Международный Центр Рерихов - Международный Центр-Музей имени Н.К. Рериха

Международная общественная организация | Специальный консультативный статус при ЭКОСОС ООН
Ассоциированный член ДОИ ООН | Ассоциированный член Международной Организации Национальных Трастов
Коллективный член Международного совета музеев (ИКОМ) | Член Всеевропейской федерации по культурному наследию «ЕВРОПА НОСТРА»

Семья РериховЭволюционные действия РериховМузей имени Н.К. РерихаТворческие отделыМеждународные конференции
Культурно-просветительская работаЗащита имени и наследия РериховМЦР: общие сведенияСотрудничествоПомощь Музею

      рус  eng
версия для печати
СТРАНИЦЫ  Обзор конференции|Резолюция

В.Н. Миргородский,
кандидат философских наук

Слово о русском Космизме

Учение о связи человечества с Космосом прослеживается во многих дошедших до нас религиях и философских системах. Во все времена были мыслители, которые указывали на неразрывную связь между земным и космическим. Однако лишь с последней четверти XIX века, преимущественно в России, появляется целый ряд философов, ученых и деятелей искусства, поставивших своей целью дать именно учение о космическом назначении человека; в философских теориях, в живописных полотнах, в музыкальных формах вскрыть взаимосвязь человека и Космоса. Это явление получило наименование «космизм».

Хотя слово «космизм», как обозначение уникального явления в истории России, существует уже больше сорока лет, исследователи русского космизма до сих пор спорят, кто первый ввел этот термин в научный оборот. Оказавшись удивительно удачным, термин «космизм» точно зафиксировал явления, происходившие в пространстве культуры России рубежа XIX века: философы и ученые, композиторы и художники, писатели и поэты как бы «вдруг» начинали в своем творчестве устремляться за пределы Земли и, в то же время, искать и показывать влияние космических факторов на эволюцию человечества, разрабатывать космические корабли и закладывать научные основы полетов в ближний и дальний Космос.

Сейчас, когда космические полеты стали привычными для сознания человечества и космические аппараты активно изучают объекты Солнечной системы, сложно понять сознание обычного человека той, уже далекой от нас эпохи, когда русские космисты начинали свою деятельность. Не сильно упрощая, это сознание можно описать словами из книги «Аум» Учения Живой Этики: «…Ведь воздух синий и пустой. Земля твердая и неподвижная, а солнце исполняет обязанность фонаря. Спросите лавочника на углу – его соображение будет весьма не далеко от указанного…»1.

В наше время само явление русского космизма тщательно исследуется. Написаны сотни работ, посвященных как самому явлению русского космизма, так и отдельным представителям этого направления культуры. Современные исследователи традиционно выделяют два направления русского космизма – религиозно-философское и естественнонаучное. Но, так как деятели русского космизма создавали непохожие между собой учения, в последнее время сформировалась тенденция уделять больше внимание именно различиям в учениях русских космистов.

Однако, при всей разности их мировоззрений, был целый ряд идей, общих для всех деятелей русского космизма. И стоит еще раз внимательно присмотреться к тому, что присуще им всем, независимо от того, в какой сфере культуры протекало их творчество – в философии, в искусстве или науке. Попробуем внимательно посмотреть на основные положения русского космизма.

Его краеугольным положением нужно считать идею космического назначения человека. Для русских космистов человек, прежде всего, является космическим существом и ритмы, происходящие в Космосе, определяют всю жизнь человечества на земле. Согласно учению космистов, на Земле человек проходит лишь часть своей эволюции и эволюция земного человека вовсе не закончена. Настанет день, учили они, и человек достигнет такого уровня развития, что покинет Землю и устремится к Дальним Мирам. Более того, по учению космистов, и эволюция Космоса не закончена, а человек призван к участию в творческом процессе преображения Мироздания.

Космисты говорили именно о творческом преображении всего сущего в Космосе, и категория творчества для них так же является ключевой. О высоком значении космического творчества говорили русские философы – Вл.Соловьев, С.Булгаков, Н.Бердяев, П.Флоренский. Не иначе как «свободной теургией» называл искусство Вл.Соловьев. Художник (поэт, музыкант) в акте творчества достигает божественных сфер, и, сохраняя эти божественные энергии в слове, звуках и красках, доносит их на Землю и делает эти энергии доступными для обычных людей. О значении творчества говорили не только композиторы, художники и поэты, но и представители естественнонаучного направления космизма. Именно человечество, будь то человечество Земли, либо человечество других миров, самим своим назначением призвано к творческому преображению бесконечной Вселенной.

