препятствия для этих сердец возжженных <...> Так и сойдемся, так и соберемся и потрудимся во Благо, во Знание, в Красоту. И сделаем это неотложно, не упустивши ни дня, ни часа для строительства дорогого» [2. С. 682]. Этот призыв приобретает особенно большую значимость в наше время, когда в условиях углубляющейся и расширяющейся глобализации современного мира многим народам, в том числе и Беларуси, приходится сталкиваться с нарастающими стремлениями «вестернизировать культуру», главным образом под знаком ее американизации, принизить важнейшую роль национальных культур в духовном возвышении человека, в формировании высокоразвитой, социально активной личности, в своих повседневных делах руководствующейся не суррогатами культуры, а подлинными ценностями.


Литература

1. Рерих Н.К. О вечном. М., 1991.

2. Защитим имя и наследие Рерихов. М., 2001. Т. 1.

PAGES  Публикации

 

© 2001—2018 Международный Центр Рерихов