Вселенная, согласно учениям русского космизма, бесконечна и обитаема. Вопреки господствующему в то время узкому материализму, представители русского космизма учили о бесконечной одухотворенной Вселенной. Согласно, учению космистов, за пределами Земли существует бесконечное множество миров, населенных существами, многие из которых превосходят нас по уровню развития. К.Э.Циолковский: «Наш Млечный Путь содержит около миллиарда планетных систем, подобных нашей. <…> Они тоже освещены солнечными лучами, подвержены силе тяжести, близкие к своим солнцам имеют подходящую для жизни температуру, более крупные имеют атмосферы, моря и времена года. <…> Значит Млечный Путь кишит жизнью, как и наша крохотная Солнечная система»2. Интересно отметить, что идею обитаемой вселенной разделяло большинство деятелей Серебряного века, которых обычно не принято относить специально к космистам.

Идея единства всего существующего во Вселенной также – одна из основных в учении космистов. Бесконечная Вселенная, населенная бесконечным множеством миров представляет собой единый живой организм. Здесь хочется отметить яркий термин А.В.Сухово-Кобылина, который он использовал для понятия единого Космоса – «Всемир». Философ писал: «Всемир есть тотальность всех миров и всех сфер и мышления и бытия…»3.

В ряду идей, объединяющих космистов, важное место занимает идея общего блага. Мощное стремление к общему благу, благу для всего человечества, как земного, так и человечества других миров пронизывало все их творчество. И опять же в этом своем стремлении русские космисты радикально отличались от господствовавшей в их время, да и преобладающей сейчас в мире тенденции к изолированности. Примат нравственных идей так же является основой учений русских космистов. Даже в своих крайних выражениях как религиозно-философская, так и естественнонаучная ветвь русского космизма руководствовалась, прежде всего, нравственными идеями. Особо подчеркивалась идея ответственности человека перед Мирозданием. Пожалуй, лишь у Сухово-Кобылина доминируют идеи «естественного отбора» дарвинизма в его социально-демократической интерпретации. В то же время, этот элемент «беспощадного естественного отбора» у Сухово-Кобылина можно отчасти объяснить. Влияние идей Дарвина в общественной жизни и науке того времени в России трудно переоценить. Тогда многим казалось, что именно эти идеи являются последней универсальной истиной о Космосе и человеке. Деятели русского космизма были вынуждены как-то определять себя по отношению к дарвинизму. И, за немногим исключением, они выступали против распространения теории дарвинизма на все сферы бытия. Тон этой борьбе задал Владимир Соловьев.

Во многом благодаря Владимиру Соловьеву русское общество в лице образованных деятелей культуры смогло преодолеть увлечение марксизмом и перейти к вопросам духовной жизни. Не нужно забывать, что творчество деятелей русского космизма начиналось и проходило, практически, в условиях тотального доминирования в России идей самого грубого материализма и социал-дарвинизма. И если мы говорим о носителях светлой миссии, то, вместе с Даниилом Андреевым надо сказать и о существовании носителей темных миссий. Они, становясь влиятельными деятелями социал-демократического движения России, в своей публицистике буквально душили всякое упоминание о духовной стороне бытия. Со страниц так называемой «социал-демократической» печати потоки насмешек, клеветы и оскорблений водопадом лились на людей, которые осмеивались затрагивать вопросы высшей жизни или религиозные темы. И если им удалось буквально затравить целый ряд крупных мыслителей, то что-либо сделать с титанической личностью Вл.Соловьева они просто не могли и остановить влияние его идей оказались бессильны.

Специально нужно отметить самобытность, самостоятельность мышления деятелей русского космизма. Как правило, люди нашей эпохи не только не мыслят самостоятельно, но даже обычно вообще не мыслят. Этот факт отмечался не раз, начиная с самых древних времен. За мышление обыкновенно принимают автоматическую деятельность мозга, манипуляцию понятиями и представлениями. Напротив, деятели русского космизма мыслили самостоятельно. Самостоятельность их построений особенно видна в работах естественнонаучной ветви космизма. Конечно, можно увидеть в творчестве раннего Скрябина влияние Шопена, Листа и Вагнера; в творчестве раннего Владимира Соловьева влияние славянофилов или гностической традиции. Но что повлияло на живопись Чюрлёниса или идеи Циолковского? Таким образом, в случае русской философии и художественного творчества самостоятельность мышления русских космистов можно показать без особых сложностей. Однако, часто бывает так, что исследования нацелены не на поиск оригинального, самобытного элемента, а на поиск влияний.

Доминирующая в настоящее время методология историко-философских, историко-научных и даже искусствоведческих исследований своими истоками имеет схоластику европейского средневековья и предполагает, прежде всего, выявление влияний и отнесение к какой-либо традиции. Любой предмет средневекового исследования – явление природы или произведение искусства, человек или фантасмагорический сказочный средневековый персонаж – должен был быть тщательно классифицирован, пронумерован и обозначен. Такое «классифицирующее» исследование прямо вытекало из картины мироустройства средневекового человека, чей Космос был ясен, понятен и легко обозрим. Космос человека конца XIX века, а тем более, нашего времени – неизмеримо сложнее и таинственней. Времена изменились, а методология осталась. И практически до настоящего времени считается важным и «научным» отнести творчество человека к тому или иному течению, школе или традиции.

Исследователи ищут то, что повлияло или даже определило те или иные философские, научные построения ученых или творчество деятелей искусства. Эти влияния тщательно вычленяют, определяют их вес и значение, часто даже сводят того или иного мыслителя на влияния, да так, что самого мыслителя и не остается. Но, если в случае историко-философской ветви русского космизма еще находят возможность включения в традицию, то в случае естественнонаучной ветви деятелей космизма все иначе. Признают, что они работали самостоятельно. Другими словами, русским ученым-космистам не было нужды искать мысли в журнальных статьях, книгах и энциклопедиях. Они имели доступ к источнику Знаний непосредственно.

Фактически, на наших глазах приходит понимание недостаточности традиционной научной методологии, появляются новые подходы к научному исследованию универсума, рождается новая наука. Естественно, что новая наука так же включает в себя рождение новых подходов к историко-философским исследованиям. Например, к настоящему времени методология таких исследований пришла к необходимости при исследовании философского учения того или иного мыслителя учитывать факты личной биографии и интеллектуальный контекст. Считается, что внимательное изучение биографии мыслителя и интеллектуальных влияний, которые он мог испытать позволяет понять скрытые движущие пружины его теоретической работы.

Однако, разве восстановление интеллектуального контекста позволит понять жизненную задачу того или иного мыслителя? Разве восстановление интеллектуального контекста позволит нам понять теоретические построения Вл.Соловьева? Понять, зачем он, например, использовал основательно забытую к тому времени и осмеянную диалектику? Наоборот, такие люди как Вл.Соловьев сами формируют интеллектуальный контекст, формируют будущее. На мыслителя или ученого влияют не только интеллектуальный контекст и факты его личной биографии, которые, конечно, как-то влияют, но главное влияние на теоретические построения оказывают Высшие миры и взятая на себя в Высших мирах задача.

Важно сказать, что особенностью деятелей русского космизма было такое самобытное мышление, которое выводило человечество за пределы земного притяжения и охватывало весь Космос. И такое мышление справедливо должно быть названо космическим мышлением.

Следующее, на чем нужно остановиться – это «утопизм» идейных построений деятелей русского космизма. Космисты создавали учения, которые в то время, да и тем более сейчас, обыкновенно относят к утопическим. Например, учения Вл.Соловьева и А.Скрябина о преображении всего сущего. Сложно предположить, что они не видели ту громадную бездну, которая отделяла их учения от наличных условий того времени. Еще более нелепо считать их построения чем-то сродни отвлеченным грезам Манилова. Они не только видели это преображение, они своим творчеством приближали его.

Отдельно нужно сказать об универсализме деятелей русского космизма. Фактически, каждый из них был носителем синтеза. И, согласно учению космистов, новое космическое миропонимание должно быть синтезом науки, философии и религии. Причем, и наука должна измениться, должна появиться новая, одухотворенная наука, которая бы включала все стороны бытия человека и Космоса. И религия должна измениться. Традиционные религии больше не отвечают запросам духа и должны допустить свободное исследование вопросов духовной стороны Космоса. Искусство тоже должно измениться. Оно должно оставить призрачные грезы личных переживаний и устремиться к Высшему. И философия должна измениться. Она должна строиться на основаниях научных достижений человечества.

В заключении нужно сказать, что целый ряд крупных исследователей в настоящее время считает явление деятелей русского космизма достоянием историко-философских и историко-научных изысканий, ушедшим в прошлое явлением русской культуры, не получившим продолжение. Но это совсем не так. Русский космизм кульминировал в Живой Этике, в Учении, которое начинает активно осваиваться современным человечеством. Осваивается космическое мышление, о котором много говорится в Живой Этике. Развивается новая наука. Без всяких сомнений, творческие усилия космистов не ушли в прошлое.

Как пишет Елена Ивановна Рерих, именно через космическое миропонимание наступит духовное единение: «…Наука идет такими гигантскими шагами вперед, что скоро будет осознана и следующая ступень, именно, ступень сотрудничества с Космосом, и тогда космическое сознание перестанет пугать даже самых неученых, а станет явлением обычным, и никакой человек, осознавший свое место в Космосе, не сможет оставаться в своем скворечнике. Тогда наступит и духовное объединение»4.

Русский космизм многолик, и именно Живая Этика поможет нам правильно понять его.

Примечания

1. Живая Этика. Аум, п. 9.

2. Циолковский К.Э. Любовь к самому себе, или истинное себялюбие. М.: МИП “Память”, ИПЦ РАУ, 1992. С.11.

3. Сухово-Кобылин А.В. Учение Всемир: Инженерно-философские озарения. М.: С.Е.Т., 1995. С. 15.

4. Рерих Е.И. Письма Том IV (1936 г.). М.: Международный Центр Рерихов, 2002. С. 7.